Проблема омертвления человеческой души в произведениях русских писателей XIX столетия

Многие русские писатели болезненно переживали тот факт, что современная им действительность порождала “новых” людей, которые были очень далеки от представляемого ими идеала. В разное время Н. В. Гоголь, М. Е. Салтыков-Щедрин, А. П. Чехов высказали открытое обвинение жизни. В своих гениальных произведениях они с непревзойденной остротой разоблачали пагубное, развращающее влияние собственности на человеческий характер, показали неизбежность нравственного и физического разрушения личности человека, пренебрегающего законами морали.

Вершиной творчества Н. В. Гоголя является поэма “Мертвые души” — одно из выдающихся произведений мировой литературы, по определению Белинского, “творение, выхваченное из тайника народной жизни”. В поэме Гоголь снова обращается к одной из основных своих тем — к теме русского помещичества. Картина дикого, грубо-невежественного, тупо-бессмысленного помещичьего царства, картина глубокого разложения николаевской России нарисована Гоголем с изумительной жизненной правдой, с огромной полнотой и силой художественно-реалистического воплощения. Галерея характеров, созданная Гоголем, ярко демонстрирует постепенное и все более глубокое омертвение человека. От Манилова до Плюшкина перед нами раскрывается пугающая картина постепенного угасания всего человеческого в человеке. Не лучше и губернский город NN. который сам Гоголь назвал “нетрогающимся миром”. Но особое место среди персонажей произведения занимает Чичиков. В нем весьма своеобразно, однобоко, в своих отрицательных сторонах, в специфическом буржуазном авантюризме проявились новые тенденции развития русской жизни. Недаром этого нового героя русской действительности Н. В. Гоголь не только называет “хозяином”, “приобретателем”. Писатель заклеймил его именем “подлеца”, В Чичикове тонко обрисован новый характер хищника-приобретателя, развившего в себе способность хитро приспосабливаться к людям и обстоятельствам, научившегося подчинять моральные принципы материальным интересам. Гневно осуждая феодальное дворянство, Н. В. Гоголь в образе Чичикова обличал буржуазное хищничество. Именно он опошлил образ романтического разбойника, Наполеона, рыцаря, ибо он становится “рыцарем копейки”. Злом самым ужасным называет Гоголь людей такой типа.

“Мертвые души” были наиболее крупным произведением реализма первой половины XIX века, они оказали определяющее влияние на всю последующую русскую литературу и искусство, развивающиеся под знаменем реализма. Идеи Н. В. Гоголя развивает М. Е. Салтыков-Щедрин в своем романе “Господа Головлевы”, где показаны “мертвые души” на более поздней стадии их разложения. Разложение помещичьего класса М. Е. Салтыков-Щедрин представил в форме истории морального оподления и вымирания одной семьи. Распад связей в области семейно-родственных отношений, где даже от порочной личности естественно ожидать некоторое проявление человечности, сатирик избирает в качестве одного из самых убедительных свидетельств нравственного падения и исторической обреченности своих героев. Головлевщина — это саморазложение жизни, основанной на паразитизме, на угнетении человека человеком. От главы к главе рисует М. Е. Салтыков-Щедрин картины тирании, нравственных увечий, одичания, следующих одна за другой смертей, все большего погружения головлевщины в сумерки. И на последней странице: ночь, в доме ни малейшего шороха, на дворе мартовская мокрая метель, у дороги — закоченевший труп головлевского владыки Иудушки, “последнего представителя выморочного рода”. Порфирий Головлев, прозванный в семье еще с детства Иудушкой, — главный герой романа. Черты бессердечного стяжательства развились в Иудушке до предельного выражения. Его нравственное одеревенение было так велико, что он без малейшего содрогания обрекал на гибель поочередно каждого из своих сыновей — Владимира, Петра и внебрачного сына Володьку. В категории людей-хищников Иудушка представляет наиболее отвратительную разновидность, являясь хищником-лицемером. Его хищные вожделения всегда глубоко спрятаны, замаскированы сладеньким пустословием и выражением внешней преданности и почтительности к тем, кого он наметил в качестве своей очередной жертвы. Это полное олицетворение ничтожества держит в страхе окружающих, господствует над ними, побеждает их и несет им гибель.

Ничтожество приобретает значение страшной, гнетущей силы, и происходит это потому, что оно опирается на крепостническую мораль, на закон и религию. Попирание Иудушкой всех норм человечности несло ему возмездие, неизбежно вело ко все большему разрушению личности. В своей деградации он прошел три стадии нравственного распада: запой празднословия, запой праздномыслия и пьяный запой, завершивший позорное существование “кровопивца”. Образ Иудушки Головлева — символ социального и морального распада дворянства. Новелла А. П. Чехова “Ионыч” продолжает и углубляет тему внутреннего перерождения, опошления интеллигента в обывательской среде, засасывающей, губящей человека. Чехов доказывает, что умный, образованный человек может опошлиться, нравственно угаснуть не только если в его жизни нет дела, труда, цели, но и в том случае, если этот труд, дело направлены к достижению низменной цели — личного обогащения. Чехов показывает, как атмосфера русской жизни заглушает все нравственно-хорошее и здоровое в человеке. Беда и одновременно вина Старцева, будущего Ионыча, заключалась в том, что он перестал внутренне сопротивляться, оказался слишком восприимчивым и податливым к окружающей пошлости. Вместе с оскудением души Старцева исчезают всякие связи с красотой, музыкой, природой. Любимым его занятием становится пересчитывание денег по вечерам. Он равнодушен ко всем окружающим и к самому себе. В конце новеллы перед нами настоящий стяжатель, которого “жадность одолела”. Перед нами врач, утративший свое главное качество — человеколюбие. В конечном счете жизнь оборачивается беспощадной стороной и для самого Ионыча. Да, он богат, у него “есть имение и два дома в городе”, но он одинок, “живется ему скучно, ничего его не интересует”. И самое главное — он теряет память о прошлом, забывает свою любовь, которая “была его единственной радостью и, вероятно, последней”. Ионыч отрекся от своей культурности, интеллигентности, от своего дела и своей любви. Перед нами беспощадно суровый рассказ о человеке, который перестал сопротивляться окружающей среде и перестал быть человеком.

Так лучшими писателями критического реализма, чье творчество стало классикой русской литературы, остро и беспощадно разоблачались не только “мертвые души” героев, но и то общество, которое порождает Чичиковых, иудушек, ионычей.