Роман Масленников, Геннадий Штыкленников, Вера Револьвер | Ходячие мертвецы (The Walking Dead). Жгут!

– В чём разница между мужчиной и женщиной?
– Анекдот?
– Нет, серьёзно. Я никогда не встречал женщину, которая знает, как выключается свет. Они с рождения считают, что выключатель – это включатель. И слепнут в тот момент, когда выходят из комнаты. И моя работа, только потому, что у меня случился другой набор хромосом, пройти по дому и выключить лампочку, которую она включила.

– И тут Преподобный Шейн цитирует Евангелие от Мужика и говорит: «Дорогуша, возможно, если бы ты, как и любая другая пара сисек на планете, выяснила, что выключатель еще и включает свет, у нас бы не было проблем с глобальным потеплением».

– Как тебе Лори?
– Она супер. Она умеет выключать свет!

– Слышь! Как думаешь, их покажут по телеку в передаче типа "Безумные гонки полиции"?
– Я думаю, Леон, хорош отвлекаться! Лучше загони патрон в патронник и сними предохранитель.
– А прикольно было бы в телек попасть…

– Я спрашиваю – ты отвечаешь! Правила хорошего тона.

– Я думаю, что нам нужно, чтобы выжить, а она собирает фотоальбомы.

– Атланта тут недалеко: еда, люди, другие лошади…

– Ты окружен «ходячими» – это плохая новость.
– А хорошая есть?
– Нет.

– Зачем ты стал помогать мне, когда я сидел в танке?
– Теплится во мне дурацкая наивная надежда, что, если я окажусь в такой же жопе, мне тоже кто-нибудь поможет. Видимо, я еще больший идиот, чем ты.

– Мы пришли в город, чтобы набрать припасов. Знаешь, что нужно, чтобы их набрать? Выжить!

– Попробуй связаться с остальными!
– Центр беженцев?
– Да, конечно, центр беженцев. И в духовке нас ждут свежие бисквиты.

– Надо быть повежливее с теми, у кого ствол… Здравый смысл – не более того.

– Я тебе скажу, какой день еще не настал, мистер «йоу». Тот день, когда начнут слушаться нигеров.

– Давайте устроим совет племени и решим, кто тут главный! Я голосую за себя.

– А ты кто такой?!
– Офицер «Приду На Помощь».

– Как там сигнал?
– Как мозги у Диксона – почти нет.

– Кто-нибудь меня слышит? Приём. Хочется услышать чей-то голос, от своего меня уже тошнит!

– У меня от тебя башка разболелась.
– А ты вытащи свою башку из жопы – может, перестанет болеть…

– Попробуй мыслить позитивно.
– Снимешь с меня наручники – я буду таким позитивным, ты меня не узнаешь.

– Думай о чем-то другом – о щенках и котятах.
– Дохлых щенках и котятах.

– Что-то не нравится – давай, если ты мужик. Или жалуйся, как баба. Ты меня слышал, сука неслужившая.

– Слова бывают беспомощны. Иногда их не хватает.

– Опять слов не хватает…Жалкие слова…

– У тебя не сумка, а бездонная старушечья кошелка.

– Как так вышло, что батрачат здесь только женщины?
– Случился конец света. Тебе не передали?

– Хочу свою стиралку.
– Хочу свою кофемашину.
– Хочу компьютер и смски.
– Хочу свой вибратор. Что?
– Я тоже.

– Что?
– Ничего.
– Так не бывает. Всегда что-нибудь.

– Запомни – в лодке не плачут. Это пугает рыбу.

– Я круче засранца, чем мой брат, не встречал. Скорми ему молоток – он гвоздями будет срать.

– Сначала надо пушки достать. Я не собираюсь скакать по улицам, вооруженный лишь добрыми намерениями.

– А ты смелый, как два китайца.
– Я кореец.
– Все равно.

– Мерл…Что за погоняло уродское, я бы свою собаку так не назвал.

– Видимо, мир изменился…
– Нет, мир остался прежним. Выживают сильнейшие.

– И все, кто теперь здесь, слушают меня, уборщика. Почему?
– Ты дал им такую возможность.

– Признайся, ты вернулся в Атланту только ради шляпы.

– Оберточная бумага, ленты…Почему у тебя их нет?
– Если бы мне сообщили, что скоро апокалипсис, я бы запасся.

– Может, выйдешь ко всем?
– Да ну их к черту. Загорись они, я бы на них даже ссать не стал.

