Вы читаете фрагмент, полная версия доступна на сайте партнера - litres.ru. Купить книгу за 69.90 руб.

Глава 3
В Грув-Сити

У Мэлли было несколько хороших качеств. Во-первых, он платил своим работникам со скрупулезной точностью, отдавая именно ту часть добычи, которая была заранее оговорена. Во-вторых, на него всегда можно было рассчитывать. А в-третьих, он обладал удивительной способностью создавать дымовую завесу между общественностью и деятельностью его людей. В штате почти каждый знал о существовании Мэлли. Его лицо появлялось на плакатах, предлагающих щедрую награду за информацию, которая помогла бы его обнаружить. И все желали его смерти. Даже представители закона высказывали такое желание. За него, живого или мертвого, назначали цену. Но мало кто знал о ком-либо еще из его банды, хотя ее существование было неопровержимо доказано.

Именно поэтому Таг Эндерби мог спокойно среди бела дня поехать в Грув-Сити, не опасаясь, что его могут увидеть.

Он уже бывал в этом городке. По правде говоря, знал в нем каждый уголок и закоулок. Грув-Сити тоже знал его как дикого молодого человека, из рук которого рекой текли деньги. Никто там не считал Тага новичком или неопытным юнцом. И все же никому и в голову не приходило связать его имя с именем страшного Мэлли.

Если бы Эндерби имел философский склад ума, он, пожалуй, удивился бы, обнаружив себя в Грув-Сити: ведь он приехал сюда, чтобы решить, как поступить с человеком по имени Рей Чемпион. И его тайной движущей силой было желание надежно засадить этого Чемпиона за решетку еще раз. Однако у него не было личной неприязни к этому человеку и он не хотел брать грех на душу, засаживая его в тюрьму.

Логически только одна причина могла двигать Тагом – желание ублажить своего шефа. Но у него не было такого желания. Мэлли был для него обыкновенным мошенником, причем довольно низкого пошиба. Он знал про него все. Конечно же и забыл многое, потому что был забывчивым молодым человеком. А на месте Мэлли с таким же успехом мог оказаться любой другой человек.

Дэн только указывал определенные места, где можно было взять деньги. Деньги требовались для приятной жизни. А Таг Эндерби знал об этой жизни единственное: крупная наличность имеет большое значение. Следовательно, ему нравилось иметь магическую стрелку типа Мэлли, которая всегда указывала, где и когда можно найти достаточно крупные суммы. Дело в том, что Тага интересовали только крупные суммы. Всякая мелочь, скажем пять или десять тысяч, мгновенно просачивалась у него между пальцев.

По сути дела, если бы он продолжал размышления – чего не случилось, – то единственной причиной, приведшей его в Грув-Сити, оказались бы слова Дэна о том, что Рей Чемпион – рыжеволосый. А он ненавидел рыжих.

Эта ненависть не имела под собой прочного основания. Правда, он никогда не искал объяснения своим чувствам. Они существовали, и этого было достаточно. Конечно, он мог бы отыскать корни такого отношения к рыжим еще в младших школьных классах, когда какой-то рыжий подросток регулярно лупил его, четыре или пять раз в году, пока он не вырос и не набрался сил, чтобы самому его поколотить. Впрочем, Таг давно забыл этого парня, и единственное, что у него осталось, – это нежелание иметь дело с представителями красновато-коричневого племени.

Грув-Сити не отличался величиной, однако при виде огромных фасадов некоторых здешних салунов возникала мысль о его необъятности. Казалось, что за ними располагаются залы для игры.

А у него в карманах было девять тысяч!

Прежде всего Таг направился в магазин. Там он приобрел голубой саржевый костюм, белую рубашку и накрахмаленные воротнички. Оставил только старые сапоги для верховой езды с торчащими шпорами, которые в конце концов привлекли его внимание. Он открутил их и завернул в шелковый платок. Сверток положил во внутренний карман, поближе к сердцу. Это были его первые шпоры. Он будет любить их до самой смерти.

После этого Эндерби короновал себя шляпой с мягкими, широкими, загнутыми вверх полями. Белизна ее сделала его лицо очень темным.

Еще он купил платок, вышитый по кайме тонкой голубой нитью, – кончик его выглядывал из нагрудного кармана, – и, посмотревшись в зеркало, решил, что для завершения наряда не хватает лишь цветка на противоположном лацкане.

Готовый костюм отлично сидел на нем. Сорочка и воротник некоторое время беспокоили Тага, но он уже не первый раз приобщался к городской манере одеваться.

– Как я выгляжу? – поинтересовался Эндерби у улыбающегося продавца.

– Как новенький, незнакомец, – ответил тот.

– А я и собираюсь быть новичком. Мне хочется быть нежным, как трехминутное яйцо. – С этими словами он достал из вороха старой одежды два длинных тяжеловесных кольта. Их огромный размер создавал определенные трудности при пользовании, ведь выхватывать эти пушки надо было в одно мгновение. Но стреляли они как настоящие ружья и имели стандартный 45-й калибр.

