Вы читаете фрагмент, купить полную версию на - litres.ru. Купить и за 99.00 руб.

Глава 3

У маркизы Таисии Бук было одно неоспоримое достоинство – титул. Хотя он и был так называемым титулом учтивости. Это обозначало лишь то, что она дочь герцога, а реальной власти или денег за собой не имеет. Да и в семье Буков деньги водиться перестали уже очень давно, еще во времена деда по отцовской линии.

Зато недостатков было хоть отбавляй. Первое – это отсутствие денег, о котором было уже сказано. Они жили практически так же, как рядовые граждане герцогства. Может чуть чаще ели говядину, а не кроликов, которые в достатке водились в окрестных полях. Тася о шикарных нарядах, приличествующих девице на выданье, даже не помышляла. Да и собственно в платьях ходила кране редко. А виной всему был ее второй недостаток – очень высокий рост. Шить у портных она себе позволить не могла, а то, что продавалась в салонах готовой одежды, не доставало ей даже до щиколоток. При этом девушка была очень худой, и конструкции с кринолинами и корсетами висели на ней как на вешалке. Поэтому ее ежедневным костюмом стали штаны из оленьей кожи и куртка, перешитая из вещей старшего брата, благо его рост был не ниже роста сестры.

У девушки практически отсутствовала женская хитрость. Герцогиня Бук умерла, когда дочка была еще совсем крошкой. Герцог же, увлеченный лошадьми и наукой, второй раз жениться не спешил. Поэтому на лице юной маркизы отсутствовали следы косметики или магической иллюзии. Волосы в лучшем случае она заплетала в толстую косу невыразительного мышиного цвета. Глаза были такого же оттенка, как, впрочем, и кожа на лице. Такая гигантская серая мышка.

Если в пору ранней юности Тася мечтала о принце на белом коне, то после первых и последних же в ее биографии двух балов она на этой мечте поставила жирный крест. Нет, не подумайте, от отсутствия кавалеров она не страдала. Молодые мужчины охотно приглашали ее, особенно на вальс. Но это было ровно до того момента, когда она подслушала разговор двух высокородных хлыщей.

Это был второй бал, который папенька устроил в честь ее совершеннолетия. Тася, несмотря на свои размеры, была девушкой достаточно пластичной и танцевала хорошо. Она кружилась счастливая, переходя от одного кавалера к другому. И уже строила планы, кого из молодых мужчин одарит своим вниманием. В какой-то миг ей стало душно, и она вышла на балкон подышать свежим воздухом и собраться с мыслями. Балконы в доме были очень интересной конструкции: выход был на одной стене, но сам балкон еще заворачивал за угол, переходя на боковую стенку. И вот в этом тупичке она и решила уединиться. На ее беду уединиться на балконе решили и два соседа, которые вышли подышать свежим воздухом. Девушка уже хотела выйти из-за угла и обозначить свое присутствие, но начало разговора заставило остаться на месте и подслушать их разговор.

– И как тебе наследница Бука? – спрашивал первый голос, похожий на голос баронета Пьера.

– Страшна, меры нет, – отвечал второй голос, кажется графа Ольдена. А ведь голубоглазый граф понравился ей больше остальных мужчин, и она всерьез подумывала одарить его своей благосклонностью. – Вся такая серая-серая, словно полевая мышь.

– И что же ты с ней танцевал два танца подряд? – поинтересовался первый.

– Танцевать – это же не жениться, – засмеялся граф. – Двигается она, кстати, неплохо, и во время танца у нее есть одно весомое преимущество перед остальными девицами: я не вижу ее лица, а мой взгляд упирается как раз в женскую грудь. Ее титьки не велики, но лучше лицезреть их, чем жеманные ужимки.

Тася вспыхнула: она никогда не жеманничала и заниматься этим не собиралась. Решив сначала высказать мужчинам все, что о них думает, потом затормозила, поняв, что подслушивание к достоинствам отнести вряд ли можно. А кавалеры, ничего не подозревая, продолжили свой разговор.

– У нее титул выше, чем твой, – продолжал Пьер.

– И рост тоже! – фыркнул Ольден. – Как представлю эту каланчу рядом с собой, так плакать хочется. Нет, увольте меня от такой чести. То ли дело дочь графа Марье: маленькая, пухленькая, улыбка как у солнышка. Мечта, а не жена!

Юная маркиза поняла, что маленьким пухленьким солнышком ей не стать никогда. Если даже получится набрать все, что было сомнительным при ее подвижности, то превратится она не в булочку, а в натуральную буханку.