– Мне запомнилась фраза, которую сказал отец сыну, когда отдавал ему часы, которые передаются в их семье из поколения в поколение. Он сказан: «Дарю тебе сию гробницу всех надежд и устремлений. Что удовольтвует твои собственные нужды столь же мало, как нужды твоих деда и прадеда. Дарю не с тем, чтобы ты блюл время, а чтобы хоть иногда забывал о нем на миг-другой и не тратил весь свой пыл, тщась подчинить его себе».

– Мы не убиваем живых.
– Сказал человек, который приставил мне ствол к голове.

– Ты можешь сказать мне что-нибудь точно?
– Я тебя люблю. Но это всё.

– Дело не в том, что ты хочешь. Бог смеется над нами, пока мы строим планы.

– Предлагаю тебе отказаться от этой привычки.
– Добавлю ее в список привычек, от которых придется отказаться в любом случае.

– Если нужен спасательный трос, то лучше плыть к кораблю. А не в открытое море.

– Я надеюсь, ты не ошибался на счет этого места. Мне нужно, чтобы ты не ошибался.

– Это мое решение, а не твоя ошибка.

– Джим, ты же понимаешь, это не единственный вариант.
– Я понимаю. Все хорошо. И ветерок приятный.

– Если ты собираешься прийти в себя, то это нужно сделать сейчас же! Немедленно!

– Зачем вы приехали? Что вам надо?
– Шанс.
– В наши дни – это слишком много.

– А тут врачам всегда пушки выдают?

– А где остальные?
– Я за всех.

– Пей, коротышка, хочу посмотреть, насколько у тебя рожа покраснеет.

– То, что между нами было…Такое возможно, только если любишь.

– У тебя похмелье? Мама сказала, что будет.
– Мама права.
– Есть у мамы такая неприятная привычка.

– Что это за огни в мозгу?
– Это жизнь человека – опыт, память. Всё. Г де-то в этом мельтешении и отблесках света находится то, что делает нас уникальными. То, что делает нас людьми.

– Вы сами не знаете, что это такое.
– Микробы, паразиты, вирусы, грибки – что угодно.
– Или гнев Божий.

– Нам всегда кажется, что есть еще время. А потом оно кончается.

– Боли не будет…Конец всему – скорби, грусти, сожалениям…

– Эти двери могут выдержать попадание с гранатомета.
– А твоя голова – нет!

– Что во фразе «ничего больше нет» тебе не ясно?

– Разве не гуманнее будет обнять тех, кого вы любите, и ждать, пока придет время?

– У твоей жены не было выбора, а у тебя есть. И это то, что нужно нам. Выбор. Шанс. Мы будем пытаться, пока будет возможность.

– Я благодарен тебе за это.
– Уверен, ты еще пожалеешь.

– Понимаешь, нельзя появиться в чьей-то жизни, заставить человека заботиться о тебе, а потом просто уйти. Я остаюсь. Все решено.

– Если я решила, что мне незачем жить, то ты не смеешь меня останавливать.

– Я не маленькая девочка, не твоя жена и точно не твоя проблема.

– Если они ее не найдут, начнут судить да рядить. А мне необходимо подольше оттянуть возможные споры от ценности одной детской жизни.

– А чего ты ждал? Что у меня наступит прозрение? Жизненный катарсис?

– Это мой выбор, а ты его у меня отнял. И ты ждешь благодарности?

– Это шанс помочь другому – дверь открыта в обе стороны.

– Не знаю, что значит этот взгляд. Горечь? Презрение? Жалость? Любовь? А, может, равнодушие?

– Господи, дай какой-то символ или знак, что я поступаю верно. Ты не знаешь, как тяжело знать. Хотя…Ты знаешь.

– Разве нормально сердиться на мужа за то, что он на тебя не орет?

– Ты прав.
– Я всегда прав.

– Вы доктор?
– Да. Вет.
– Ветеран? Военный медик?
– Ветеринар.

– Где бы ты ни был, где бы ты ни бродил, будь здоров и счастлив и домой возвращайся.

– Может, этот мир не для детей?
– Но он живет в этом мире.
– Может, он не должен?

– «Укусили, жар пришел, мир коту под хвост пошел». Дурень, не догадался застрелиться.

– Не знаю, хочу ли я жить? Должна ли я жить? Это привычка.

– То есть тебя спас сифилис Мэрла?

– Ты можешь верить в Бога, но надо и самому справляться, что бы ни случилось.

– Ты не должна чувствовать себя виноватой, но я прошу тебя, не заставляй меня пожалеть.

– Ты простишь меня? Ты прощаешь?
– Пытаюсь.

– У меня нет слов.
– У меня тоже. А жаль…

– Вытаскивать живым?
– Условно.

– Не волнуйся, парень. Вытащим невредимым.
– И живым. Это тоже очень важно.

