Глава 6 Зачем инструктора ЦК КПСС Яковлева послали в Америку?

Это агенты? Агенты влияния? Окститесь! Это – круче! Это – двусторонний канал.

Сергей Кургинян

Раз уж разговор зашел о советской партийной элите, то необходимо сказать, что не только у КГБ и ГРУ имелись тайные каналы связи с зарубежными элитными кругами. В КПСС тоже была группа, у которой имелись свои выходы за границу. Различие между партийными и спецслужбистскими каналами межэлитных коммуникаций заключалось в том, что если КГБ и ГРУ в то время ориентировались на Англию и Францию, то партийцы ориентировались на США.

В 1957 г. секретарем ЦК КПСС по международным делам был назначен О.В. Куусинен, бывший председатель ПВС Карело-Финской ССР. После присоединения 16-ой союзной республики к России О. Куусинен в течение года руководил Карельской автономией в составе РСФСР, а затем Н. Хрущев его повысил в должности. И не только затем, чтобы подсластить ему пилюлю от снижения статуса (от руководителя союзной республики – к руководителю какой-то области).

О. Куусинен был старым работником Коминтерна, и отвечал за связи с коммунистическими партиями зарубежных стран. О. Куусинен работал в Коминтерне в 1921—39 гг., а в 1920—38 гг. в аппарате Коминтерна вместе с Куусиненом работал Б. Рейнштейн. Т.о., через него у Куусинена могли быть связи с американскими банкирами. В пользу этой версии говорит тот факт, что и Куусинен, и Рейнштейн с 10 ноября 1924 г. были членами Американской комиссии Коминтерна. Учитывая, что после апреля 1956 г. Н. Хрущев стал проводить согласованную с США политику, О. Куусинен мог ему понадобиться для тайных переговоров с американцами в обход спецслужб.

Андропов в 1940—51 гг. работал с Куусиненом в Карелии, и не исключено, что его дальнейшая карьера была связана с тем, что Отто Вильгельмович замолвил за него слово. Будучи послом в Венгрии, Андропов занял позицию, совершенно противоположную позиции Серова – если председатель КГБ тянул время и ничего не делал для подавления восстания, то посол Андропов прямо требовал разогнать повстанцев силой (что соответствовало совместным интересам СССР и США). Т.о., Андропов в те годы придерживался американского вектора в политике. Возможно, О. Куусинен уже тогда посвятил его в кое-какие тайны своих американских связей, но сейчас это выяснить невозможно, остается только предполагать.

21 февраля 1957 г. был создан Отдел ЦК КПСС по связям с коммунистическими и рабочими партиями социалистических стран. Заведующим был назначен Ю. Андропов, а в июне 1957 г. секретарем ЦК КПСС по международным делам стал О. Куусинен, и Ю. Андропов снова оказался у него в подчинении.

Кроме того, заведующим Международным отделом ЦК КПСС по связям с коммунистическими партиями капиталистических стран был с 1955 г. Б.Н. Пономарев, который в 1936—43 гг. работал в Коминтерне, причем был помощником Генерального секретаря Исполкома Коминтерна Г. Димитрова.

В 1963 г. Б. Пономарев создал группу консультантов при Международном отделе, а 2 января 1964 г. точно такую же группу консультантов создал при своем отделе Ю. Андропов (с мая 1962 г. он, оставаясь завотделом, одновременно был секретарем ЦК КПСС). Среди консультантов Андропова были А. Бовин, будущий помощник Брежнева, и Г. Шахназаров, будущий помощник Горбачева.

17 мая 1964 г. О. Куусинен умер, и Ю. Андропов остался единственным секретарем ЦК по международным делам.

Можно считать уже точно установленным, что с 1964 г. к Ю. Андропову перешли партийные каналы связи с американцами.

