Вы читаете фрагмент, купить полную версию на - litres.ru. Купить и за 79.90 руб.

Глава 2

Гостиница, до которой они наконец добрались, оказалась совсем небольшой, но уютной. Конечно, Люк не привык останавливаться в подобных местах, но и он отметил, что гостиница вполне приличная. Двор был чисто выметен, слуга, который сразу же выбежал к ним на помощь, – предупредителен и вежлив.

– Мистер Кларендон упал с лошади, – сказала Роксана, ловко соскочив с седла. – Нам нужны две комнаты, и еще не могли бы вы как можно быстрее послать за доктором? У мистера Кларендона сломана лодыжка, и он испытывает очень сильную боль.

Спешиваясь, Люк не смог сдержать стона. Его нога горела огнем. Каждое движение болью отдавалось во всем теле, и Люк опять почувствовал сильную слабость и головокружение. Заметив это, слуга и Роксана бросились ему на помощь. Если бы они этого не сделали, Люк бы просто упал. Слуга позвал еще двух человек:

– Нэд, позаботьтесь о лошади этого джентльмена. Иеремия, помогите мне, а затем сходите за доктором. У мистера Кларендона очень болит нога.

Двое слуг помогли Люку дойти до гостиницы. Это было почти новое здание с чисто выбеленными стенами, соломенной крышей и небольшими окнами. Оглянувшись и увидев, что Роксана со своими вещами следует за ними, Люк облегченно вздохнул. Он чувствовал себя все хуже и хуже. В ноге пульсировала боль. Они вошли в гостиницу. Им навстречу вышел высокий плотный человек и с недоверием оглядел Люка и Роксану:

– Вам и вашей спутнице нужна комната, сэр?

– Нам нужны две отдельные комнаты, – сказала Роксана. – Мистер Кларендон ушиб ногу. Думаю, у него небольшой перелом. Один из ваших слуг пошел за доктором. Но я все равно должна буду ухаживать за мистером Кларендоном, пока мы будем жить здесь.

– А кем вы ему приходитесь, мисс? – Владелец гостиницы слегка сдвинул брови.

– Я новая гувернантка в семье мистера Кларендона, – сухо ответила Роксана. – Он нанял меня для своего племянника. Моя лошадь потерялась где-то в лесу. Она сбежала, а у нас не было времени ее искать. Меня зовут мисс Роксана Петерс.

Взглянув на нее, Люк едва смог подавить улыбку. Получается, она не хуже его самого умела придумывать небылицы. Владелец гостиницы застыл, не зная, верить странной истории Роксаны или нет. Но тут его отвлек стон Люка, и он бросился ему на помощь.

– Проводите этого джентльмена в нашу лучшую комнату, – скомандовал он своим слугам. – А его спутница может занять комнату поменьше.

– Благодарю, – сказал Люк и перевел взгляд на Роксану: – Пойдемте с нами, мисс Петерс. Я хочу, чтобы вы присутствовали во время визита доктора.

– Хорошо, я побуду с вами, когда доктор придет, сэр.

Владелец гостиницы двинулся за ними. Он указал на комнату, где должна была поселиться Роксана.

Девушка вошла в небольшую комнату. Там стояла железная кровать, накрытая белым покрывалом. Окна украшали голубые занавески, в углу стоял небольшой комод. Но даже эта убогая обстановка восхитила Роксану, привыкшую к кочевому образу жизни. Она бросила свою поклажу на пол, вышла из комнаты и закрыла дверь на ключ. Никаких особо ценных вещей у нее не было, но ей не хотелось потерять и те, что она имела, а кроме того, неприятна была мысль, что кто-то из слуг может в них рыться. Она быстро нашла комнату Люка. Войдя, Роксана увидела, что хозяин гостиницы стоит у кровати. Слуги куда-то ушли.

– Благодарю вас, – сказала Роксана. – Теперь я сама смогу позаботиться о нем.

