Вы читаете фрагмент, купить полную версию на - litres.ru. Купить и за 89.00 руб.

«Развеять в прах врагов социализма!»
(Из статьи Л.П. Берия в газете «Правда» от 19.08.1936)

…Не убаюкивать надо партию, а развивать в ней бдительность, не усыплять ее, а держать в состоянии боевой готовности, не разоружать, а вооружать, не демобилизовывать, а держать ее в состоянии мобилизации…

И. Сталин. Из доклада на XVII съезде ВКП(б)

Наша могучая советская страна уверенно идет вперед к вершинам счастливой и радостной жизни.

Проект сталинской Конституции СССР, с огромным подъемом обсуждаемый трудящимися нашей страны, воплощает в себе исторические успехи социализма, достигнутые народами Советского Союза под руководством большевистской партии, под гениальным водительством любимого вождя партии и трудящихся масс – великого Сталина.

Весь мир знает об этих успехах, их знают и ценят миллионы трудящегося человечества. Даже самые злейшие враги социализма вынуждены признать успехи советской власти.

Успехи эти завоеваны большевиками и трудящимися массами СССР в результате ликвидации сил контрреволюции, в результате беспощадного разгрома антипартийных групп и оппозиций. Они достигнуты героической борьбой и работой трудящихся масс нашей страны и являются выражением торжества линии нашей партии, выражением побед ее сталинского руководства.

Только партия Ленина – Сталина, являющаяся ведущей силой диктатуры пролетариата, руководимая Сталинским Центральным Комитетом ВКП(б), непримиримо защищая свою генеральную линию от наскоков врагов, обеспечила эти исторические успехи.

Поэтому жалкие осколки разгромленных врагов социализма пытаются направить сейчас все свои удары, прежде всего, против партии Ленина – Сталина, против ее руководства, в ее сердце, вступая на путь самых гнусных, самых подлых средств и методов в своей черной, изменнической и подрывной работе.

«Надо иметь в виду, – говорил товарищ Сталин, – что рост мощи советского государства будет усиливать сопротивление последних остатков умирающих классов. Именно потому, что они умирают и доживают последние дни, они будут переходить от одних форм наскоков к другим, более резким формам наскоков, апеллируя к отсталым слоям населения и мобилизуя их против Советской власти. Нет такой пакости и клеветы, которую бы эти бывшие люди не возвели на Советскую власть и вокруг которых не попытались бы мобилизовать отсталые элементы. На этой почве могут ожить и зашевелиться разбитые группы старых контрреволюционных партий эсеров, меньшевиков, буржуазных националистов центра и окраин, могут ожить и зашевелиться осколки контрреволюционных оппозиционных элементов из троцкистов и правых уклонистов».

Этот гениальный прогноз товарища Сталина целиком и полностью подтвержден самой жизнью.

Организованное Троцким, Зиновьевым, Каменевым – этими контрреволюционерами и мерзавцами – подлое убийство одного из лучших, любимых руководителей партии – Сергея Мироновича Кирова наглядно показало, что враги партии не гнушаются никакими средствами борьбы против нее, идя по пути террора, диверсии и шпионажа.

Для врагов ясно, что советская власть под руководством партии, под водительством товарища Сталина, окрепла, успешно преодолела все стоявшие перед ней трудности и одерживает все новые и новые победы, что большевистская партия стала единой и монолитной, как никогда.

Видя это, остатки контрреволюционных сил и прежде всего цепные собаки контрреволюции – презренные троцкисты и зиновьевцы, не имея никакой поддержки в массах, озлобленные, разоблаченные самой историей, положившие в основу своих «принципов» карьеризм, шкурничество и мародерство, превратились в банду убийц, единственной целью которых стало – прокрасться к власти любыми средствами, ничем не гнушаясь.

Встав на путь измен и предательств, троцкисты и зиновьевцы скатились в болото самой оголтелой белогвардейщины, превратились в агентов фашистских контрразведок, сделались главной организующей силой контрреволюционных элементов внутри страны и головным отрядом международной контрреволюционной буржуазии в борьбе ее против советской власти.

Борьба с советской властью стала их целью; террор, шпионаж и диверсия стали их средством борьбы, а двурушничество – методом и прикрытием их контрреволюционных белобандитских происков.

* * *

В последнее время в период проверки и обмена партийных документов в Закавказье вскрыты и разоблачены отдельные контрреволюционные троцкистско-зиновьевские группы.