В 1964—67 гг. руководителем группы консультантов Ю.Андропова в аппарате ЦК КПСС был ГА. Арбатов. До 1964 г., работая в журналах «Коммунист» и «Проблемы мира и социализма», а затем в ИМЭМО АН СССР, неофициально консультировал О. Куусинена, а затем Андропов взял его консультантом уже официально. Так вот, именно через Арбатова и осуществлялись контакты Андропова с американцами. Он рассказывает о разговоре с Ельциным, тот: «… отвечает: «У меня к вам тоже есть вопросы». Достает бумагу: «Строго секретно, в ЦК КПСС. Предложить тов. Арбатову использовать личные связи с Киссинджером для форсирования сроков встречи в верхах. Андропов». Смотрит на меня Ельцин и говорит: «Вот вы работали на КГБ, а теперь пытаетесь меня чему-то учить». Я говорю: «При чем тут КГБ, вы на год посмотрите, Андропов тогда еще в ЦК работал» [6.1].

А между тем Г. Киссинджер, личные связи с которым предлагал использовать Андропов, с 1943 г. по 1950 г. был сотрудником американской военной разведки, в 1955 г. он был консультантом СНБ США, в 1956—58 гг. работал в Фонде братьев Рокфеллеров, затем был советником Н. Рокфеллера, ставшего впоследствии вице-президентом США. В 1969 г. Г. Киссинджер стал помощником президента по национальной безопасности, а в 1973 – госсекретарем США.

Т.о., связи с Киссинджером означали связи и с американской разведкой, и с финансовой олигархией, и с высшей политической элитой Америки.

Но было бы абсолютно ошибочно думать, что тайные контакты с американцами ограничивались Куусиненом, Андроповым и Арбатовым. Для осуществления этих контактов готовились целые группы контактеров!

В январе 1958 г. было подписано советско-американское соглашение об академическом обмене, которое предусматривало обмен между СССР и США студентами и аспирантами, и их стажировку соответственно, в американских и советских вузах. С чисто научной точки зрения мероприятие действительно полезное – студенты и аспиранты получат новые знания, позаимствуют зарубежные научные достижения, тем самым ускорят развитие отечественной науки. Но это в теории. На практике вместо настоящих студентов и аспирантов из СССР в США отправили «стажироваться» группу сотрудников КГБ, ГРУ и аппарата ЦК КПСС.

В числе направленных в 1958 г. на стажировку в Колумбийский университет в Нью-Йорке был А.Н. Яковлев, инструктор Отдела науки, школ и культуры ЦК КПСС по РСФСР, обучающийся в аспирантуре АОН при ЦК КПСС (партийное учебное заведение, готовящее работников для центральных партийных учреждений, т.е. Яковлев готовился к более высокой должности).

Входил в эту группу и оперуполномоченный центрального аппарата ПГУ КГБ СССР О.Д. Калугин, ставший в 1973 г. начальником управления внешней контрразведки, а в 1980 г. – 1-й заместителем начальника УКГБ по г. Ленинграду и Ленинградской области.

Имен других направленных на стажировку мы не знаем (Ю.Н. Стожков и Г.П. Бехтерев, тоже мне бином Ньютона. – А.Ш.), но к настоящим студентам и аспирантам ни один из них не имел ни малейшего отношения. Процитируем книгу О. Калугина «Прощай, Лубянка!»: «Наконец нашу группу «студентов» из ПГУ вызвали в ЦК ВЛКСМ, где мы познакомились с остальными участниками советско-американской программы студенческого обмена. Были здесь гражданские лица, представители военной разведки и, конечно, партийного аппарата в лице аспиранта Академии общественных наук при ЦК КПСС Александра Яковлева. Принимал нас Сергей Романовский – холеный, самоуверенный комсомольский чиновник… Мы сидели в его просторном кабинете и слушали со скучающим видом его длинные сентенции о пользе международных контактов. Всем нам было известно, что мы первые советские студенты, выезжающие в Америку после войны. (…)

От Колумбийского университета к нам прикрепили Стива Видермана, который и вел в последующем четверку советских студентов, состоявшую из двух сотрудников КГБ, одного – ГРУ и одного от ЦК КПСС» [13].

