Вы читаете фрагмент, полная версия доступна на сайте партнера - litres.ru. Купить за 69.90 руб.

Глава 7
Посетитель

Ужин был скучным, так как Молли Бентон не проронила ни слова. Она не была ни угрюмой, ни печальной, просто отстраненной и серьезной. Но ее мать старалась за двоих, разгоняя тишину.

Миссис Бентон бодро тарахтела, легко перепрыгивая с одной темы на другую, не углубляясь ни в одну. Она говорила о коровах и о том, как жаль, что пастбища этим летом не сделали масло достаточно желтым. Теперь вот приходится добавлять краситель. Но маслу он не вредит, потому что это всего лишь экстракт моркови. А если не положить краситель, то никакой цены вообще не получишь. Люди ничего в этом не понимают. Словно цвет имеет хоть какое-нибудь значение! Правда, весной, когда трава была молодой, насыщенной и зеленой, парное молоко лилось через край, и масло было темным, словно золото! Да, весна – славное время года!

– Разве не так, Молли? – вставляла она почти после каждого высказывания.

Девушка не отвечала и только время от времени поднимала серьезные глаза. Ее мать, казалось, это вполне устраивало.

Они уже перешли к кофе, когда вошел Рей Чемпион. Его представили. Мужчины обменялись рукопожатиями.

– Я встречал Эндерби раньше. – Вот и все, что сказал Чемпион.

Он придвинул стул и получил кусок пирога вместе с чашкой отличного черного кофе.

– Обязательно добавь сливки, Рей, – закудахтала миссис Бентон. – Здесь целых полкувшина, некуда девать. Ты же любишь сливки. Что это за кофе без хороших жирных сливок, я всегда это говорю.

– Я привык к черному кофе в исправительном доме, – произнес Чемпион.

Рей говорил без эмоций. Таг заметил две особенности в его голосе: он был низким, а еще таким же, как у девушки, – серьезным и безучастным. Эндерби чувствовал: в этом человеке что-то есть. Если бы только не огненно-рыжие волосы! Они раздражали, обжигая глаза и душу.

Однако Таг не мог не наслаждаться непринужденностью и безмятежностью, с которой Чемпион, сидя за столом, встречал его взгляд. И надо же, даже не удивился, увидев его здесь! И все же Эндерби не мог не ощущать опасности, повисшей в воздухе.

Конечно же Рей разговорился бы, не будь здесь постороннего человека. И возможно, Эндерби могли намекнуть на то, что пора уйти. Ему было все равно. Его занимало только что-то интригующее в этой девушке, что-то напоминающее проблему цифрового замка. Таг с досадой подумал о том, как мало он продвинулся с момента приезда в Грув-Сити.

Сразу же после ужина он отправился в свою комнату и лег на кушетку. Даже не взял книгу, не зажег лампу – теплый свет солнечного заката еще проникал розовыми струйками через окно. Легкий ветерок обвевал его, шевеля светлые локоны, спадающие на лоб.

Таг курил, пуская дым кольцами к потолку.

Из глубины дома время от времени доносился звон тарелок. Наверное, их мыли и вытирали, а Рей Чемпион, оперевшись о дверной косяк, стоял и тихо рассказывал женщинам о своей первой встрече с Эндерби.

Ладно, все идет как надо. Он потревожил Грув-Сити, дав знать о своем присутствии. И еще сильнее почувствует это завтра, если его не покинет удача.

Таг закрыл глаза, ощутив резкий, сладкий запах с полей. Ночью упадет роса. Он уже чувствовал в воздухе ее прохладную влагу. Кончик его носа и губы стали замерзать. Покой укрыл душу.

Во входную дверь постучали. В коридоре послышались быстрые легкие шаги девушки, а затем мужской голос спросил, не остановился ли здесь мистер Эндерби.

Таг поднялся и, кивнув Молли, вышел навстречу незнакомцу. Свет в коридоре был тусклым, но он чувствовал, что в девушке не произошло никаких перемен. Словно Рей Чемпион не сказал ей ничего, что ей могло показаться просто невероятным.

Он вышел на порог к посетителю. Огромный мужчина стоял расставив ноги. Большая грудь и длинные руки придавали ему вид боксера в тяжелом весе. На его угловатой физиономии прежде всего обращали на себя внимание выдающиеся скулы и впадины на щеках.

Лицо вошедшего было смутно знакомо Тагу Эндерби. Он покопался в памяти, но не смог найти ни одной зацепки. Это лицо там просто отсутствовало. И все же он был почти уверен, что не впервые видит его.

– Ты Эндерби? – спросил незнакомец.

– Да.

– Я пришел с сообщением от шерифа Хея. В городе кое-какие проблемы. Он хочет, чтобы ты был там. Шериф хочет поговорить с тобой, Эндерби.

– Что за проблемы? – поинтересовался Таг.