В Тбилиси (Тифлисе) разоблачены контрреволюционеры-троцкисты Туманов, Акиртава, Чихладзе, Дзиграшвили, Казаров, Ананьин, Мудрый, Варназов и другие. Эти двурушники, являвшиеся в прошлом национал-уклонистами, а затем принадлежавшие к троцкистской оппозиции, частью побывавшие в ссылке, а отдельные из них восстановленные в свое время в партии, делая клятвенные заявления о своей верности линии партии, в то же самое время создавали контрреволюционное троцкистское подполье, вели подрывную работу, готовили террористические акты. В Баку разоблачена контрреволюционная троцкистско-зиновьевская террористическая группа Багдасарова, Крылова, Кузьмина, Коневского, О. Байрамова, Бабаева и других. Как установлено, возвратившиеся в Баку из ссылки троцкисты не только не прекратили своей контрреволюционной работы, но, наоборот, добившись восстановления в партии, одновременно создали в Баку контрреволюционные террористические диверсионные группы, связавшись в своей работе с небезызвестным двурушником контрреволюционером Тер-Ваганяном.

В Ереване (Эривань) разоблачена контрреволюционная троцкистско-националистическая группа Степаняна. Оказалось, что этот негодяй и прохвост, еще учась в ИКП в Москве, а последние 4–5 лет находясь в Армении наркомпросом, а потом директором Института марксизма-ленинизма, все это время вел контрреволюционную троцкистско-националистическую работу, создал контрреволюционную группу, пропагандируя террор против руководства партии и правительства СССР.

Контрреволюционные троцкистско-зиновьевские группы разоблачены также в Ленинакане, Батуми и Кировабаде.

Большинство участников вскрытых групп признало свою контрреволюционную работу. Они признались в том, что по заданию центра троцкистско-зиновьевского блока культивировали среди участников контрреволюционных групп ненависть к руководству ВКП(б), воспитывали кадры террористов, вели вредительскую работу на производстве и подготавливали диверсионные акты.

В своей работе эти мерзавцы установили тесную связь с меньшевистскими, дашнакскими, мусаватскими, белогвардейскими и кулацкими контрреволюционными элементами.

Контрреволюционеры троцкисты-зиновьевцы не только сошлись в своих целях и средствах борьбы с вышвырнутыми из республик Закавказья меньшевистскими, дашнакскими, мусаватскими белогвардейцами и их подпольной агентурой, но они явились их организующей силой, возглавляя их борьбу против побед социализма в республиках Закавказья.

В партийных организациях нашлись политические слепцы, люди, которые преступно пренебрегали указаниями товарища Сталина о необходимости повышения бдительности, которые не сделали никаких выводов из уроков убийства товарища Кирова, – из уроков проверки и обмена партийных документов.

В партийных организациях нашлись такие руководители, которые своей недостаточной бдительностью создавали возможность для контрреволюционной работы троцкистско-зиновьевской сволочи.

Не до конца еще вычищены из партии и прямые пособники классовых врагов.

В составе разоблаченных троцкистско-зиновьевских групп оказались люди с партийными билетами и прошедшие проверку партдокументов. Организаторы бакинской троцкистско-зиновьевской группы Багдасаров, Крылов, Коневский, Байрамов и Бабаев являлись членами партии.

* * *

Особо поучительными в отношении потери бдительности и пособничества контрреволюционной работе троцкистов, зиновьевцев и др. контрреволюционеров являются факты, относящиеся к бывшему секретарю ЦК КП(б) Армении Ханджяну и к бывшему секретарю Партколлегии по Армении Галояну.

Как выяснилось, бывш. секретарь ЦК КП(б) Армении Ханджян, имея еще в 1934–1935 гг. сигналы о контрреволюционной террористической и подрывной работе Степаняна и его группы, не принял никаких мер к разоблачению этой группы.

Когда Партколлегия по Армении еще в 1934 году, рассматривая материалы о контрреволюционной работе Степаняна, полностью реабилитировала его, скрыв и замазав это дело, Ханджян прикрыл эти преступные действия Партколлегии, санкционировав ее решение.

В своем предсмертном письме Ханджян признал: «В связи с разбором дела Степаняна в Партколлегии мною допущена позорная для партийного руководителя ошибка».

Следствие по делу контрреволюционной, террористической группы Степаняна, разоблачение контрреволюционных троцкистских и националистических элементов в Армении в последнее время показывают, что Ханджяном была допущена «позорная ошибка» не только в деле группы Степаняна, но что, потеряв бдительность, необходимую для каждого коммуниста, а тем более для руководителя партийной организации, он покровительствовал контрреволюционным националистическим настроениям, слабо вел борьбу с троцкистскими, дашнакскими и другими контрреволюционными элементами и тем самым способствовал их антисоветской работе.

Сейчас выяснено, что Ханджян систематически на протяжении ряда лет переписывался с неким находящимся за границей, в Париже, Чобаняном, одним из виднейших деятелей армянской контрреволюционной буржуазно-националистической партии.

Эту переписку Ханджян скрывал от партии. В письмах к Ханджяну этот Чобанян давал ему контрреволюционные националистические «советы».

