Барбе Д'Оревильи Жюль Амеде. Биография

Дата рождения: 2 ноября 1808 года. Дата смерти: 23 апреля 1898 года.

Жюль Амеде БАРБЕ Д’ОРЕВИЛЬИ (фр. Jules Amedee Barbey d'Aurevilly, 2 ноября 1808, Сен-Совёр-ле-Виконт, деп. Манш — 23 апреля 1889, Париж) — французский писатель и публицист.

Родился и вырос в Нормандии. По линии отца принадлежал к крестьянскому роду, в 1765 купившему себе дворянство, по материнской линии — к старой нормандской аристократии. Учился праву. В 1827 познакомился в парижском лицее c Морисом де Гереном, дружеские отношения с которым поддерживал потом до смерти последнего, опубликовал сочинения его сестры Эжени де Герен.

С 1833 окончательно обосновался в Париже, вел жизнь денди, злоупотреблял алкоголем и наркотиками. В 1846 пережил религиозный кризис, возвратился к католицизму, ценностям рода и земли. Сотрудничал в ежедневной газете «Конститюсьоннель», публиковал политические фельетоны, выражал монархические взгляды, посвятил большое эссе Жозефу де Местру. Параллельно вел модную хронику, вообще много писал о моде. В 1857 Барбе д’Оревильи активно поддержал Бодлера, когда тому грозил суд по обвинению в оскорблении общественной нравственности; в 1874, после выхода в свет сборник новелл «Те, что от дьявола», такой же процесс угрожал ему самому. При осаде Парижа в ходе франко-прусской войны записался в Национальную гвардию. Последние годы жизни провел в уединении, в узком кругу близких ему людей (Леон Блуа, Поль Бурже, Гюисманс, Рашильд).

Автор «Околдованной» (L’Ensorcelee, 1855), «Кавалера де-Туш» (Le Chevalier des Touches, 1864), «Женатого священника» (Un pretre marie, 1865),«Дьявольских ликов» (Les Diaboliques, 1874), «Истории без названия» (Une Histoire sans nom, 1882) и «Дендизма» (Du Dandysme et de G. Brummel) жил в эпоху, когда буржуазная культура торжествовала. Осколок родовитой аристократии, помнивший героические предания своего рода, он был заброшен в эпоху индустриализма. В этом трагическом противоречии — весь смысл творчества Б. Талантливейший художник на протяжении всего своего творческого пути жил в социальной атмосфере, к-рая казалась ему отравленной. Большой мастер осужден был на печальную роль эпигона. Он так страстно ненавидел окружавшую его буржуазную действительность, что никогда не позволял себе брать материал для творчества из этой действительности. С другой стороны, феодально-аристократический мир, к-рый Б. считал своей родиной, давно перестал существовать, давно истлел, и вот художник занимается раскапыванием старых могил, гальванизирует разложившиеся трупы. Именно такова атмосфера всех романов Б. Их лживость и ходульность невероятны, их вздорность поразительна. Художник рассказывал о людях, вышедших в исторический тираж, пытаясь сделать из них героев, к-рых можно было бы гневно противопоставить мелочному и ничтожному «сегодня» буржуазного мира. Но эпигон утратил секрет живого искусства, его произведения похожи на жуткий театр восковых фигур (недаром с таким упорством Б. оставался в пределах «страшного» жанра). Б. хотел в своих романах оживить вычеркнутое из жизни феодально-аристократическое прошлое, хотел романтизировать и героизировать его (с особой охотой обращался он к эпохе шуанов, последних защитников феодально-аристократической цивилизации от революционной буржуазной демократии), но результат получался обратный: художник был в силах создать только картины распада и гниения. Автор «Дьявольских ликов» донкихотствовал, сражаясь за идеалы, абсолютно лишенные смысла и содержания. Стиралась граница между трагическим и смешным, между рассудком и сумасшедшим маньячеством. В конце концов этот талантливейший писатель был шутом с горькой трагической гримасой. Объективно творчество Б. (такова была его роль) было великолепным доказательством возможности и такого парадокса, как феодально-аристократический художник в эпоху пара и электричества. Б. был аристократом без средств, с одними голыми традициями, был помещиком без поместья. Ему нечего было есть, и ему пришлось сломить свою гордость и прикоснуться к газете. Б. — хранитель вековых аристократических традиций, идеолог дендизма — становится газетчиком. Его программа: католичество, роялизм, консерватизм. С этой позиции он начинает со всей присущей ему страстностью обстреливать ненавистную буржуазную действительность.

Журнальные статьи Б. составили грандиозную серию «Произведения и люди. XIX в.» (Les oeuvres et les hommes. XIX siecle). Б. подверг здесь жесточайшей критике и осмеянию буржуазный век, который он так ненавидел. Он был слеп и фанатичен, вот почему многие из его страстных осуждений представляются чудовищными и даже подчас глупыми, но зато ненависть, руководившая им, позволяла ему иной раз попадать в цель и верно разоблачать лживость и ханжество буржуазного мира. Эти страницы сохраняют свою свежесть до сих пор.

Библиография: Фриче В. М., Поэзия кошмаров и ужаса, М., 1912; Волошин М., Лики творчества, СПБ., 1914; Плеханов Г. В., Искусство, М., 1922; Волошин М., Предисловие к перев. «Les Diaboliques» А. Чеботаревской. СПБ., s. a. (изд. Пантеон); Lemaitre J., Contemporains, P., 1885–1895; Doumic R., Un attarde du romantisme, «Revue des deux mondes», t. XI, P., 1902; Clerget F., B. (de sa naissance a 1909), Р., 1909; Seilliere E., B., ses idees et son ?uvre, P., 1909; Bourget Paul, Quelques temoignages, P., 1928.

Поделиться страницей