Хозяин повернулся к ней, глянул с прищуром, недоверием и даже некоторой враждебностью. Роксане стало очень неуютно под его испытующим взглядом. Мистер Кларендон чувствовал себя очень плохо и, казалось, неясно понимал, где находится. Роксане вдруг пришло в голову, что, если бы ее тут не было, Люка запросто могли ограбить. Возможно, Роксана была несправедлива к хозяину гостиницы, но она почему-то очень сомневалась в его порядочности.

– Хорошо. Как только доктор придет в гостиницу, я сразу же пошлю его сюда. – Он опять с недоверием взглянул на Роксану. – Я беру пять шиллингов за ночь с мистера Кларендона и два шиллинга с вас. И еще вы должны будете заплатить за стол и визит доктора.

– Не волнуйтесь, мы вам за все заплатим. Мистер Кларендон приличный человек и ни за что не сбежит отсюда, не расплатившись с вами.

– Да, со мной шутки плохи. У Джейка Хардкастла прекрасная память на лица. Мне кажется, я где-то видел вас. Но никак не могу вспомнить где. И тогда вы уж точно были не гувернанткой. – Он хитро взглянул на Роксану. – Но если у вас нет денег, вы можете расплатиться со мной и по-другому.

– Пожалуйста, оставьте нас. – Роксана действительно нисколько не была похожа на гувернантку. Слишком уж надменными были ее манеры. – После ухода доктора принесите нам обед. Еда должна быть легкой: куриный бульон со свежим хлебом или что-нибудь в этом роде.

Он молча кивнул и вышел из комнаты, еще раз бросив взгляд на Роксану, склонившуюся над кроватью Люка.

– Мистер Кларендон, – позвала Роксана, прикоснувшись к его лбу – лоб был горячим и немного влажным. Она с беспокойством подумала, что у Люка начинается лихорадка. – Не бойтесь, я здесь. Я не оставлю вас одного.

Услышав стук захлопнувшейся двери, Роксана обрадовалась. Мистер Хардкастл наконец-то ушел. Веки Люка слегка дрогнули, и он открыл глаза.

– Он ушел? – пробормотал Люк. – Гостиница вполне приличная, но вот хозяин, судя по всему, настоящий мошенник. Я ему не доверяю. Вы ведь не покинете меня, Роксана?

– Зовите меня мисс Петерс. Я ведь служу у вас, помните?

Он кривовато усмехнулся:

– Да, вы просто потрясающая актриса, Роксана. Вы напомнили мне мою гувернантку. Она была такой строгой, что все, кроме старого графа, ее боялись.

– Старого графа? А кто это?

– Я жил с ним, когда был маленьким. Не важно, – с трудом проговорил Люк. Пот опять выступил у него на лбу. – Простите, что причинил вам столько хлопот. Я никогда не думал, что сломанная нога может болеть так сильно. Когда я в детстве сломал руку, такой боли не было.

– Это вполне объяснимо. Во-первых, вам пришлось подниматься по лестнице. Во-вторых, я не врач и, возможно, наложила повязку неправильно. Когда придет доктор, он перебинтует вам ногу и даст снотворное.

– Вы посидите со мной, пока я буду спать? Или, если не хотите здесь оставаться, не могли бы спрятать мои деньги у себя? Я не доверяю этому человеку.

– Я тоже, – согласилась Роксана. – А мне вы доверяете?

– Разве у меня есть выбор? Но я действительно доверяю вам, сам не знаю почему. Понимаю, звучит странно, но мне кажется, что я знаю вас всю жизнь. Уверен, что вы сдержите свое слово и не оставите меня здесь одного.

– Я должна спрятать ваши деньги в надежное место.

– Они лежат в кожаном кошельке в кармане моего пальто. Я точно не знаю, сколько там, но, думаю, нам должно хватить на поездку в Лондон.

Сунув руку в карман его пальто, Роксана нашла кошелек, пересчитала деньги и показала их Люку:

– Здесь десять золотых соверенов, сэр. Мне тоже кажется, что этого хватит.

– Вам не нужно было показывать мне деньги. Я уже сказал, что верю вам. А теперь спрячьте их.

