Вы читаете фрагмент, полная версия доступна на сайте партнера - litres.ru. Купить за 69.90 руб.

Глава 5
В поисках информации

Авторитета шерифа не понадобилось, чтобы найти Бентонам жильца. Место уже оказалось занято, и вот каким образом.

Выйдя из отеля, Таг Эндерби прошел мимо заднего двора, где какой-то четырнадцатилетний паренек манипулировал сорокафутовой веревкой, пытаясь заставить ее совершать пируэты в воздухе.

Таг остановился, скрутил цигарку и стал наблюдать.

– Все дело в кисти, сынок, – поправил он мальчишку.

– Покажи, на что ты способен, вместо того чтобы болтать, – огрызнулся обливающийся потом паренек.

Тагу эти слова понравились – он любил людей с характером, да и себя помнил в четырнадцать лет, считая этот возраст расцветом жизни. Ведь четырнадцатилетний пацан способен скакать, стрелять и делать почти все, как и взрослый мужчина. Но зато на его плечи еще никто не возлагает обязанностей совершеннолетнего человека.

А обязанности эти по-настоящему отравляли Эндерби жизнь. Он потратил годы на бегство от них, и им пока еще не удалось его настичь. Но преследование всегда ощущалось.

Не обратив внимания на резкость тона мальчишки, Таг принял вызов. Он закрутил веревку словно пружину и заставил ее стоять в воздухе. Паренек смотрел на этот фокус вытаращенными глазами. Затем веревка упала, подобно водопаду, Тагу в ладонь и взвилась высоко вверх тремя быстрыми струями. Он оказался в центре вихря немыслимо запутанных колец, которые тут же растворились в воздухе, образовав три волшебные петли, завертевшиеся над головой Тага и затем обрушившиеся на мальчишку. Ноги его оказались спутанными у щиколоток и у колен, а руки – плотно прижатыми к бокам.

Паренек окаменел. И стоял открыв рот, пока незнакомец его распутывал.

– Вы, должно быть, Трехрукий Стрингер? – выкрикнул он, когда к нему вернулся дар речи.

– Нет. Я всего лишь Таг Эндерби. У вас тут, в таком большом городе, должны быть вязальщики получше меня.

– Их бы уже не было здесь, будь они лучше вас, – ответил парень. – Я думаю, уже разъезжали бы с цирком, зарабатывая сотню долларов в неделю.

– Это большие деньги, – признал Таг.

– Да. Вы имели бы столько же, если бы захотели.

Взгляд мальчишки не отрывался от опрятного голубого костюма, облегавшего тонкое, гибкое тело Тага. Это одежда не вязалась с продемонстрированной ловкостью.

– Здесь у вас в городе есть такой Рей Чемпион. Мне говорили, он великий укротитель веревки, – соврал Таг.

– Он? Возможно, заарканил несколько коров, как и любой другой ковбой. Но я не слышал, чтобы он представлял из себя нечто особенное. Чемпион, как говорят, даже не собирается назад в горы!

– И все же он вернется, – предположил Эндерби.

– Неужели? Тогда скажите, зачем он ищет работу в банке?

– Он не станет работать в банке, – упорствовал Таг. – Только не Рей Чемпион!

– Не станет? – не унимался разгорячившийся мальчишка. – Тогда, может быть, мой старик не говорил мне, что он уже нанят, и, может быть, мой старик не президент этого банка?!

– Черт он, вот кто! – произнес Эндерби.

– Нет, он не черт!

– Хорошая работенка – быть президентом чего бы то ни было, – болтал Таг дальше.

– Не знаю. Вот я президент нашего клуба целых три месяца и собираюсь уйти.

– Почему?

– Потому что все завидуют. Каждый раз, что бы ты ни сказал, все отвечают «нет». Никакой тебе жизни, если ты президент. Поэтому я собираюсь уйти.

– Тогда уходи, – посоветовал Таг, – но прежде попрощайся хорошенько с теми парнями, которые говорили тебе «нет».

– Да, надо бы, – признал парень, – но это не моя работа. Сержант в армии, вот кто настоящий мастер по вправлению мозгов. Хотел бы я быть сержантом! Каждый мечтает стать сержантом, особенно после того, как побывал президентом.

– Я не понимаю, почему Рей Чемпион хочет работать в банке.

– Он хочет подкопить денег, чтобы жениться на Молли Бентон, – пояснил мальчишка.

– Да, верно. Ему действительно понадобятся деньги, чтобы жениться на ней, – поддержал разговор Эндерби, узнавая все новые подробности.

– Для женитьбы нужно много денег, – мудро высказался парень. – Молли и ее мама даже собираются держать постояльцев. Это, наверное, поможет собрать деньги для свадьбы. Но не знаю, где они найдут жильцов. Не так много людей ищут постоянное жилище здесь, в Грув-Сити. Ребята приезжают сюда и снова уезжают через пару дней. Хотя я уверен, Бентонам повезет. Молли такая милашка!

