Вы читаете фрагмент, купить полную версию на - litres.ru. Купить и за 229.00 руб.

Глава 3. Фрау Ангела и ее «прелестное дитя»

Знакомство Хенни Хоффманн и Евы Браун произошло после принятия последней в фотоателье. «…я узнала Еву Браун, когда та была еще юной девушкой, у нас имелись велосипеды, и мы часто катались вниз по Леопольдштрассе, к Унгерербад. Мы плавали в ледяной воде озера Мариензее и ныряли под водопад, тогда еще существовавший. Ева красиво прыгала в воду с 3-метровой доски и могла ходить на руках. Она участвовала в танцевальных конкурсах и получала там призы… Ева, изящная, невысокая учительская дочка из Мюнхена, продававшая фильмы в фотомагазине моего отца, с ее декольте, очаровывала покупателей и всегда была превосходной фотомоделью, когда ее фотографировали для рекламы», – писала престарелая Генриетта фон Ширах в своей книге «Женщины вокруг Гитлера» («Frauen um Hitler»), изданной в 1983 году. В своих послевоенных изданиях Генриетта Хоффман-Ширах многократно утверждала, что является «старой подругой» Евы Браун. Хотела ли она на склоне лет стать еще более причастной к великим именам, соединенным притягательно-зловещей Историей? – не знаю, однако в молодые годы она охотно называла свою «подругу-Еву» «глупой», как, впрочем, и другую соперницу – Гели Раубаль. Историки и биографы подтверждают, что до середины 30-х годов заносчивая Хенни относилась к Еве с явным оттенком превосходства.

Несмотря на то, что некоторые историки отрицают факт знакомства Евы и Гели Раубаль, все же имеются сведения, что девушки познакомились в 1930 году на традиционном Октоберфесте; Oktoberfest – крупнейший пивной фестиваль в мире, проводящийся в Мюнхене. По традиции начинается в третьи выходные сентября и заканчивается в последнее воскресенье октября; тогда же все фермеры празднуют конец сбора урожая. История этого любимого в народе праздника берет начало от свадьбы кронпринца Людвига (ставшего королем Баварии Людвигом I) и принцессы Терезы Саксен-Хильдбургхаус в 1810 году. «Думаю, она была знакома с Гели, поскольку то и дело говорила о ней. Но я… не знаю, часто ли они встречались», – свидетельствовала и мать Евы, Франциска Браун после войны.

Гели, она же Ангелика Раубаль (в русской транскрипции встречается написание Раубал) была дочерью сводной сестры Адольфа Гитлера Ангелы Франциски Йоханны Гитлер (1883–1949). Их общий отец Алоиз Шикльгрубер (1837–1903) сменил фамилию на Хидлер (Hiedler), чтобы получить наследство, оставленное его матерью Анной Хидлер (в девичестве Шикльгрубер), но вследствие ошибки нотариуса, стал после прозываться г-н Гитлер (Hitler).

Овдовев, отец будущего фюрера Германии женился на его матери, 25-летней Кларе Пёльцль третьим браком, когда ему было почти 50 лет. Это событие произошло в 1885 году; малышке Ангеле исполнилось всего два года. С 1889 по 1892 гг. Ангела Гитлер посещала муниципальную женскую школу в городе Браунау-на-Инне. Этот город имел определенную и вполне заслуженную славу как место экстрасенсов и медиумов, однако сей дар из всего семейства Гитлеров проявится только у Адика (но, поговаривают, что некоторые из предыдущих поколений этой семьи имели такие же таланты).

Повзрослев, Ангела Гитлер – 14 сентября 1903 года – вышла замуж за служащего налогового ведомства Лео Рудольфа Раубаля, сына финанс-секретаря Карла Раубаля из австрийского города Рид. Однако через семь лет, в августе 1910-го, в возрасте 31 года, ее супруг скончался, оставив после себя сына Лео (родился в 1906 г.), дочь Ангелу (1908 г.) и полугодовалую малышку Эльфриду (Фридль, родилась в 1910 г.).

Потеряв мужа, Ангеле Раубаль, которой едва исполнилось 27 лет, пришлось управляться не только с тремя детьми, но и отвечать за 14-летнюю сводную сестру Паулу Гитлер (1896–1960), которая на тот момент училась в лицее в Линце. Вдовья пенсия оказалась слишком незначительной, чтобы семья чувствовала достаток; но и прибавка из сиротских пособий в 50 крон каждое также не могла покрыть всех необходимых расходов. Уже в июле 1911 года живший тогда в Вене 22-летний Адольф Гитлер отказывается от своего пособия в пользу родной сестры Паулы. Глава семейства была вынуждена искать работу в Вене. Остались документы, свидетельствующие, что в 1915 году Ангела Раубаль работала в женском учебном пансионе, в 1919 году заведовала женским пансионом, в 1920 году заведовала еврейской кухней при Венском университете (других национальных кухонь в учебном заведении не было, хотя там учились представители десятков национальностей). В городе тогда среди прочих активно работал и Еврейский комитет высшей школы, который следил за работой еврейской кухни.