– Да, конечно.

Роксана повернулась к нему спиной. Подняв подол платья, она спрятала деньги в потайной карман своей нижней юбки. Затем, повернувшись к Люку, увидела, что он в удивлении за ней наблюдает.

– Это самый надежный тайник, – принялась объяснять Роксана. – Наверняка они будут искать деньги прежде всего в моих вещах.

Люк кивнул и, прищурившись, заметил:

– А вы находчивая девушка, Роксана. Мне кажется, что у вас есть какая-то тайна. Верно?

– Почему вы так решили?

Как он мог об этом догадаться? – подумала Роксана. Нет, это невозможно. Он просто испытывает ее.

– Ну, вообще-то я не любопытен, – сказал Люк, зевнув и прикрыв глаза. – Можете не открывать мне ваших тайн. Я тоже не охотник рассказывать о себе первому встречному.

Роксана отвернулась от него и надолго задумалась. Как ему удалось почувствовать, что у нее есть тайна? Но это действительно было так. И только София знала об этом. Ее лучшая подруга, ее спасительница. В тот день, когда они впервые встретились, Роксана в беспамятстве блуждала по улицам. Она не помнила о своей прежней жизни, о том, откуда она и как ее зовут. В правой руке она сжимала рубин, сжимала так крепко, что прошло еще несколько дней, прежде чем она разжала ладонь. Еще София нашла в ее кармане кружевной платочек с инициалами «Р. П.», вышитыми в уголке красными нитками. София сказала, что ее могли бы звать Роксана, это имя ей подходит. Но ни София, ни сама Роксана никогда не задумывались о фамилии, в той жизни она ей была не нужна. И потому, когда хозяин гостиницы спросил, как ее зовут, Роксана сказала первое, что пришло ей в голову. Мисс Петерс. В свое время она кое-что сшила для леди Петерс, и та заплатила ей золотой соверен за работу.

Что касается рубина, то София спрятала его, и Роксана совершенно о нем забыла. Только перед смертью подруга заговорила с ней о рубине, сказав, что Роксана может его продать и какое-то время продержаться, но девушка сомневалась, имеет ли на это право, поскольку так и не вспомнила, откуда он у нее. Чей это рубин – ее или чужой? Могла ли она украсть камень, когда сбежала из дома или от своих господ?

Почему она не выпускала его из рук несколько дней?

После долгих раздумий Роксана уже совсем было собралась рассказать Люку Кларендону правду, но момент был упущен. Она услышала за дверью голоса, и в комнату вошел человек. На нем были потертое черное пальто и короткие бриджи. В руках старая потрепанная шляпа. Несмотря на то что доктор был бедно одет, он производил впечатление культурного и вежливого человека.

– Вы сказали, что этот джентльмен упал с лошади? – спросил он, подойдя к кровати.

– Да, – ответила Роксана. – И у него очень болит нога.

– Я осмотрю его, – произнес доктор и склонился над Люком. Откинув одеяло, он снял повязку и принялся осматривать ногу, нахмурился и что-то бормотал про себя. – Мне кажется, у вас скорее вывих, чем перелом. Ему крупно повезло, мисс, – обратился он к Роксане. Но, услышав стон своего пациента, доктор опять повернулся к нему: – Я понимаю, сэр, как вам больно. Я собираюсь…

Не договорив, что именно он собирается сделать, доктор резко дернул ногу Люка. Раздался хруст, и несчастный пациент вскрикнул от боли.

– Да, понимаю, это больно, но все уже закончилось. Я наложу тугую повязку и зайду завтра. Вам нужно немного отдохнуть. Думаю, через несколько дней вы поправитесь. У вас небольшой вывих чуть выше лодыжки. Связки будут воспалены еще несколько дней. Но я точно уверен, что кости целы.

– Надеюсь, вы правы, – пробормотал Люк сквозь сжатые зубы. – Моя нога просто огнем горит.