Итак, ни одного настоящего студента среди отправленных на учебу в Америку нет – все они сотрудники КГБ, ГРУ, ЦК КПСС. И за организацию поездки отвечает ЦК ВЛКСМ. Но комсомол занимается чисто организационными вопросами. Комсомол над партийным аппаратом, КГБ и ГРУ не властен, дать задание на отбор для поездки сотрудников этих органов может только ЦК КПСС, при этом приказать силовым структурам могли только два человека: 1-й секретарь ЦК Н. Хрущев и 2-й секретарь М. Суслов. Из того, что в дальнейшем расскажем про Яковлева, станет ясно, что инициатива исходила от М. Суслова.

И обратите внимание – «мы первые советские студенты, выезжающие в Америку после войны». А это значит, что до войны точно такие же студенты тоже ездили на «стажировку» в США. Т.о., это была давно наработанная практика– с какой-то целью отправлять разведчиков и партийных чиновников в Америку под видом «студентов».

Сразу отбросим вариант, что их туда отправляли на самом деле учиться – для этого можно было бы направить настоящих студентов или научных работников, а не 35-летнего партийного чиновника Яковлева, например.

И вряд ли их отправили в Америку шпионить. Это в американских фильмах одни сплошные идиоты, а в американских спецслужбах работают умные люди, и они прекрасно видят, что это не студенты приехали, а, так сказать, «коллеги» из конкурирующей организации. Это доказывает следующая цитата из мемуаров Калугина: «Американские студенты нас не чурались. Иногда до двух-трех утра мы сидели с ними в пивном баре по соседству, горячо обсуждая волновавшие их вопросы. Некоторые молодые люди отличались навязчивостью, и мы относили их к агентам ФБР, приставленным к нам с целью изучения и наблюдения. О таких субъектах мы докладывали в представительство СССР при ООН своему куратору из резидентуры КГБ Федору Кудашкину Он представлял контрразведывательную линию и опекал нас главным образом в плане ограждения от возможных провокаций» [13].

Так что агенты ФБР прекрасно знали, что из себя представляют эти студенты, и пасли их «до двух-трех утра». Никакой шпионаж при постоянной слежке невозможен – все контакты будут сразу же зафиксированы. Но задача этих «студентов» – не шпионить. Опять цитата из Калугина: «Первые дни пребывания в Америке были заполнены встречами и знакомствами как официальными, так и частного порядка. На факультете журналистики меня представили декану, профессору Эдварду Баррету, во время 2мв возглавлявшему службу новостей (не совсем верный перевод. Каждый спец по национальной безопасности знает слово «intelligence». В англо-американской литературе используется термин «intelligence» только семантически равнозначный словам «информация», «новости», «сведения». Это первоначальное его значение было частично утрачено в связи с тем, что данным термином стали обозначать разведку в целом, с тем, чтобы скрыть истинное содержание ее деятельности. Поэтому «intelligence» часто употребляется как синонимы слов «разведка», «шпионаж», «тайные операции». Одно из лучших определений понятия «intelligence» содержится в докладе Конгрессу США «Комиссии Гувера», проводившей в середине 1950-х гг. расследование деятельности информационных органов правительства: «Intelligence» имеет отношение ко всему, что необходимо знать до принятия определенного курса действий» [6.2]. Трактуется это понятие также: «Разведывательная информация – есть осмысленные сведения, основанные на собранных, оцененных и истолкованных фактах, изложенных т.о., что ясно видно их значение для решения какой-либо конкретной задачи текущей политики» [6.3]. Т.е. речь идет о сводно-аналитическом отделе, чья функция, в худшем случае, перепроверять поступающую «информацию с колес» – А.Ш.) УСС, а позже работавшему помощником госсекретаря США по вопросам связи с общественностью. (…)

Но я приехал в Америку не как зевака и праздный турист. Я должен был обзаводиться полезными и перспективными связями» [13].

Итак, задача советских «студентов» из КГБ, ГРУ и ЦК КПСС – знакомства, встречи и связи. Причем встречи и связи весьма специфические. Обратите внимание: сотрудника КГБ Калугина определили учиться на факультет, который по странному стечению обстоятельств возглавляет бывший высокопоставленный сотрудник УСС.