«Вена – это город, олицетворяющий кровосмешение», – изрек как-то Адольф Гитлер. Имели ли личные впечатления фрау Ангелы и высказывания о контингенте «подопечных» значение для твердо ставшего на позиции национал-социализма Адольфа? Были ли они определяющими в исполнении «главного» деле, которое по приказу фюрера вел в Вене в начале 40-х годов ХХ века гауляйтер Бальдур фон Ширах? Возможно, да, а, может, вовсе и нет… Но Ангела Франциска Йоханна Гитлер-Раубаль охотно покинула университетский буфет, променяв свою начальственную должность на обязанности экономки в доме сводного брата.

Летом 1928 года (по иным сведениям, в 1927-м) Гитлер снял в Оберзальцберге сельский дом «Вахенфельд» («Wachenfeld»).

Известно, что после ареста, отсидки в тюрьме Ландсберга-на-Лехе (с 11 ноября 1923 по 20 декабря 1924) и запрета на выступления, Адольф Гитлер с 1925 по 1927 годы много времени проводил в долине Берхтесгадена, в Оберзальцберге, и эти места стали для него воплощением природной гармонии. Гармонии, перенесенной – для него! – на другой континент мира… «Да, с этой горой я очень прочно соединился… Я совершенно влюбился в этот ландшафт», – честно и почти сентиментально признается фюрер своему окружению. И, потакая его неподдельной любви к очаровательной горной долине, его соратники найдут ему идентичное место, возведя там и новый, идеальный «Wachenfeld», прозываемый уже «Berghof».

Сельский дом в Оберзальцберге являл собой строение (11,5×8,8 м) с террасой и хозяйственной постройкой. В 1933 году постройку, где размещались прачечная и дровяной сарай, разломали, чтобы построить вытянутый в длину дом с пятью комнатами и прочими удобствами для адъютантов, прислуги, охраны, врачей и проч. В самом доме имелись: на первом этаже – большая (около 40 м2) комната-гостиная, кухня, кладовая, туалет, комната для домработницы (9,4 м2), на втором – две спальни (по 20,4 м2), две комнаты (по 11,8 м2) и ванна с туалетом. Все комнаты верхнего этажа соединялись балконом шириной 1 м. Вид, открывавшийся с этого балкона, был просто великолепен, – о чем может судить каждый, просматривая хронику, периодически транслируемую по ТВ как в авторских передачах о временах Третьего рейха, так и вставляемую в художественные фильмы. Сочные луга и живописные Альпы, с которых фен сдувает завесу тумана, воистину волшебны.

Летом 1928 года Ангела Раубаль вместе с младшей дочерью Эльфридой приехала в Оберзальцберг. Ее дочь Гели с декабря 1927 года находилась в Мюнхене, а сын Лео – учился в педагогическом училище Вены. В поместье привезли и Вольфа – девятилетнюю овчарку Гитлера (была подарена на 33-летие Адольфа, в 1922-м), но вскоре там появятся еще две собаки: Мука и Блонди. По документам, основным арендатором дома «Вахенфельд» была Ангела Раубаль, тогда как господин Гитлер в налоговых и иных бумагах проходил как… писатель. Как известно, в июле 1925 г. вышел первый том книги «Майн кампф», в декабре 1926 г. – второй.

Многолетний секретарь Адольфа Гилера Кристина Шрёдер характеризовала Ангелу Раубаль как «крайне решительную и энергичную персону. Ее венская кухня была великолепна… она была деятельным, энергичным и абсолютно уважаемым человеком… Ее фигура также вызывала уважением. Она не только осуществляла строгий надзор над персоналом дома, но считала себя ответственной также за благополучие своего брата, от чего тот не слишком был в восторге… Она была аккуратной домохозяйкой и превосходной поварихой». Паула Гитлер разделяла это мнение: «Моя сводная сестра, бывшая много старше и энергичнее меня, должна была во всем быть первой… и для меня было ясно, что мы не должны демонстрировать споры за право на брата. Поэтому я осталась в Вене, а моя сводная сестра Ангела стала в Оберзальцберге управлять хозяйством моего брата. Осенью 1934 года эта эра закончилась. Он хотел быть абсолютно свободным и никем не связанным».