– Вполне естественно. – Доктор порылся в своей сумке, вытащил бинты и перебинтовал ногу Люка чуть выше голени. – Это поможет вам поскорее поправиться. – Затем достал маленькую коричневую бутылочку. – А это поможет заснуть. Но имейте в виду, здесь очень сильнодействующее лекарство, им ни в коем случае не следует злоупотреблять. Вам нужно принимать по четыре капли каждые шесть часов. Мисс Петерс? Вас ведь так зовут?

– Верно, – быстро проговорила Роксана и взяла из рук доктора пузырек. – Это настойка опия?

– Да. Вы его когда-нибудь принимали?

– Моей подруге иногда приходилось его принимать. И я знаю, что этим лекарством ни в коем случае нельзя злоупотреблять, сэр.

– Ну, значит, я могу со спокойной совестью доверить вам своего пациента. – Он посмотрел на Люка: – Вы скоро заснете, мистер Кларендон. Не думаю, что у вас будет жар. Но если станет хуже, смело посылайте за мной.

С этими словами доктор ушел. Роксана осторожно накапала опий в стакан с водой, помогла Люку сесть. Он выпил залпом лекарство и с облегченным вздохом откинулся на подушки.

– Это было очень эгоистично с моей стороны просить вас остаться со мной, – сказал он. – Теперь вы можете вернуться к себе в комнату и как следует отдохнуть.

– Нет, я посижу с вами, здесь, у камина. Доктор сказал, что жара быть не должно. Но мне лучше быть рядом на всякий случай. До этого у вас явно был жар – вы так вспотели. Но может быть, вам станет легче, когда вы проснетесь.

Роксана села у камина. Его разожгли, пока она помогала Люку добраться до комнаты. Теперь огонь горел в полную силу. В ее комнате не было камина, а здесь было так тепло и уютно. Она просто валилась с ног от усталости, но все же не забыла закрыть дверь.

Роксана сама не заметила, как заснула. Ее разбудил какой-то странный звук. Огонь в камине все еще не погас, и комната была освещена. Роксана подошла к кровати и проверила, как там Люк. Он мирно спал. Жара не было. Дыхание было ровным и тихим, почти беззвучным. Что же тогда это был за звук? Роксана шагнула к двери и приложила ухо, прислушиваясь.

– Кто здесь? – тихо спросила она. Ей никто не ответил. – Что вам нужно?

Звук повторился. Роксана вздрогнула и бросилась к окну. Какой-то человек заглядывал в комнату. Должно быть, он приставил к стене лестницу, пытаясь проникнуть внутрь через окно, обнаружив, что дверь заперта. Подбежав к камину, Роксана схватила тяжелую кочергу. Затем вернулась к окну и грозно взмахнула ею, показывая, что сможет защититься. Поняв, что его застали на месте преступления, мужчина на мгновение замер, затем быстро спустился по лестнице и побежал в сторону конюшен.

Роксана вернулась к камину. Ноги ее дрожали. Она плохо рассмотрела незнакомца, пытавшегося проникнуть в комнату, но почему-то была совершенно уверена в том, что это хозяин гостиницы. Значит, интуиция ее не обманула. Хозяин гостиницы действительно оказался проходимцем, и потому ни в коем случае нельзя было оставлять Люка Кларендона, крепко спавшего под действием лекарства, одного.

В какой-то момент ей вдруг пришло в голову, что доктор осмотрел своего пациента невнимательно. Но, взглянув на Люка и увидев, как спокойно и ровно он дышит, Роксана перестала волноваться. Доктор знает свое дело, решила она. А раз так, то скоро Люк будет в состоянии выдержать поездку до Лондона. Нужно уезжать отсюда как можно быстрее.

– Вы что, совсем не ложились? – спросил Люк, открыв глаза. В этот момент она прикладывала холодный компресс к его лбу. – Спасибо, но не стоило так беспокоиться, у меня совсем нет жара. Я чувствую себя хорошо. Долго я спал?