В КГБ СССР существовало такое понятие: «действующий резерв» (ДР). Офицеры госбезопасности, занимавшие должности ДР, работали во многих министерствах, ведомствах и организациях. Пример: офицер ДР КГБ В.В. Путин в 1990 г. был направлен на работу в ЛГУ помощником ректора, оставаясь при этом в кадрах КГБ [4]. Офицеры ДР выполняли и официальные функции, т. е. работали на новой работе, и неофициальные – их основной задачей было осуществление деятельности в интересах КГБ. Нечто подобное было и в США. Г. Киссинджер, например, и после ухода из военной разведки, судя по некоторым воспоминаниям о нем, участвовал в мероприятиях, носивших явно разведывательный характер. Так что «бывших» не было ни у нас, ни у них.

Понять, зачем была необходима такая стажировка, можно из следующего отрывка из воспоминаний Калугина: «Мы тоже не были либералами, но проявляли гораздо большую гибкость в суждениях, не желая с ходу отталкивать собеседников своей кондовостью.

Несмотря на антикоммунизм, неприятие «иностранных» идеологий, американцы были чувствительны и открыты всему, что напоминало им об их буйной истории, войне за независимость, против рабства. В 1959 г., когда Фидель Кастро – молодой бунтарь, свергнувший диктатуру Батисты, выступал в Колумбийском университете, его встречали как национального героя. Я тоже стоял в толпе энтузиастов и чуть не плакал от счастья. Да, думал я, с американцами можно найти общий язык» [13].

Скажи сейчас кому-нибудь на Кубе, что Ф. Кастро в Америке встречали как национального героя – по морде дадут, но в реальности «кубинская революция», скорее всего, это нечто вроде нашей Октябрьской.

Главное здесь другое. Задача стажировки заключалась в том, чтобы убедить таких советских «студентов», как А. Яковлев, «с его личным негативным мнением об американском образе жизни», что «с американцами можно найти общий язык».

Иными словами, работников КГБ, ГРУ и ЦК КПСС направляли в Америку для того, чтобы проверить, насколько они подходят для неформальных контактов с американцами. Если подходят, если убеждаются, что «с американцами можно найти общий язык», тогда в дальнейшем будут осуществлять тайные контакты, будут неофициально и тайно встречаться с американцами, возможно, с теми же самыми, с которыми они общались во время стажировки.

Ведь одних только Куусинена и Арбатова для тайных советско-американских контактов не хватит, обсуждать надо множество вопросов, поэтому специально готовятся кадры будущих переговорщиков. И процесс этот шел постоянно и Колумбийским университетом не ограничивался. Если бы Яковлев и Калугин не попали на страницы газет в годы перестройки, то мы бы и о Колумбийском университете ничего не узнали.

После развала СССР многие отставные сотрудники КГБ писали статьи и целые книги, что Яковлев и Калугин были завербованы американцами во время стажировки и стали шпионами или агентами влияния. Это делается, скорее всего, для того, чтобы отвлечь внимание от самого главного вопроса: зачем сотрудников КГБ, ГРУ и ЦК КПСС отправляли в Америку знакомиться с «бывшими» сотрудниками ЦРУ?

А ведь ЦРУшниками дело не ограничивалось! С 1961 г. в Колумбийском университете работал сам Зб. Бжезинский, фактически главный идеолог Демократической партии США, оказывающий влияние на политику всех президентов-демократов вплоть до Обамы. И следующие партии советских «студентов» могли «учиться» уже под его руководством.

Кстати, и сам Калугин пишет, что уже после Колумбийского университета, в 1960-егг., работая в резидентуре в Нью-Йорке, организовывал советскому журналисту Ю. Жукову встречу со Зб. Бжезинским.

Ни секунды не сомневаюсь, что и у Яковлева, и у Калугина были «несанкционированные контакты» с американцами, о которых с возмущением пишут многие отставники из КГБ, только они были не примитивными «шпионами» и даже не «агентами влияния», а теми людьми, через которые осуществлялись тайные переговоры между советскими и американскими элитами.

Приведу довольно большой отрывок из статьи С. Кургиняна «Без оглядки на «потом»: «Потому чт.е. т.н. «каналы». Спутаете их с агентурой – подорвете, а не исправите ситуацию. Вопрос этот – почти не обсуждался. И потому поясню.