Именно с этого разговора девушка решила, что замужество ей не светит, поэтому она вся ушла в науку и разведение лошадей. Тем более последнее обещало приносить в скором времени неплохой доход и поправить их плачевное финансовое положение.

***

Когда порт выплюнул Грифица и его коня в указанную точку, мужчина с удовольствием потянулся, разминая затекшие конечности. Герцогство Бук находилось на самом отшибе Льемской империи, и даже телепортация занимала некоторое время. Если бы пришло скакать на лошади, на это ушло бы не меньше недели. Погода стояла хорошая, можно сказать даже отличная. На небе ласково светило солнце, воздух застыл неподвижным маревом, напоминая, что перемещение произошло далеко на юг, и осень пока не вступила в свои права в этом забытом богом краю. Пустынные прерии тянулись безмолвным пространством во все стороны горизонта. Выжженная летним солнцем трава немного начала приходить в себя с отступлением жары. Где-то вдали виднелся табун лошадей, погоняемый двумя пастухами. Герцог решил подъехать к ним и спросить, как лучше проехать к господскому дому. Он мог бы и сам определить направление, но ленивый воздух разрушил последнее желание шевелить даже одним пальцем. Зачем тратить магию, когда можно просто подъехать и спросить? Пришпорив коня, он направился в сторону пасшихся лошадей.

Подъехав ближе, он заметил, что те, кого он принял за пастухов, ими не являлись. Пастух чуть поодаль сгонял лошадей в компактный табун с помощью двух больших лохматых собак. А эти двое просто стояли и наблюдали. Мужчина средних лет был в запыленной одежде, присущей выходцам южных земель. Рукава его песочного цвета куртки украшала кожаная бахрома. На голове была широкополая шляпа, которая прятала глаза от яркого солнца. Вторым оказался молодой паренек лет 15-16. Он был очень высок и очень худ. Длинные тонкие ноги и руки делали фигуру парня угловатой. Ягодицы и ляжки плотно обтягивали штаны из оленей кожи. «Такой же любитель кожи, как и Дэн!»– усмехнулся про себя Грифиц, представляя друга рядом с парнишкой. – «Что-то есть в них общее! Хотя ростом Дэниз все-таки выше».

–Добрый день! – поздоровался он, подъезжая к парочке. – Вы не подскажете, как проехать в замок герцога Бука!

Старший мужчина явно читал хроники империи и представлял, кто стоит перед ним. Поэтому снял шляпу и учтиво поклонился. Парнишка тоже изобразил что-то типа поклона, но шляпы не снял, гневно сверкнув на служителя тайной канцелярии темными глазами, цвет которых из-под полей определить было сложно. Грифица это почему-то заело, и он решил немного проучить наглеца.

– А вас, молодой человек, не учили, что при обращении высшего лица вы обязаны снять шляпу?– вопросительно выгнув бровь, поинтересовался красавчик. Парень же, так ничего и, не ответив, молча стянул головной убор с головы. Ему тут же на печи и спину упал каскад серых волос, опустившийся до низа спины. Такие волосы могли принадлежать только женщине.

– Я могу ошибаться, но, по-моему, не снимать головной убор перед мужчинами одна из немногих женских привилегий, – скривив губы в ухмылке, ответил парнишка, оказавшийся девушкой. – А приседать в реверансе в таком наряде по мне просто нелепо.

При этом она выразительно стрельнула глазами на свои штаны, подтвердив взгляд взмахом руки.

– Простите, но вашу половую принадлежность очень сложно определить правильно в таком наряде! – хмыкнул Грифиц, спешившись с лошади и посмотрев на девицу снизу вверх. Он не был мелким мужчиной, но она была выше его практически на полголовы. Мужчина вспомнил описание номера первого из списка уродин и шестеренки в его голове быстро заработали, сложив два плюс два.

– Я правильно понял, что вы маркиза Таисия Бук?

Получив утвердительный кивок от хмурой собеседницы, возвышающейся над ним, представился:

– Заместитель главы тайной канцелярии Льемской империи герцог Грифиц Рид. И приехал я по вашу душу.

***

Девушка растерянно замерла, разглядывая стоящего перед ней мужчину в темно-малиновом камзоле, штанах горчичного цвета, туго обтягивающих мощные ноги и начищенных до зеркального блеска сапогах. Затем ее взгляд скользнул по подбородку с сексуальной ямочкой, красиво вылепленным губам и остановился на глазах цвета июльского неба в обрамлении темных ресниц. В стороны от глаз лучиками разбегались смешливые морщинки. Мужчина снял шляпу, являя миру свои смоляные кудри, забранные в аккуратный хвост.