– Да. Она довольно привлекательна, – согласился Таг.

– А разве нет? Она самая лучшая из всех, кого я когда-либо встречал! Скажи, а как ты делаешь эти три петли?

– Покажу тебе этот трюк на днях, – пообещал Эндерби. – Как, ты сказал, тебя зовут?

– Я не говорил, но мое имя Томми Телфорд. Я сын Телфорда – владельца банка.

Мальчишка зевнул. Банк, вероятно, не представлялся ему чем-то важным в жизни.

На этом Таг Эндерби попрощался с новым знакомым и зашагал по улице дальше. Он узнавал все больше и больше о Рее Чемпионе. Любая информация ему пригодится. С каждым разом он все больше радовался тому, что согласился приехать в Грув-Сити и помериться силами с Чемпионом. Может, кто-то и считает такую работу грязной, но ему все представлялось совсем в ином свете. Никогда в жизни он не видел более рыжих волос, чем у этого Рея. Кроме того, в его голове и крепких плечах было нечто такое, что обещало трудную битву.

А Таг жил ради сражений, деньги для него были лишь скучной необходимостью. Их или имеешь, или нет. Вот и все. Они приходят и уходят, а хорошая драка во все времена вносит что-то новое в однообразное существование.

На следующем повороте Эндерби повстречал пастуха, переходившего улицу. Поинтересовался у него, где дом Бентонов. Сначала пришлось выдержать взгляд, изучающий шикарное одеяние Тага, но потом он все-таки получил требуемую информацию.

Все знают, где находится дом Бентонов, по крайней мере должны бы знать, говорил сам тон пастуха. Идешь вниз по улице и доходишь до трех дубов перед двором. Там же должна быть пестрая корова, привязанная к столбу. А еще у дома растет фиговое дерево и мельница слева, если стоять к зданию лицом, и сарай с решеткой внизу, и жимолость, проросшая сквозь доски, и жернова под фиговым деревом, а дальше забор загона. Словом, мимо такого места не пройдешь.

Таг Эндерби двинулся в путь. Действительно, после столь подробного описания было трудно миновать нужное место. Его целью был маленький домик с тремя окнами, смотрящими на веранду, протянувшуюся от угла до угла. Нависшие над ней ветви дуба образовали тенистую беседку. Она казалась маленькой и непритязательной, но в то же время прохладной и очень уютной.

Таг осторожно открыл калитку, проверяя, не скрипят ли петли под тяжестью железа, поскольку терпеть не мог подобные шумы – особенно неожиданные.

Затем он легкими шагами направился по тропинке, держась ближе к краю. Потому что посередине была галька, шуршащая под ногами, которая к тому же могла уколоть его через тонкие подошвы сапог. А Эндерби был чувствительным существом.

Легкий и бесшумный, словно тень, он поднялся по лестнице к входной двери. Никакого обзора. Сквозь мутное стекло просматривался лишь прямой коридор, деливший дом надвое. Такая же дверь в конце его выходила, по-видимому, на другую веранду. Дом Бентонов имел два входа.

– Эй, Молли! – заорал внутри мужской голос.

– Молли на кухне, взбивает масло, – прокричала женщина откуда-то из середины дома.

– Почему она вечно что-то взбивает, стирает? – пожаловался мужской голос. – Будто у меня в доме вовсе нет дочери.

Таг улыбнулся. Затем постучал в стеклянную дверь, и около нее тут же появилась девушка. Он сразу понял, что это и есть Молли. Даже через стекло было видно, что она красива. Ему вспомнился взволнованный голос Томми Телфолда.

– Это дом Бентонов, не так ли? – спросил Эндерби. – Я слышал, что вам нужны постояльцы.

– Да, – коротко ответила девушка.

– Я Таг Эндерби. В городе ненадолго. Вы мне позволите осмотреть комнату?

Как только она открыла дверь, его словно громом сразило. Особое предубеждение заставляло его сначала смотреть на цвет волос, и волосы девушки оказались рыжими! Но не огненно-красными, как у Рея Чемпиона. Их цвет был более темным, а на кончиках, куда падал свет, – почти золотым и светящимся.

И все же ее волосы несомненно были рыжими! Сердце Тага окаменело.

Девушка распахнула дверь и ждала, когда он войдет. Пришлось войти и осмотреть комнату. Она оказалась довольно большой. Вместительная двойная кровать с четырьмя высокими подпорками и железной рамой для балдахина. Неплохой коврик на полу, хотя и со стертым от многолетнего вытаптывания рисунком. На стене висело несколько семейных портретов – увеличенные фотографии.

Стены были просто белыми, без обоев, но комнату уже наполнили сумерки, поэтому белизна не слепила глаза. Два окна: одно напротив двери, другое выходило на фиговое дерево и жернова под ним. Под первым стояла удобная на вид кушетка. Косточки Тага будут поистине покоиться на ней, пока он будет наблюдать за сигаретным дымом, поднимающимся к потолку.

– Я снимаю эту комнату, – решил Эндерби.