Приезжает высокопоставленный американец в СССР. Ездит по нашим элитным семьям (получившим на это, как вы понимаете, санкцию органов). Отбирает нашу элитную молодежь. В его списке – 10 человек. Список пересылается в посольство США. Их спецслужбы фильтруют список. Оставляют семерых. А дальше… Дальше список пересылается в КГБ и на Старую площадь. Снова фильтруется. Остается пятеро: «Это агенты? Агенты влияния? Окститесь! Это – круче! Это – двусторонний канал…»

Например, то, что сообщил покойный А. Яковлев о снятии Хрущева. О том, как М. Суслов за день до этого снятия поручил молодому А. Яковлеву написать антихрущевскую статью под будущий сброс главы государства. Понятно ведь, что такие поручения дают только наивернейшим сотрудникам!..

Яковлев – верный «сусловец»? А одновременно архитектор перестройки. Тогда Суслов – кто?..

Кто и зачем снимал Хрущева? Почему это так плотно наложилось на убийство Кеннеди? Какова реальная роль Освальда в этом убийстве и пакет советских акций в предприятии «супруга Освальда» (может быть, тут интереснее всего именно она, Марина)?» [6.4].

Официально для простого народа, да и для абсолютного большинства партийных чиновников и работников спецслужб, СССР и США считались врагами, и на официальных переговорах, через МИД и Госдепартамент, через советского и американского посла, по-настоящему серьезные вещи обсуждать было нельзя, чтобы не ввести в курс дела случайных людей и не вызвать огласки.

Ф. Визнер не подозревал об истинном характере советско-американских отношений, и в СССР об этом тоже знали единицы, поэтому по-настоящему серьезные контакты осуществлялись только тайно и через специально отобранных людей, в чью официальную компетенцию советско-американские переговоры не входили.

Между советскими и американскими элитами обсуждались самые разные вопросы, и версия Кургиняна о том, что убийство Кеннеди и снятие Хрущева как-то связаны между собой, заслуживает самого пристального внимания.

Кстати, до сих пор мало кто знает про М.А. Суслова, который был вторым человеком в партии при Хрущеве и Брежневе. Причем при Брежневе он был реальным руководителем страны, т.к. Леонид Ильич был большим любителем охоты, застолий, женщин, всяческих увеселений, а к конкретной работе относился прохладно и с удовольствием перепоручал ее М. Суслову.

Тот официально был секретарем ЦК КПСС по идеологии, а фактически руководил абсолютно всем, вплоть до черной металлургии. Нынешний президент Казахстана Н. Назарбаев в своей книге «Без правых и левых» вспоминает, как в 1973 г. его, секретаря парткома Карагандинского металлургического комбината, вызвали к Суслову по вопросам развития комбината, и Михаил Андреевич «стал задавать вопросы, причем интересоваться самыми мелкими подробностями, делал пометки в блокноте» [17].

Заседания секретариата – главного рабочего органа ЦК КПСС – проводил не Л. Брежнев, а М. Суслов. Как они проходили, вспоминает А. Яковлев: «Власть у него была несусветная. На политбюро ходили как на праздник. Там ничего не случалось: хихоньки и хахоньки, Брежнева заведут, и он давай про молодость и про охоту рассказывать. А на секретариатах Суслов обрывал любого, кто на миллиметр отклонялся в сторону от темы: «Вы по существу докладывайте, товарищ». Когда Суслов был в отъезде, за него секретариаты вел Андрей Павлович Кириленко. Так Суслов, возвращаясь, первым делом отменял скопом все решения, принятые без него. Он был очень самостоятельным в принятии решений на секретариате. Ни с кем не советуясь, объявлял: «Решать будем так!» Когда некоторые хитрецы говорили, что другое решение согласовано с Брежневым, отмахивался и отвечал: «Я договорюсь»« [27]; «Рассказывал о Суслове Александр Николаевич с затаенным восхищением. И несколько раз подчеркивал, что генерального секретаря Брежнева никто в ЦК не боялся. А Суслова боялись все.