Ясно, что такой красавец приехал не жениться на ней. Мимо этого объекта равнодушной не пройдет ни одна особь женского пола. Следовательно, дурнушка Тася, которая в придачу выше его на полголовы, представляет какой-то другой интерес. Тут же в девичьей голове возник вопрос: какой? Прокрутив все возможные варианты, она так и не выбрала ни одного подходящего, хотя покупка лощадей была вполне приемлемым вариантом. Потом, поняв, что пауза затягивается, спросила:

– И зачем же вам, ваша светлость, моя душа? Возможно, вам нужна не она, а хороший конь-производитель?

– Нет, конь меня не интересует. Я как-то больше по кобылам специализируюсь! – широко улыбнулся мужчина.

– По кобылам? – сильно удивилась девушка, приподняв брови домиком и наморщив лоб. – Но экстерьер лучше передается по мужской линии. Или вы открыли что-то новое в коневодстве?

При этих словах ее спутник очень громко фыркнул, прикрывшись шляпой. Риф же растерялся на мгновение, поняв, что его шутку не оценили. Затем быстро взял себя в руки и ответил:

– Думаю, что мне стоит вначале переговорить с вашим отцом, а затем уже и вам объявить причину моего приезда.

– Да, конечно, – пожала девушка плечами. – Сильд поводит вас, а я с вашего позволения присоединюсь чуть позже. Мне нужно закончить осмотр лошадей.

И хотя любопытство буквально сжигало ее изнутри, виду она не подала. Нянюшка всегда учила воспитанницу, что негоже леди проявлять все эмоции. Леди должна быть холодной и выдержанной. У Таси обычно это получалось очень плохо, но перед высокородным господином, да еще и шишкой высшей элиты она решила лица не терять.

До замка ехали не долго, минут десять. Но этого времени Грифицу хватило, чтобы решить, что он поступил правильно, оставив начальника дома. Девушку уродкой назвать было нельзя. Да, слишком высока, но начальник тайной канцелярии выше. Худа до безобразия, но этот недостаток хорошо лечится императорским поваром. Невзрачна, но это лишь от того, что девушка не использует никаких женских хитростей. Увидев ее такой, Дэн точно откажется на ней жениться, посчитав очередной красавицей. Надо что-то придумать, чтобы у друга не возникло таких сомнений.

В просторном холле замка его уже встречали. «Видимо используют какие-то средства связи», – решил про себя Риф. Навстречу ему вышел высокий, худощавый мужчина в темно-синей хламиде.

– Добрый день, ваша светлость! – поприветствовал он гостя. – Прошу простить за внешний вид, но я был занят в лаборатории, а гостей никак не ожидал.

– И вам добрый день! – ответил Рид.– Я здесь по императорскому указу.

– Даже так? – удивленно поднял брови домиком мужчина, в этот момент очень сильно напоминая свою дочь. – И что же хочет его императорское величество?

Грифиц молча протянул хозяину замка свернутый в трубочку указ, скрепленной сургучной печатью. Мужчина дрожащими от волнения пальцами взял бумагу и хотел уже сломать печать, но потом резко передумал.

– Простите, ваша светлость, мы так редко принимаем гостей, что я просто растерял все навыки гостеприимства. Присаживайтесь, пожалуйста, – при этом он махнул рукой в сторону стоящего рядом кресла.

После того, как гость сел, с удовольствием вытянув вперед длинные ноги в сапогах, в соседнее кресло примостился и хозяин дома. Затем сломал печать и начал читать. Его брови снова поползли от удивления вверх:

– Его императорское величество велит Таисии явиться во дворец и выйти незамедлительно замуж за главу тайной канцелярии?

– Да, именно так, – подтвердил Риф. – Вам что-то непонятно?

– А разве Тася с его светлостью знакомы? – недоверчиво покачал головой старший мужчина, еще раз пробегая по строчкам глазами.

– Нет, насколько я знаю. Но что вас смущает? – иронично приподнял уголки губ в усмешке гость.

– Видите ли, – герцог Бук нервно смял полы своей хламиды, а затем поправил воротник, словно он вдруг начал его душить, выдавая этими действиями крайнюю степень волнения, – я воспитывал дочь в достаточно демократичных правилах. И боюсь, она не согласиться с данным указом.

– Вы хотите неприятностей с тайной канцелярией? – решил припугнуть хозяина Грифиц. Он, конечно, точно знал, что никаких репрессий со стороны Дэниза не последует. Его суровый и невозмутимый начальник в душе был жутким романтиком. И никогда не смог бы принудить девушку силой выйти за него замуж. Это было великой тайной, которую знало лишь пара человек. Но знать об этом старому герцогу совершенно не обязательно.

