Тема героизма в русской литературе

Изображение подвига человека на войне является традиционным еще со времен “Слова о полку Игореве” и “Задонщины”. Личный героизм солдата и офицера в романе Л. Толстого “Война и мир” порождает “скрытое тепло патриотизма”, ломавшее “хребет врагу”. Но в русской литературе XX века подвиг человека на войне изображается не только через борьбу с врагом и победу над ним, но и через борьбу каждого человека на войне с самим собой в ситуации нравственного выбора и победу над самим собой.

Начавшаяся Великая Отечественная война для советских людей стала и “народной войной”. На протяжении всей истории России любые посягательства на российскую независимость и целостность вызывали общенародный протест и стойкое сопротивление. И в этой войне весь советский народ, редкими исключениями, поднялся на войну с врагом, олицетворением которого был германский фашизм.

Среди прошедших войну было много будущих поэтов и писателей: Ю. Бондарев, В. Быков, К. Воробьев, Б. Васильев, В. Астафьев, Д. Самойлов, С. Орлов, С. Гудзенко, Б. Окуджава. В основном их произведения были напечатаны уже после смерти Сталина, а многие пробы пера получали резкую критику за то, что они показали не столько мощь государства и оружия, сколько страдания и величие человека, брошенного в пекло войны.

Одним из запомнившихся мне произведений о войне стала повесть В. Некрасова “В окопах Сталинграда”. В ней подвиг многих людей показан не традиционно, не так, как это привыкли подавать читателям авторы многочисленных книг о войне. В этой книге подвиг показан как повседневная жизнь простых солдат.

В повести “В окопах Сталинграда” В. Некрасов открыл правду окопа — жизнь рядового войны — пехотинца. В этом произведении автор не изображает героических подвигов в сражениях, а считает, что именно в окопах решается исход битв. К нашему стыду, за это произведение В. Некрасова исключили из Союза писателей, а в 1974 году выслали из страны. Эта книга начала целое направление в литературе о войне. В. Некрасов рассказал о мужественных людях, которые героически преодолевали ежедневные тяготы войны. Каждый герой и все вместе отвоевывали у войны свою жизнь — на день, месяц, год.

Главный герой повести — Ю. Керженцев. В одном эпизоде он рассматривает две фотографии своего друга Игоря, сравнивает их. На довоенной фотографии Игорь изображен веселым, хорошо одетым, а на фотографии времен войны — изможденным и осунувшимся. Впечатление, что на фотографиях разные люди. И не случайно в начале повести прозвучат слова: “Жизнь солдатская, будь она проклята!” Боль за страшные потери и мучения звучит в словах повести: “...полка нет, и взвода, и Ширяева, а есть только насквозь пропотевшая гимнастерка и немцы в самой глубине России”. В. Некрасов так изображает быт войны, что кажется невероятным человеку пережить такое. Героически переносят солдаты сражения, дороги, недолгое обживание новых мест.

На войне каждый день одно и то же, а это целая история юлдатской жизни. “Тогда-то минировали и всех накрыло, а 'гда-то сутки в овраге отлеживались, в трех местах пилотку рострелили”.

У В. Некрасова человек на войне изображается на грани :ежду жизнью и смертью. Еще одна правда этой страшной 'йны: секунду назад — жизнь, а сейчас — уже нет.

Главного героя поражает: “Товарищей хоронят над Вол гой — просто как-то, здесь был вчера, а сегодня — нет, а завтра, может быть, и тебя не будет. И так же глухо будет падать земля на гроб, а может, и гроба не будет, а занесет тебя снегом, и будешь лежать до конца войны”. От такой простоты становится страшно.

“Дымящийся окурок на губе трупа •— это было страшнее всего: страшнее разрушенных городов, оторванных рук и ног, распоротого живота или повешенного ребенка. Секунду назад была жизнь, а сейчас человек уже мертв”. Убитый солдат с дымящимся окурком на губе — это символ полного разрушения грани между жизнью и смертью.

Нам, читателям, страшно от будничности, в которой потерялась даже смерть. “Завтра проснутся люди и увидят, кого нет; люди пойдут молча, смотря под ноги и не оглядываясь”.

Нам и места в землянке хватало вполне,

Нам и время текло для обоих...

Все теперь одному, только кажется мне,

Это я не вернулся из боя.

В. Высоцкий

В. Некрасов показал войну изнутри, глазами солдата. А это значит, что она представлена правдой, настоящей и страшной правдой. В этой войне каждый солдат совершал не только подвиг, но и пережил позор отступления, не только четкое проведение военных операций и победы были в ней.