(…) На секретариат ЦК единственный раз за время своего руководства партией пришел Брежнев. Суслов хотел уступить ему председательское место, но он сел по правую руку от Суслова» [6.5].

Именно Суслов был главным организатором переворота 1964 г. – смещения Хрущева, именно Суслов 13 октября на заседании Политбюро потребовал от Н. Хрущева уйти в отставку и даже сам написал за него заявление об уходе и дал расписаться, а на следующий день, 14-го, на Пленуме ЦК КПСС зачитал доклад об ошибках и «волюнтаризме» Н. Хрущева, а затем – заявление от имени Н. Хрущева с просьбой освободить его от занимаемых должностей, после чего члены ЦК проголосовали за уход Хрущева.

Следует учитывать, что отец М. Суслова – Андрей Андреевич – в 1904—16 гг. работал на нефтепромыслах в Баку и там попал под надзор полиции как подозреваемый в связях с революционерами. Забастовками на нефтепромыслах руководил Сталин, так что карьерный рост Суслова-младшего в годы правления Сталина был далеко не случайным – он происходил из семьи, лично знакомой Сталину. И по характеру Суслов тоже был подстать Иосифу Виссарионовичу – такой же аскет. Его одежда была настолько старой, что Брежнев как-то предложил членам Политбюро скинуться по десятке и купить Суслову новый плащ. Кроме того, Михаил Андреевич регулярно вызывал бухгалтера ЦК и сдавал ему под расписку свою практически нетронутую зарплату.

С 1947 г. М.А Суслов был секретарем ЦК ВКП(б) / КПСС, одновременно в 1946—49 и в 1953—54 гг. – завотдела внешней политики (внешних сношений), затем переименованным в Международный Отдел ЦК КПСС. Так что зарубежные партийные связи также находились в его компетенции.

Не исключено, что снятие Хрущева было согласовано с американцами, т.к. те поняли, что Никита Сергеевич пытается сделать развал СССР через выход союзных республик невозможным. Механизм самоликвидации Союза ни один советский лидер не решался тронуть, а Хрущев решился, за что и был убран.

А. Яковлев был доверенным лицом Суслова, работал инструктором, зав. сектором, 1-м замзав, и.о. завотделом пропаганды ЦК КПСС.

В 1973 г. Яковлева отправили послом в Канаду. По официальной версии его якобы «сослали» за то, что он написал статью «Против антиисторизма» в «Литературной газете», не понравившуюся Брежневу, но эта версия не выдерживает никакой критики. Во-первых, статья была опубликована еще осенью 1972 г., а в Канаду Яковлев уехал только в следующем году Во-вторых, как вспоминает Г. Арбатов: «Через несколько дней после этой статьи мы встретились с Яковлевым в кабинете Брежнева… Зашла речь о статье Яковлева. Брежнев ему говорит: «Ты, конечно, совершил ошибку. Но я знаю, что ты хотел только добра, поэтому ни о чем не думай, работай дальше». И обнял его» [6.1]. Так что скандальная статья – это камуфляж, дымовая завеса, призванная отвлечь внимание от истинных причин направления Яковлева в Канаду. А перед Арбатовым, который сам – один из переговорщиков с США, спектакль устраивать не надо, и можно честно сказать, что статья ни на что не повлияла, и если Яковлева затем отправят за границу, то это не ссылка.

Сами подумайте – не для того же Яковлева в Колумбийском университете стажировали, чтобы он потом в совковом агитпропе призывал «теснее сплотить ряды в борьбе за дело великого Ленина»! Сначала Суслов послал его в Америку, там к нему присмотрелись – для контактов подходит. Затем Суслов его к себе еще больше приблизил, присмотрелся попристальнее – свой, надежный человек, доверять можно. Показал его Брежневу. Тому Яковлев тоже понравился (Брежнев обнял Яковлева; хоть Леонид Ильич обниматься любил, но с людьми никак не ниже уровня главы государства или члена Политбюро, а тут какой-то и.о. завотделом – и ведь обнял, причем демонстративно, в присутствии человека, через которого были связи с Киссинджером).