– Нет, упаси боже. Но тогда вы сами не могли бы объяснить это моей дочери? – со вздохом ответил бук.– Боюсь, у меня не получится.

– Без проблем! – подтянув одну ногу к себе и выпрямившись в кресле, ответил гость. – Только для начала хотелось бы ее увидеть!

– Сильд, ее сиятельство вернулась с прогулки? – развернулся хозяин к стоявшему поодаль слуге. Риф мысленно усмехнулся тому, что кто-то ревизию табуна называет прогулкой. Но, видимо, перед высокородным гостем не хотели показывать то, что юная маркиза сама работает как лошадь.

– Да, ваша светлость! – с легким поклоном ответил он.

– Вели ей прийти сюда!

– Да ваша светлость! – с этими словами слуга торопливо удалился. А еще через пару минут в зал выплыло нечто, подтверждающее тот факт, что она не зря занимает первое место в списке.

***

У изготовителей готовой одежды есть правило, которому они следуют неукоснительно: чем больше размер, тем на более высокий рост она шьется. Все иные отклонения изготавливаются в индивидуальном порядке. Следовательно, чтобы хоть как-то прикрывать коленки, Тася покупала платья больших размеров. Но так как в силу природной особенности была очень худощавой, корсет на ней практически затянуть было нельзя. Вернее его, конечно, зашнуровывали максимально туго, но он ничего у девушки не утягивал, а болтался примерно также как на корове седло. А если к этой болтающейся жесткой конструкции добавить не менее жесткий, также болтающийся кринолин, то видок получался еще тот.

Законы физики никто не отменял, когда девушка поворачивалась, кринолин, пристегнутый к корсету, заметно тормозил, лишь через какое-то время догонял свою хозяйку. При этом юбка была коротка, открывая взору две очень худые щиколотки.

Волосы, которые поразили Грифица, когда она впервые сняла перед ним шляпу, сейчас были собраны в прическу, очень сильно напоминающую воронье гнездо, украшенное парой темно-синих цветочков в тон платью. И этот сумеречный цвет придавал коже девушке мертвенный серый оттенок.

Рассматривая все эту красоту, герцог Рид успокоился, решив, что такая девица вполне может удовлетворить «изысканный» вкус императорского племянника.

– Добрый день, ваша светлость! – поприветствовала гостя маркиза, стараясь скрасить то неблагоприятное впечатление, которое, по ее мнению, произвела при первой встрече.

– Маркиза! – склонил голову в приветствии Грифиц. Только вот его глаза при этом хитро блестели. То, что они уже успели познакомиться, не выдал ни одним жестом или словом. При этом он точно знал, какую упругую попку скрывает это все «великолепие».

– Господин герцог здесь по важному поручению его императорского величества! – с этими словами отец неуклюже протянул девушке императорский указ, замерев в ожидании, пока она не развернула его и не прочитала.

– Ваша светлость, скажите, что это шутка! – глаза девушки выражали мольбу, когда она смотрела на Рифа.

– Почему же шутка? – удивился гость, удобнее устраиваясь в кресле, в которое он снова уселся, после того, как поприветствовал маркизу. – Это реальное и очень выгодное предложение!

– Но… – она на секунду задумалась, в трогательном жесте прикусив указательный палец. Если бы это видела нянюшка, она точно бы получила веером по руке. – Герцог Рут это же тот мужчина, который изображен на 100 льемах?

– Совершенно верно, – ухмыльнулся Грифиц. Он неверно истолковал эмоции Таисии, думая, что она приходит в восторг от этого факта.

– Он же такой, такой…– девушка не могла подобрать приличное слово, описывающее внешность Дэниза. – Старый!

– Старый? – пришло время удивляться Рифа. – Его светлости 32 года. По-моему, отличный возраст для мужчины.

Грифц, как и все представители сильного пола, ничего не смыслил в мужской красоте. За что он осуждал друга, так за неумение модно одеваться. Но все остальное его вполне устраивало. А на злосчастной купюре был лишь изображен профиль главы тайной канцелярии. Его любимые штаны и черный камзол элементарно не вошли.

– Просто в мои планы замужество не входило. Тем более такое неожиданное. Да и мужчины предпочитают более миниатюрных и более миловидных леди, – постаралась донести до гостя свои мысли Таисии.

– Милая моя маркиза, – с улыбкой обратился к ней мужчина, целуя ее руку, слегка пахнущую конским навозом.– Я всего лишь передал вам указ его величества. Принимать какие-либо решения я не уполномочен. Обсудить все то, что вам не нравится, вы можете во дворце.

