Вы читаете фрагмент, полная версия доступна на сайте партнера - litres.ru. Купить за 69.90 руб.

Глава 2
Работа для Тага

На поляне появился новый всадник на прекрасной взмыленной лошади. Он, как и Таг, снял с коня седло, уздечку и направился к двери хижины.

– Привет, Дэн! – бросил он на ходу.

– Привет, – ответил Мэлли и подвинулся, позволяя приезжему войти внутрь. – Какие новости, Джо?

Приезжий был крупным человеком с широкой грудью и жесткой прямой спиной наездника. Его голос зарождался где-то глубоко в животе – так глухо он звучал.

– Никаких, если не считать того, что этот чертов прохвост охранник ушел и потерял работу. Теперь в банке новый ночной сторож.

– И ты не смог до него добраться?

– Ему не понравилось мое лицо, – пояснил Джо.

– А как насчет денег? Тоже не понравились?

– Он ирландец, – буркнул Джо. – А если ирландцу не нравится ваше лицо, он не станет глядеть и на ваши деньги! Придется тебе послать кого-нибудь похитрее. Тага или кого-нибудь еще. Я слышал, Таг вернулся?

– Да, он здесь.

– Восстал из ада?

– Разве он может восстать откуда-нибудь еще? – кисло отозвался Мэлли.

– У него все на месте?

– Да. А когда у него было что-то не на месте?

– Да. Знаю. Но все время ждешь…

– Когда это случится, – докончил Дэн фразу, – тогда все появится в газетах. На первой странице и с фотографией, как город выглядит после взрыва.

– Все же он противный малый, – высказался Джо и задумчиво потрогал усы.

– Ты не знаешь его! – заспорил Мэлли. – Тебе не мешало бы рассмотреть его получше…

– Потребуется очень хорошее зрение.

– Да, ты прав, – неожиданно согласился Дэн.

– Кофе на плите есть?

– Конечно. Постоянно.

Джо прошел внутрь, бросив на пол седло и снаряжение.

– Постой, – прошептал он, – я не знал, что пацан здесь.

– И что же?

– Я бы не… я не хотел будить его.

– Ты не сможешь его разбудить.

– Не смогу?

– Нет.

– Йоу! – крикнул Джо.

Спящий слегка повернулся, вздохнул, но не проснулся.

– Только подумай! Даже не моргнул на мой вой!

– Он знает твой голос, – объяснил Мэлли, улыбаясь.

– Даже не проснулся, чтобы узнать его, – продолжал удивляться Джо.

– Узнал во сне. Это похоже на него.

– Он положил меня на лопатки! – признал Джо.

– Не тебя одного.

– Когда-нибудь ему наступят на лицо во время сна…

– Чужому не удастся, – уверенно произнес Мэлли.

Джо вышел, держа в руке чашку кофе.

– Эй, Мак! – позвал Мэлли.

Широкоплечий молодой парень с красным веснушчатым лицом вышел вразвалку из-под навеса неподалеку от хижины. В руках он держал уздечку, которую пытался починить.

– Свежий кофе вскипел, – сообщил Дэн.

– Да? – отозвался Мак. – Я глотну немного. Привет, Джо!

– Да, так меня зовут, – сказал Джо. – Рад знакомству, Мак.

Мак вошел в хижину, а Мэлли выжидающе посмотрел на Джо.

– Что? – вдруг услышали они бодрый голос Тага.

– Привет! – откликнулся Мак. – Я – Мак. А ты кто?

– Твой дедушка, – огрызнулся Эндерби. – Почему не вынул гвозди из своих сапог?

– Ты! – закричал Мак. – Если напрашиваешься…

– Закрой рот, Мак, – вмешался Мэлли. – Это Таг Эндерби. Заткнись, Таг. Мак – новый человек. Ложись и продолжай спать.

– Хорошо, – успокоился Таг. – Но зачем так часто менять колоду при такой небольшой дружеской игре?

Мак вышел из хижины, сопровождаемый зевком Тага. В руке у него была алюминиевая кружка, в которой плескался кофе.

– Могли бы меня и предупредить, – прошептал он. – Я не знал, кто он такой. Я думал, просто ребенок, не знал, что он…

– Да, он всего лишь ребенок, – согласился Мэлли. – Что я тебе говорил?

– Занятная штука, – пробормотал Джо. – В это трудно поверить. Будто кто-то стоял над ним на часах.

– Вот так, – вздохнул Дэн.

Мак вернулся к навесу.

– Иногда мне хочется пойти на дело вместе с Тагом, – признался Джо.

– Мне тоже, – поддержал его Мэлли.

– Что ты хочешь этим сказать?

– Хочу сказать, что он работает в одиночку. Сам себе компания.

– Слышал, как эта компания тратит деньги.