«Дом Вахенфельд», он же Бергхоф – в 1928–1945 гг. резиденция Адольфа Гитлера в Баварских Альпах в долине Берхтесгаден, Германия

Заботливая и властная австрийка стала при господине Гитлере не только экономкой, но и секретарем, ведь если Гитлеру требовалось передать записки и сообщения, то прежде их отдавали фрау Ангеле.

Дом, оформленный в аренду с правом преимущественной продажи, в начале 30-х годов стал, наконец, собственностью рейхсканцлера Адольфа Гитлера вместе с земельным наделом. Тогда же на участке началось строительство гаража, террасы и зимнего сада над ним, также велись перестройка и расширение дома. Работами ведал владелец строительной фирмы в Мюнхене, член НСДАП с 1922 года и участник путча Гитлера (за что позже был награжден орденом Крови) Отто Шидермайер. Впервые идиллическую усадьбу отгородили от остального мира высокой проволочной изгородью, чтобы толпы страждущих видеть рейхсканцлера дни напролет не бродили вдоль окон. Кроме того, отныне вокруг изгороди стояли часовые из караульных частей и службы безопасности.

Еще в конце 1929 года прошел партийный съезд в Нюрнберге, когда перед Гитлером впервые промаршировали 20.000 бойцов СА, одетых в одинаковую форму. Среди восторженно ликующей толпы зрителей находились фрау Ангела Раубаль с дочерью Гели, которую Геббельс охарактеризует в дневнике как «прелестное дитя». А злой язык Путци Ханфштенгля представил «пустоголовой маленькой дрянью, у которой ни мозгов, ни характера» (впрочем, почти также он говорил и о Еве).

В сентябре 1935 года будет проводиться очередной съезд партии (получит название «Съезд свободы», «Der Parteitag der Freiheit»), участие в котором примут уже 100.000 руководителей и 54.000 рабочих, а также недавно сформированные части вермахта. Среди гостей съезда будут присутствовать и дамы из окружения Гитлера, среди которых, конечно же, будет и фрау Раубаль, – одна, без своего «прелестного дитя»… Милая Гели трагически погибнет в 1931-м; ее место рядом с фюрером к тому времени займет другое милое создание – Ева Браун.

Во время съезда и фрау Раубаль, и фройляйн Ева, проживающие в Нюрнбергском отеле «Kaiserhof», явно не оказывали друг другу симпатии. Впрочем, прохлада наблюдалась в первую очередь, со стороны сестры Адольфа. «Между дамами были довольно натянутые отношения, – говорил впоследствии во время дачи показаний Юлиус Шауб, – можно даже сказать, что образовались два лагеря, первый – вокруг фрау Раубаль, второй образовали дамы, на которых неохотно смотрели из первого лагеря. К тому времени фрау Раубаль, вероятно, впервые узнала об отношении ее брата к Еве Браун, что он покупает ей платья и делает ей подарки. И она совершенно открыто демонстрировала свою враждебность по отношению к Еве Браун».

Это небрежение к пассии фюрера лишило фрау Ангелу братней любви, и вскоре по распоряжению Адольфа Гитлера она была вынуждена покинуть благословенную долину Берхтесгадена, чтобы выехать на лечение в Бад-Нойхейм. Несмотря на затаенную обиду, Ангела Раубаль нашла свое утешение в поездке, где ей посчастливилось познакомиться с доктором технических наук, профессором Мартином Хаммицшем, директором государственного строительного училища в Дрездене. 20 января 1936 года они поженились, и с 1937 года стали проживать в Дрездене.

Вместе с матерью из поместья выехала и младшая Раубаль – Фридль, которая пребывала там с 18-ти лет, со времени окончания лицея в Вене. Девушка уехала к брату Лео, а в июне 1937 года она выйдет замуж за адвоката доктора Эрнста Хохэггера и станет проживать, как и мать, в Дрездене. Лео Раубаль в 1939 году станет лейтенантом люфтваффе и 31 января 1943 года будет взят в плен под Сталинградом. Выживет, и после войны станет учительствовать в Линце.

Утверждают, что именно после того, как Ева добилась своей цели – удаления непримиримого врага, вся личная территория Гитлера в Оберзальцберге досталась ей одной. Возможно, слухи, распускаемые о «связи» Адольфа и его племянницы Гели Раубаль, столь коробили нервы хозяина поместья, что он давно для себя решил избавиться от присутствия матери несчастной девушки. И такой случай представился…