– Ты выключаешь страх, злобу, сочувствие. Все. Не думаешь – действуешь. Потому что на тебя рассчитывают.

– Отнять жизнь нелегко, какой бы ничтожной она не казалась.

– Когда проходишь через многое – чувства притупляются.

– Я не думал о сексе. Я запутался.
– А я не против.

– Ты прямолинеен.
– Я не могу подводить сына. Я отец. Но все время подвожу его.

– Некоторые отцы не заслуживают любви. У тебя такой проблемы нет.

– Неофициальная первая леди…

– Да, я видел чупакабру.
– Ты веришь в псов-вампиров?
– А ты в живых мертвецов?

– Ты стрелять умеешь?
– Только дайте ружье!
– Ага…И дьявол закажет пиццу.

– Осталось 11 презервативов.
– Для тебя презервативы, а для меня – прекрасные минуты.

– Я был художник. Обдаренный.
– Одаренный.
– Ну да.

– Может, обычная логика больше не имеет смысла? Выживание – это математика. Сколько топлива, еды, патронов. Мягкости места нет.

– Что с тобой? Ты прилег на сиесту?
– Неудачный день.
– Принести подушку? Сделать массаж?
– Катись!
– Нет, это ты уже докатился.
– Валяешься, как дырявая покрышка.

– Девочка потерялась.
– На малолеток запал?

– Я, как твоя чупакабра.
– Я ее видел.
– Конечно, и грибы тут ни при чем.

– Я бы на твоем месте сейчас облегчился, а то до вершины не дотерпишь.

– Попытайся не сделать хуже, чем сейчас.
– Я уже слишком стара для этого.

– Ты не знаешь, где моя лошадь?
– Которая меня сбросила? Пусть покинет страну.

– Нет ничего проще, чем отказывать людям в помощи.

– Как ты?
– Как выгляжу.

– Я не умею врать. Я даже в покер поэтому не играю.

– Я сбегаю в город. Что тебе нужно?
– Мне нужно, чтобы ты помалкивал.

– Ты била в десятку с 25-ти футов.
– Она не двигалась.
– А ходячий будет позировать?!

– Давай подброшу?
– Ноги сами донесут.

– Я живу воспоминаниями, памятью о прошлой жизни. И у меня есть, откуда их черпать. Я помню ту радость.

– Мы можем найти радость. И мы еще можем черпать силы друг у друга.

– Для умника ты слишком туп.

– Это твой выбор, но не стоит решать самой.

– Он мой лучший друг. Это мужик, которого я люблю, как брата.

– Представь, если я могу убить лучшего друга, то что я могу сделать с тем, кто мне не нравится.

– Можешь ругаться, можешь наорать, но не молчи.

– Хочешь быть такой, как он?
– Он не жертва.

– Дело в том, кто ты, и кем будешь дальше.

– Меня тошнит от тайн. Тайны убивают.

– Лучше ты будешь злой и живой, чем доброй и мертвой.

– Этот мир, каким он стал, он тебе подходит.

– Может, я долго и не протяну, но это ничего. Зато я знаю, что, когда мир покатился к чертям, он не потянул меня за собой.

– Все на меня надеялись, а я гонялся за призраком.

– Мистер моральный авторитет. Голос разума.

– Теперь нет смысла спорить – ничего не изменить.

– Все катится к черту.
– А я стараюсь помешать.

– Любви сейчас мало. Наслаждайся.

– Не вини себя за эту надежду.

– Это не чудо, а импровизация.

– Люди пытаются держаться. Мы им нужны, пусть хотя бы для того, чтобы вселить ту надежду, которая нас покинула. Дело не в том, во что мы сейчас верим. Дело в них. В остальных людях.

– Ты кто?
– Я уже никто.

– В этом мире у всех давно руки грязные.

– Что ты делаешь?
– Смотрю за тобой.
– Ну, ты душка.

– Выходит отец и спрашивает: «А что это вы тут делаете?»
– «Мы купаемся». В воскресных платьях, в соплях и грязи.

– Он еще долго будет без сознания.
– Пойду принесу ему цветы и конфеты.

– Ты опять пил.
– Это меня мало беспокоит.

– Ты всех отталкиваешь. Зачем? Ты им нужен.
– Я всегда буду выделяться. Как и ты.

– Нельзя быть добреньким и рассчитывать выжить.

– Это была не слабость – мне было трудно.

– Я могла бы сказать, что все будет хорошо. Но не могу. Мы должны сделать хорошо сейчас.

– Правильный выбор тот, который оставит нас в живых.