– Ты много слышал. Уж он если тратит, так тратит! – отреагировал Дэн, махнув рукой в сторону жалкого мустанга, на котором Эндерби вернулся в лагерь. – Вот дал ему породистого жеребца за тысячу долларов, а он мне вернул десятидолларовую клячу. Неплохо умеет тратить деньги!

– Что ж, и работать тоже.

– Да, и работать, – мрачно подтвердил Мэлли.

– Но если он так любит работать в одиночку, почему бы ему не бросить тебя и не начать что-нибудь свое?

– Он лентяй. Не прочь поработать руками, но терпеть не может работать головой. Поэтому любит пистолет. Оружие прекращает любые споры.

– Да, у него свой список.

– Ты не знаешь и половины из него. Я тоже. Но я знаю больше, чем Таг. Он забыл половину имен. Не любит помнить. Поэтому я обрабатываю подсадных уток и даю ему работу, а он ее выполняет, и все время в одиночку.

– Тебе не нужен никто, кроме него, раз он так хорошо работает, – критически изрек Джо.

– Он бывает здесь раз в десять дней, – с сожалением вздохнул Мэлли. – Остальное время либо работает, либо тратит деньги. Один день здесь, один день работы и восемь дней развлечений. Вот и все, что я могу о нем сказать.

– Хотел бы когда-нибудь поработать с ним на пару, – размечтался Джо. – Но он слишком вспыльчивый. Его всегда тянет подраться.

– Он никогда не лезет в драку, если его не трогают, – возразил Дэн. – Таг кое-что понимает. Вот и все. А я понимаю его. Потому-то мы и ладим.

– Чтобы его понять, надо иметь хорошую голову, – повторил Джо, поворачивая за угол хижины.

А Мэлли остался терпеливо сидеть на жарком солнце. Прошел час, затем другой, третий. Солнце прошло половину пути с точки зенита, не ослабляя своей неистовой силы. Наконец на лицо Дэна упала тень. Это был Таг Эндерби, вышедший из хижины неслышно, как кошка.

Он стоял чуть откинув голову, подставив лицо слепящим лучам солнца. Потянулся, широко расставив руки. Затем зевнул, встряхнул головой и помчался по поляне.

Мэлли молча наблюдал за ним.

Он видел, как Таг бежит между деревьями, на ходу сбрасывая одежду. Мелькнуло бронзовое тело, юноша прыгнул с берега и исчез в серебряной глади пруда. Через несколько минут вернулся, неся одежду на руке, вытирая влагу с лица краем ладони. Остановился перед Дэном, позволяя солнцу завершить сушку. Мэлли в сотый раз сравнил его с рукоятью хлыста – гибкой и тонкой, но тем не менее очень прочной.

– Что происходит? – спросил Таг.

– Проблема.

– Да. Всегда проблемы. – Эндерби зевнул. – Что же на этот раз?

– Чемпион вышел из тюрьмы.

– Чемпион чего?

– Рей Чемпион.

– Не помню такого.

– А помнишь того рыжего парня, которого ты подстрелил в Таксоне?

– Нет, не помню.

– Подожди минуточку. Это происходило в баре Перри. Ты прострелил ему бедро. Парень набросился на тебя с проклятиями, потому что…

– Не помню, – сознался Таг. – Впрочем, я всегда не любил рыжих. Так что там с этим Чемпионом?

Мэлли посмотрел на него с кислым выражением лица:

– Ты ничего не помнишь. Когда-нибудь потеряешь самого себя и забудешь о потере. Но что бы там ни было, Рей Чемпион был приятелем этого рыжего. А до этого Чемпион был среди моих ребят. Затем ушел. Мне показалось, что он собрался сдать нас закону. Поэтому я его подставил.

– Что ты имеешь в виду?

– Устроил так, что его выследили. Позволил просочиться некоторым доказательствам. В общем, его посадили на пять лет. Но через три года выпустили за хорошее поведение. Амнистия или что-то в этом роде.

– Ну и что?

– Теперь он хочет добраться до моей шкуры.

– Если уж на то пошло, то твоя кожа довольно жесткая.

– Моя шкура нужна мне самому.

– В тебе нет ни капли благотворительности. Продолжай. Что там дальше с этим Чемпионом?

– Он скверный парень, и я хочу подставить его снова.

– Ну что ж, подставь.

– Это и есть твоя работа. Хочу, чтобы именно ты с ним разобрался.

– Только не я! – возмутился Таг. – Проблемы с Чемпионом возникли у тебя. Я никогда его не видел. Подставляй его сам. У меня нет никакого желания связываться с законом. Поэтому разбирайся сам. Я не участвую в двойной игре.

– А я говорю, Чемпион до того скверный, что доставит тебе немало головной боли. Он нанял людей, чтобы перерезать мне глотку. Вот чем занялся!

– Это грязно и низко. Лучше пойди и разберись с ним сам.

– И кроме всего, он тоже рыжий, – добавил Мэлли.

– Неужели? – пробормотал Таг. – Тогда, наверное, мне стоит взглянуть на него.