Вид кольта заставил продавца открыть рот. Но он разинул его еще больше, когда они исчезли в новой одежде покупателя, не оставив видимых следов.

Таг еще повертелся перед зеркалом.

– Что-нибудь видно?

– Ни морщинки! – отреагировал продавец.

– Хорошо. А то у некоторых возникают нехорошие мысли. Неприятно, когда народ беспокоится о том, что там у тебя в боковом кармане – платок, бутылка или пистолет? Люди начинают с мыслей и заканчивают вопросами. И тут уж все готово для неприятностей. А я мирный парень.

– Да, я вижу, – поспешил признать продавец. – Имея два таких ствола, вы должны любить мир. Не думаю, что вы можете полюбить что-то еще.

Эндерби заплатил по счету.

– Полагаю, вы меня не видели…

Продавец посмотрел ему в глаза:

– Почему… нет. По-моему, я вообще вас не видел, мистер…

– Тогда я пошел.

– Подождите минутку. Двадцать долларов сдачи…

– Если меня здесь не было, то как бы я мог их забрать? – улыбнулся Таг и вышел.

Продавец проводил его взглядом и облизал губы. Он был сдержанным молодым человеком и продал уже не один костюм. Поэтому спокойно принялся собирать разбросанную старую одежду клиента, что-то напевая. Продавец чувствовал наступление весны.

Эндерби шел по улице к первому салуну. На секунду его взгляд задержался на его позолоченной вывеске, затем он распахнул качающиеся двери и первым делом увидел усыпанный опилками пол, потом – смутные фигуры, стоящие вдоль стойки полуосвещенного бара, и, наконец, – ряды бутылок перед зеркалом и их отражение.

– Эй ты, длинноухий мохнатый дурак! – тут же загремел чей-то голос. – Закрой дверь и прекрати этот сквозняк.

Таг шагнул в темноту.

– Джентльмены, – объявил он, – когда я слышу подобные речи, то чувствую себя как дома. Смена владельца, потому что теперь я плачу за выпивку.

Огромный негр с блестящим лицом хмуро посмотрел на него. Он был одет в обычный ковбойский костюм с голубым блестящим шелковым платком, повязанным вокруг бычьей глеи.

– Сколько тебе лет, сынок? В этом баре выпивку детям не подают.

– Я родился в пятницу, – парировал Эндерби. – Поэтому мне всегда везет. Отойди и дай мне дорогу.

Он сделал шаг в сторону бара, наступая прямо на огромного негра, который тут же отодвинулся, словно опасаясь нападения. Но Эндерби просто положил локоть на стойку и повернулся к негру спиной.

– А теперь, ребята, говорите, кто что любит.

Посетители салуна начали называть свои любимые напитки, но при этом поглядывали через плечо Эндерби на негра, ожидая его действий. Их не последовало. Может быть, причиной тому была особая манера Тага держать голову. В любом случае негр начал обдумывать ситуацию и не пришел к какому-либо решению.

Выпивка закрепила в мозгах присутствующих убеждение, что Таг Эндерби настоящий мужчина.

– Перья показывают, куда дует ветер, – высказался один мужчина. – А они могут быть в крыльях орла. Этот негр, Кресси, в свое время очень хорошо стрелял и дрался. Он белый негр, нормальный парень, если знать, как себя с ним вести. Еще ребенком он знал фокус, которому его никто не учил.

Таг тем временем уже говорил о других вещах:

– Есть ли в окрестностях этого городка рыжий парень по имени Рей Чемпион?

– Чемпион вернулся, – подтвердил мужчина в дальнем конце бара.

– Ты его друг? – поинтересовался Эндерби.

– Да. И с удовольствием вам скажу, что я друг Рея. Вы его знаете?

– Я знаю только то, что он рыжеволосый, – отрезал Таг. – В следующий раз, когда увидишь Чемпиона, сообщи ему, что у меня врожденная неприязнь к ржавым крышам, хорошо? Мне еще ни разу не попадался рыжий хотя бы с малейшей долей добродетели, считаю, что и Рей Чемпион не является исключением из правил. Скажи ему это, ладно? И мне не придется писать письмо.

Он вышел из салуна и постоял некоторое время на солнце, позволяя выпивке разлиться по всему телу. Было жарко. Волны тепла поднимались от земли. Город показался Тагу живым существом. Себя он тоже чувствовал живым.

Эндерби свернул на другую улицу, чтобы увидеть внутренности следующего салуна. Шар покатился, теперь следует ожидать событий.

На углу Таг обратил внимание на импозантный фасад банка, украшенный высокими цементными пилястрами и широкими оконными проемами. Вывеска над дверью гласила, что банкирами являются Телфорд и Мэй. Сквозь стекло поблескивала сталь и позолота решеток. При виде банков у Эндерби всегда возникало особое чувство, ведь многие из них он видел изнутри!

Затем Таг толкнул качающиеся двери салуна и обнаружил, что его ноги утонули в свежем слое опилок. В воздухе витал острый запах пива и виски. Душу молодого парня охватил восторг. Он знал, что начал опасную игру, но именно такие игры Эндерби обожал больше всего.