Каждый мечтал о покое, об уютном домике, где можно было бы находиться в кругу семьи и слушать музыку, а не гром далеких канонад. Такие же надежды и мечты были у Ю. Керженцева, но когда он вернулся домой, то воспоминания о войне не давали ему покоя. “На душе был какой-то осадок, и, хотя он не дезертир и не трус, было такое ощущение, что он и то и другое”.

О таком состоянии солдат, вернувшихся с войны, я знаю от своего деда. В моей семье воевали дед и прадед.

Дед пошел на войну семнадцатилетним парнем, без разрешения уйдя из дома и присоединившись к псковским партизанам. Позже он воевал в армии, закончив войну в Кенигсберге.

Прадед воевал в артиллерийских войсках и был водителем ракетной установки “Катюша”.

Оба они имеют ордена и медали.

Дед был ранен, а из деревни, откуда ушел на войну прадед, только в его семье вернулись домой все мужчины. В других семьях недосчитались где по одному, где по два человека, но все вернувшиеся долгие годы были душевно подавлены. Дед всегда неохотно рассказывал о пережитом на войне.

В мою память врезались глаза героя кинофильма Л. Шепитько “Восхождение”, снятого по повести В. Быкова “Сотников”. Сотников стоит уже под петлей виселицы, через минуту жизнь его закончится. Он смотрит на Рыбака, который, думая спасти свою жизнь, “временно” пошел в услужение к немцам. В глазах Сотникова нет страха, в них презрение к предателю и выражение уверенности в том, что принять смерть, не запятнав чести, достойнее, чем принять дар жизни из рук врага. Это является главной идеей повести В. Быкова “Сотников”. Подобный нравственный выбор совершали и другие герои, превозмогая физические и нравственные мучения, как А. Соколов, тоже попавший в плен. В рассказе М. Шолохова “Судьба человека” многое кажется нереальным, но обострение сюжетных ходов только подчеркивает героизм натуры А. Соколова: три стакана водки у фашистов на глазах выпивает изможденный человек, заставляя себя устоять на ногах, бежит с каменоломни, под обстрелом пробивается через линию фронта.

В. Теркин в поэме А. Твардовского дважды переплывает реку с ледяной водой, остается жив, потому что его нравственный выбор как солдата был однозначен, иного способа закрепить военный успех он не видел.

Когда сегодня мы пытаемся осмыслить подвиг людей в этой войне, то видим, что он заключается в силе русского народа, а самое главное — в мужестве и вере в Победу.

Надо помнить не только героизм наших людей, но и миллионы погибших от пуль, голода, непосильного труда, в плену. В известной песне о войне на слова поэта-фронтовика Б. Окуджавы поется: “...нынче нам нужна одна победа, одна на всех, мы за ценой не постоим”. В. Некрасов был одним из тех людей, кто готов был заплатить любую цену за Победу, и тем выше надо ценить героизм русского солдата.

Победив Германию, мы в глазах всего мира победили фашизм. Из трагического опыта XX века видно, что фашизм всегда появляется в периоды политической и экономической нестабильности в государстве. К сожалению, это сейчас наблюдается в России. Национал-социалистические, либерально-демократические движения объединяются под знаком свастики. И я ощущаю то же, что и герой стихотворения В. Высоцкого:

Здесь, на трассе прямой,

мне, не знавшему пуль, показалось,

что и я где-то здесь

довоевывал невдалеке.

Потому для меня

и шоссе, словно штык, заостряясь,

и лохмотья свастик

болтались на этом штыке.

Русский фашизм легко и безболезненно распространяется по России, потому что православная страна наша всегда терпимо относилась к исповедующим другую веру, придерживающимся другой идеологии. Но я верю, что русским фашистам не удастся достичь своей цели в установлении новой диктату ры. Здесь уже моему поколению надо приложить все усилия, чтобы не допустить возрождения фашизма, прихода его к власти. Это ведь тоже своего рода война. В. Высоцкий прав в том, что “зло называется злом даже там, в светлом будущем нашем”, и “добро остается добром в прошлом, будущем и настоящем”.

В год пятидесятилетия Победы мы еще раз склоняемся перед всеми защитниками Родины и перед писателями, которые правдиво изобразили все ужасы войны, ибо их вклад в Победу именно в этом. Они вступили в неравную борьбу с ложью, показухой, жестокой и несправедливой критикой и все же победили.

Победа народа в той страшной войне — это победа каждого простого солдата, подвиг которого уже в том, что он был в этой войне. Заслуга русских писателей, развивавших традиционную для нашей литературы тему войны, именно в том, что они показали, как единичность подвига рождала массовый героизм.