Судя по всем признакам, Брежнев и Суслов решили сделать Яковлева главным неофициальным переговорщиком с американскими элитами, а для отвода глаз сказали написать статью поскандальнее, типа за нее в ссылку отправляем. Но вот Молотова, например, после истории с «антипартийной группой» отправили в наказание послом в Монголию. А Яковлева – не в Монголию и даже не в Болгарию, а в Канаду.

А ведь Канада граничит с США, и пограничный контроль между ними отсутствует (т.е. можно тайно встретиться с нужными людьми, которые приедут в Канаду из США вроде как по личным делам). Официальному послу в США такие вещи поручать нельзя – слишком много к нему приковано внимания. А переговоры тайные, и лишние свидетели ни к чему.

Кроме того, глава государства в Канаде – английская королева, так что можно и по английским неофициальным каналам договориться о чем-то в случае необходимости. Официальный посол в Англии для тайных контактов не годится, а вот если некий британский лорд поедет в Канаду, ну, например, типа как на охоту, и там встретится в лесу с советским послом, такую встречу в случае засветки можно выдать за чисто случайную – мало ли кто еще любитель охоты. Это пример возможной организации контактов, а все реальные подробности мы вряд ли когда-нибудь узнаем.

Но есть очень серьезный признак, что Яковлев наладил контакты и по английской линии. А. Яковлев стал почетным доктором Даремского и Экзетерского университетов в Великобритании.

Все «несанкционированные контакты» посла Яковлева в Канаде, которые фиксировали слишком бдительные КГБшники – это не шпионаж, это тайные переговоры по поручению лидеров государства с представителями американской элиты. И все «несанкционированные контакты» Калугина – тоже самое.

Яковлев был тайным переговорщиком такого уровня, что про его истинную роль долгое время не знал даже председатель КГБ Андропов. Когда Андропов, получая от сотрудников КГБ, не понимавших истинного предназначения Яковлева, информацию о его подозрительных контактах, докладывал Брежневу и Суслову, те сразу ставили его на место.

Приведем пример: «О том, что было дальше, мне (…) рассказывал Виктор Чебриков [в то время – зам. председателя КГБ]: «Я помню такой случай. Юрий Владимирович Андропов показал мне записку, с которой он был на докладе у Брежнева. О том, что Яковлев по всем признакам является агентом американской разведки. Леонид Ильич прочел и сказал: 'Член ЦРК [Центральной ревизионной комиссии КПСС] предателем быть не может'. Андропов при мне порвал эту записку»« [6.5].

А вот еще пример из интервью Яковлева: «Когда из Канады в мою бытность послом выдворили советских шпионов, Андропов вынес вопрос обо мне на Политбюро. Встал и начал говорить о том, что громкое выдворение произошло по моей вине, из-за моих слабых контактов с канадским руководством. И что нужно решать кадровый вопрос – отзывать меня. Вдруг Суслов говорит: «Тов. Яковлева не КГБ назначал послом в Канаде». Андропов посерел и сел. Брежнев усмехнулся и сказал: «Переходим к следующему вопросу» [27].

Но такие проколы случались у Андропова только поначалу, когда он думал, что все тайные каналы связи между советскими и американскими элитами проходят через него (Арбатов-Киссинджер и т.д.), а у Брежнева и Суслова своих личных каналов не существует. Кстати, Киссинджера из-за таких контактов тоже считали шпионом – советским; в Америке есть масса книг, в которых столь же яростно доказывают, что Киссинджер – советский шпион, как и у нас доказывают, что Яковлев – американский шпион. Просто не все понимают: «Это агенты? Агенты влияния? Окститесь! Это круче! Это двусторонний канал».

Так вот, когда Андропов наконец понял истинную роль Яковлева, он прекратил на него любые «наезды». А когда Андропов сам возглавил государство, то в мае 1983 г. он послал своего предполагаемого преемника М. Горбачева к Яковлеву в Канаду. На инструктаж.

Но к этому вопросу более подробно вернемся позже, а пока необходимо разобраться, как партийный чиновник Андропов оказался во главе КГБ, и зачем он собрал команду, устроившую после его смерти новую «перестройку» в СССР – вторую после той, которую начал проводить Берия.