Таисия покраснела как маков цвет. Она не думала, что кто-то будет лобызать ее конечности. Поэтому очень торопясь и приводя себя в божеский вид, руки помыть не успела. Риф же догадался о причине ее смущения, отмечая про себя, что для Дэниза это вполне приемлемое поведение. Он не станет следовать каким-то условностям в ущерб делу.

Тася отдернула руку как от раскаленной печки, а гость продолжил:

– Ссориться с главой тайной канцелярии я бы вам не советовал.

Девушка подняла глаза с мольбой на отца, но тот лишь обреченно пожал плечами.

– Но у меня даже нет приданого! – решила привести она последний аргумент.

– Его светлость достаточно богат, чтобы не заметить этого недоразумения.

***

А еще через два часа после этого памятного разговора маркиза Бук в сопровождении герцога Рида направились в сторону стационарного портала. Грифиц немного приотстал от едущей в мужском седле девушки, чтобы еще раз полюбоваться ее упругой пятой точкой. Он прекрасно осознавал, что эта девушка предназначена не ему, а другу. Но как говорила его мать, герцогиня Марфия Рид его же отцу:

– Нагуливать аппетит ты можешь где угодно, главное, чтобы ужинал дома!

В конце концов, ходят же господа в музей, чтобы полюбоваться выставленными на показ картинами? Почему бы не позволить себе сделать это с живой натурой? Риф приложил немало ума и смекалки, чтобы объяснить герцогу Буку, почему его дочери будет неудобно переправляться в столицу в кринолине. Хотя истинной причиной было то, что показаться рядом с тем чучелом, которое представляла собой Таисия в платье, он просто побоялся. А так, мало ли какой мальчик едет рядом с заместителем главы тайной канцелярии, может, очередной осведомитель?

Тася же была девушкой умной. Поэтому прекрасно поняла, что спорить и ругаться с рядовым исполнителем императорского указа бесполезно. Своими действиями она могла разве что навлечь гнев на его голову. Поэтому решила все-таки доехать до резиденции правителя и поговорить, если не с его императорским величеством, то, по крайней мере, со своим потенциальным женихом и мужем. Она считала, что вполне справиться с тем, чтобы объяснить герцогу Руту, почему не годиться ему в жены. Ну и увидев ее во всей красе, он вероятнее всего сам пожелает от нее отказаться.

Собралась она очень быстро по сравнению со всеми представительницами прекрасного пола. Грифиц велел ей взять с собой смену белья и то платье, в котором она предстала перед ним, посчитав, что данного наряда будет вполне достаточно для «соблазнения» Дэниза. Всем остальным, он надеялся, муж обеспечит супругу в ближайшее время. А Тася простодушно посчитала, что в ближайшее время будет возвращена домой.

Когда эта странная парочка прибыла во дворец, Риф сразу проводил девушку в приготовленные для нее покои. Познакомил с ее личной камеристкой и отправился на доклад к начальнику.

Дэн с утра пребывал в тревожном состоянии духа, мотаясь из угла в угол своего кабинета. С одной стороны он боялся, что девушка опять окажется достаточно красивой, чтобы стать его женой. Но еще больше боялся того, что друг посчитает ее подходящей. И тогда ему завтра придется жениться на неприятной особе, которую он сам себе напророчил. Когда Грифиц зашел в кабинет, то Дэн сразу вскочил с кресла, в котором пребывал в размышлениях последние пять минут и бросился к заму с расспросами:

– Ну и как она?– спросил мужчина, нервно лохматя пятерней и так торчащие в разные стороны волосы. Его трепещущие ноздри были приметной частью лица, и в данный момент выдавали крайнюю степень волнения.

– Самое то! – усмехнулся довольно Грифиц. – Страшна, меры нет, но достаточно умна. Поэтому, я думаю, найти общий язык вы сумеете.

– Я пойду к ней знакомиться! – тут же собрался глава тайной канцелярии.

– Стой! Ты же не хочешь напугать девушку раньше времени своим длинным носом? – Риф понимал, что это жестокий аргумент, но действовал безотказно. – Подожди до завтра! Она немного успокоится, придет в себя. А там, глядишь, и на тебя посмотрит более благосклонно. Особенно, если ты снимешь эти ужасные штаны.

– Ну, уж нет! – взревел Дэн.– Я готов пожертвовать многим, но штаны не дам!

Друг предложил выпить коньячку, чтобы успокоить нервы, а сам радостно потирал в мыслях руки, радуясь тому, что так ловко увел Дэниза со скользкой темы.