– Она должна выбрать жизнь. Она должна найти причины жить.

– Иногда нужно выйти за грань.

– Чтобы убить меня, гаечного ключа маловато.

– Группа меня поддерживает.
– Ты не позволил им протестовать.

– Ты же адвокат. Ты сражаешься словами и силой идей.

– Небеса – это вранье. И если ты в них веришь, то ты дура.

– Я потеряла дочь, но не потеряла рассудок.

– Страну построили эмигранты.

– Когда ты станешь отцом, ты поймешь, что никто не подходит твоей девочке. Но все-таки один засранец найдется.

– Мы убьем его за преступление, которого он может и не совершить? Тогда мы похороним закон и цивилизацию.

– План был верный, но выполнялся плохо.

– Ты не согласен, но так будет. Смирись с этим.

– Он не плохой парень, но сам себе враг.

– Не мог подождать, пока тебе помогут?
– Зачем ждать то, чего не будет.

– Мы можем только стараться выжить, оставаться на шаг впереди.

– Иди и не болтай!
– Я болтаю, когда нервничаю.

– Парень весит килограмм 55. Как он мог тебя подловить?
– Камень уравновешивает шансы. Не так ли?

– Мы пытались убить друг друга. Думаешь, можно это забыть и вместе пойти навстречу закату?

– Будь ты проклят, что заставил меня это сделать!

– Надо вернуться.
– Нам некуда возвращаться.

– Ты верующий. Имей веру!

– Я не говорю, что понимаю план Божий. Но Христос обещал воскрешение мертвых. Правда, я думал, что он имел в виду другое.

– Природа пустила нам крученый мяч, но закон жизни действует.

– Мы все прошли через ад, но зато нашли друг друга.

– Почему бы вам самим не пойти и не узнать? Пришлете открытку.

– А я, по-твоему, что делаю?
– Все, что в твоих силах.

– Хороший солдат не бросит свой пост.

– Вы кто такие? На спасателей не похожи.

– Сегодня вам повезло, парни. Штат Джорджия вас простил. Вы свободны.

– Нас запер охранник, дал ствол и сказал сидеть тихо и что скоро вернется.
– Ага. Это было 292 дня назад.

– Нет спасателей, правительства, больниц, полиции. Ничего нет.
– Че, внатуре? А как же моя мама?

– Еды у вас точно больше, чем выбора.

– Посмотри на меня внимательно. Я выгляжу нервной.
– Ты выглядишь отвратительно.
– Ты тоже.

– Жду не дождусь, когда у меня будет собственный толчок.

– Еда пришла.
– Что там у вас?
– Консервированная говядина, консервированная кукуруза, консервированные консервы.

– Я понимаю, что я хреновая жена. И на «Мать года» я тоже не тяну.

– Только не надо мне рассказывать, как человека грохнуть.

– Я никогда не молил о пощаде и сейчас не собираюсь. Так что поступай, как знаешь.

– Мы что, снова в школе? Тогда отбери у него деньги на обед.

– Двое против всего мира – неравные шансы.

– Каждое утро просыпаешься и думаешь: «Сегодня ли тот самый день?».

– За цивилизацию!

– Почему мы с тобой ничего не замутили?
– Ты назвал меня шлюхой и лесбиянкой.
– Да, я за словом в карман не лезу.

– Изменились декорации, но не наш способ мышления.

– В этом мире так легко ошибиться. Если тебе что-то кажется неправильным, не делай это. Если все слишком просто – не делай этого. Не дай этому миру испортить тебя.

– Люди умирают. Все. И к этому невозможно подготовиться.

– Люди следуют правилам. И неважно – так это или нет, они верят, что живы только благодаря этому.

– Он был не просто хорошим парнем, он был лучшим.

– Нельзя украсть то, что тебе и так принадлежит.

– Странно терять человека по его же воле.

– Это слишком круто. Она оставила нам трупограмму.

– Как ты говоришь, твоя фамилия?
– Гарджулио.
– Я буду называть тебя Нил.

– Моя собака была воплощением глупости – однажды проиграна бой с деревом.

– Я о многом рад был бы забыть – и не только о плохом.

– Нас будут искать. Это лишь вопрос времени.
– Я им тортик испеку с розовой глазурью. Им понравится.

– За что ты хочешь его убить?
– Он меня выбесил.

– Пока бегаешь от монстров, забываешь, что могут творить люди и что они всегда творили.

«And now for something completely digital…»

Вы прочитали ознакомительный фрагмент! Если книга Вас заинтересовала, вы можете купить полную версию книгу и продолжить увлекательное чтение.

Полный текст книги купить и скачать за 99.00 руб.