– Не знаю. Просто он хочет тебя видеть. И поторопил меня.

– Мне оседлать лошадь?

– Ну, не знаю. Нет, я бы на твоем месте подался пешком. Ты ему срочно понадобился, Эндерби.

– Хорошо. Пойду пешком.

Он отправился как был, даже не прихватив шляпу.

– Шериф будет ужасно рад тебя видеть, – продолжал на ходу незнакомец.

– Ты знаешь меня. А я тебя?

– Нет, полагаю, не знаешь. Думаю, никогда не видел.

– Ты уверен?

– Абсолютно.

Они миновали тропинку под нависшими ветвями дубов. Мустанг чужака начал задирать голову, пытаясь встать на дыбы перед калиткой.

– Ты лицемерный лжец, – внезапно произнес Таг.

– Я? – переспросил спутник. – Я…

Он не закончил фразу. До него дошли слова, которыми наградил его Эндерби, и чужак замахнулся на него красивым кулаком длинной левой руки, одновременно выхватывая револьвер.

Удар прошел мимо, как рука проходит мимо сухого листа, отбрасывая его в сторону самим дуновением взмаха. Подавшись слегка назад, молодой человек заехал ребром ладони по шее неожиданному противнику.

Испробуйте это на себе – хотя бы самый легкий удар. Острая боль тут же пронзит ваши мозги, судорогой охватит плечо и руку. И все это в результате какого-то хлопка. Ну а кисть Тага благодаря практике имела жесткость камня… О японцах говорят, что они таким образом могут сломать мраморный брусок толщиной в дюйм. От удара Эндерби у парня парализовало руку с револьвером и мозги одновременно. Но он не свалился, а продолжал стоять, покачиваясь взад-вперед, словно пугало на ветру.

Рука Тага скользнула вниз, перехватила из пальцев громилы готовый выпасть револьвер. Некоторое время он стоял спокойно, уперев в грудь незнакомца ствол пистолета. Затем спросил:

– Как тебя зовут?

– Я Док Тайсон, – пробормотал чужак.

– Где же я видел тебя раньше?

– В Блоджит, когда выходил из Первого Национального с брезентовой сумкой. Я стоял на углу. Видел, как ты прошел. Я выстрелил, когда ты запрыгивал на лошадь. Но промахнулся, а потом пистолет заклинило.

Таг слушал без всякой ярости.

– Ты видел меня сегодня?

– Да. Видел, как ты разговаривал с Томми Телфордом.

– А потом встретил шерифа?

– Да.

– И что ты ему сказал?

– Ничего.

– Послушай, Тайсон! У меня в руке револьвер. Оружие твое. Если у тебя произойдет неприятность с собственным оружием и оно продырявит твое сердце, разве это моя вина?

Тайсон нахмурил лоб:

– Нет, лучше оставить меня целым.

– Тогда говори, что сказал шерифу.

– Сказал, что где-то тебя видел, – признался Тайсон. – Сказал, что не совсем уверен и мне надо взглянуть еще разок. Он попросил меня прийти сюда и, если я вспомню что-либо существенное, привести тебя к нему. Ну, посмотрев на тебя в дверях, я вспомнил, как ты пробегал мимо меня там, на улице в Блоджит.

– Ты живешь в Грув-Сити? – поинтересовался Эндерби.

– Нет. Просто я ищу работу поблизости.

– Вот и возвращайся домой, – велел Таг.

– Оставь меня в покое.

– Сколько у тебя денег?

– Десять или двадцать долларов, достаточно.

– Вот тебе сотня для начала.

Собеседник покачал головой.

– Мне не нужны твои деньги, – кисло произнес он.

– Послушай, Док Тайсон…

– Да, я слушаю.

– Если я увижу тебя здесь, в Грув-Сити, то вряд ли стану терять время на долгие объяснения, не так ли?

– Наверное, так.

– Док, ты забираешься на спину этой коняги и говоришь ей, чтобы она отвезла тебя отсюда на сотню миль. Договорились?

– Оставь меня в покое, – мрачно повторил Тайсон.

– Тогда вперед!

Тайсон, не сказав больше ни слова, повернулся, пошел к воротам, забрался на коня, а затем замер, будто в его мозгах происходила жуткая битва. Но в конце концов он взнуздал мустанга и медленно поехал по дороге.

– Медленный старт – долгий финиш, – раздался вдруг голос Молли Бентон.

Таг резко обернулся. Она стояла совсем рядом. В темноте ее лицо и руки светились белизной.

– Может, ты и права, – согласился Таг.

– Что ты с ним сделал?

– Ужалил прямо в нервный центр, – честно признался он. – Только и всего.

– Ну хорошо, – вздохнула она. – Он уехал, для тебя одной проблемой меньше. Но все же скажи мне, зачем ты сюда приехал? Почему хочешь принести беду в наш дом?