В одном из таких писем в 1933 г. Чобанян писал Ханджяну:

«Очень хорошо сделаете, если в вашей прессе и в ваших речах, по мере возможности, поменьше будете говорить о дашнаках». В письме в 1936 г. Чобанян советовал Ханджяну в связи с проектом новой Конституции поставить вопрос о пересмотре границ Армении и расширении их.

«Я говорю, – пишет он Ханджяну, – не только о переданных Турции Ани, Арарате, Карее и Сурмалу, но и об Ахалкалаках и Карабахе… и о Нахичевани, которая всегда была частью Армении».

Ханджян не только получал подобные письма, но считал допустимым для себя отвечать на них и даже следовать этим контрреволюционным советам.

Так, например, по вопросу о дашнаках он давал прямые указания редакции газеты «Хорурдаин Айастан» (орган ЦК Армении) поменьше критиковать в печати дашнаков и сам «по мере возможности» старался меньше критиковать их в своих речах.

«В нынешних условиях нет никакой надобности помещать статьи против дашнаков. Это было бы излишним», – делал Ханджян указание работникам редакции «Хорурдаин Айастан».

Не проявляя бдительности в борьбе с троцкистами и дашнаками, двурушничая перед партией, Ханджян прямо покровительствовал оголтелым националистическим элементам среди армянской интеллигенции, среди части писателей, которые вели открытую борьбу против строительства культуры армянского народа, национальной по форме и социалистической по содержанию, противопоставляя этому контрреволюционную формулу культуры «национальной по форме и националистической по содержанию».

Бывший секретарь Партколлегии по Армении Галоян, этот негодяй и двурушник, оказался прямым пособником контрреволюционеров троцкистов-зиновьевцев.

Он скрыл от партии свою принадлежность к троцкизму в 1927 году, занимался прямым покровительством троцкистов и пособничал контрреволюционной террористической группе Степаняна. Получая неоднократные заявления от отдельных членов партии о контрреволюционных, террористических и националистических высказываниях Степаняна, Галоян не только не принял мер к разоблачению группы Степаняна, но, наоборот, наложил партийное взыскание на члена партии, который разоблачал Степаняна.

Галоян гостеприимно принимал контрреволюционера Степаняна у себя на квартире и лично выслушивал его контрреволюционные дашнакские «рассуждения».

Разоблаченных райкомами и горкомами компартии Армении контрреволюционеров-троцкистов Галоян восстанавливал в партии.

Галоян прикрывал их, а другие члены Партколлегии благодушно хлопали ушами и штамповали подсунутые Галояном решения.

* * *

Отдельные партийные организации в Балаханском, Ленинском и Шаумяновском районах Баку и свое время имели ряд сигналов от отдельных коммунистов и беспартийных стахановцев – рабочих о контрреволюционной работе троцкистов, зиновьевцев, однако своевременно не приняли мер к их разоблачению.

На заводе им. Буденного, Балаханского района, сочувствующий ВКП(б) тов. Митюшин сообщал партийной организации о том, что член партии двурушник Сорокин и исключенные из партии троцкисты Денисов, Мокшинов и Чернышев занимаются контрреволюционной клеветой на партию и ведут с рабочими контрреволюционные беседы.

В парткоме завода им. Буденного не только не обратили внимания на это заявление тов. Митюшина, но, наоборот, создавали врагам благоприятные условия для контрреволюционной работы.

Активным членам контрреволюционной троцкистской террористической группы Левагину, Апалькову и Пакину была поручена работа в парткабинете.

Притупление бдительности проявила и парторганизация Управления промысловой дороги в Ленинском районе (УПД – Забрат). Член партии главный кондуктор Шулико сообщал партийной организации об антисоветской контрреволюционной троцкистской агитации на станции Забрат исключенного из партии троцкиста Сергеева. Парторг вагонного депо тов. Карапетян сообщал парткому о контрреволюционных разговорах Казадаева, призывавшего рабочих к забастовке. Партком УПД – Забрат не сумел разглядеть и вскрыть своевременно политической подоплеки этих контрреволюционных разговоров.

Благодаря притуплению бдительности партийного и хозяйственного руководства УПД контрреволюционе-рам-троцкистам удалось пробраться в Управление промысловых дорог в Забрате и занять ряд важных руководящих постов на производстве. Контрреволюционер-троцкист Ковалев руководил техническим отделом всей службы тяги УПД; троцкист-террорист Демин был начальником инструментального цеха; троцкист Бугаенко руководил нормированием по депо; двурушник контрреволюционер-троцкист Дурнов был парторгом крупного цеха эксплуатации.

Факты притупления бдительности в борьбе с классовым врагом имеются и в тбилисской организации.