– Долго. Я просидела рядом с вами всю ночь. Кто-то хотел проникнуть в комнату через окно, хорошо, что я проснулась и спугнула его, пригрозив кочергой. Испугавшись, он убежал в сторону конюшен.

– Думаете, это сообщник хозяина? Я сразу почувствовал, что все они настоящие негодяи. Наверняка здесь часто грабят постояльцев.

– Скорее всего, он думал, что вы один и крепко спите. Простите, что истратила попусту два ваших шиллинга, заплатив за лишнюю комнату, в которой не ночевала.

– Вы можете пойти туда сейчас и как следует отдохнуть. Но сначала дайте мне мой пистолет. Он в потайном кармане пальто. И еще, не могли бы вы попросить хозяина принести сюда еды и питья? Не думаю, что они попытаются ограбить нас среди бела дня. А если и попытаются, то я покажу им, что вполне могу за себя постоять. Надо узнать, можно ли здесь нанять карету. Если невозможно, мы продолжим путь на моей лошади.

Отыскав пистолет, Роксана протянула его Люку. Если бы она знала, что у того есть оружие, она бы не стала прибегать к кочерге, чтобы спугнуть злоумышленника.

– А вы уверены, что сможете двинуться в путь в таком состоянии?

– Моя нога все еще немного болит, но мне гораздо лучше. Я бы хотел убраться отсюда как можно скорее.

– А если нам все же удастся нанять карету, неужели вы оставите здесь свою лошадь?

– Нет, ее впрягут в карету, которую мы наймем.

– Вообще-то мне тоже не нравится эта гостиница. Если бы меня не было здесь, вас бы обязательно ограбили.

– Не я первый, не я и последний. Сотни больных постояльцев оказываются жертвами мошенников, подобных хозяину этой гостиницы. – Люк нахмурился. – Я очень благодарен вам Роксана. Вы моя спасительница.

– На моем месте так поступил бы каждый, – смутившись, ответила Роксана. – К тому же с вами я быстрее доберусь до Лондона и сэкономлю свои деньги.

– А я без вас мог бы и вообще не добраться до Лондона. – Люк смотрел на нее с такой благодарностью, что Роксана смутилась еще больше. Увидев, как зарделось ее лицо, он рассмеялся. – Похоже, я смутил вас. Простите меня, мисс Роксана. Я сдержу свое обещание и не буду пытаться вас соблазнить. Я прекрасно помню наш уговор.

– Вот и правильно, сэр. Должна вам признаться, я не хочу быть не только вашей, но и вообще ничьей любовницей.

– Не думаю, что вам это удастся, – улыбнувшись, возразил Люк. – Вы слишком хороши собой, чтобы всю жизнь оставаться одинокой. Кто-нибудь рано или поздно соблазнит вас. Лучше уж это буду я.

– Вы, должно быть, бредите, сэр. Вы совсем меня не знаете. Или вы надо мной смеетесь?

– И не думал смеяться над вами, мисс Роксана. Еще ни к одной женщине я не испытывал таких чувств, как к вам. Но я не буду настаивать. Ведь тогда вы сбежите от меня куда глаза глядят. Я хочу как можно скорее уехать отсюда, хотя и за стенами гостиницы мне все еще грозит опасность.

– Вы говорите о вашем враге? – Роксана с интересом на него посмотрела. Возможно, Люк был слишком высокомерным. Возможно, даже он не был разборчив в связях. Но Роксана совершенно не испытывала перед ним того страха, как перед Черным Бобом. – Ночью я была уверена, что к нам в комнату пытается проникнуть кто-то из шайки хозяина, чтобы ограбить. Но теперь мне кажется, что это мог быть ваш враг, который собирался убить вас.

– Нет, я так не думаю, – нахмурившись, сказал Люк. Он уже жалел, что придумал столь глупую историю. – Возможно, он просто хотел поквитаться со мной. Но не думаю, что он собирался меня убить.

– О, тогда это точно был кто-то другой. – Роксана о чем-то задумалась. Потом, словно отвечая на свои мысли, перевела разговор на другую тему. – Если вы сдержите свое обещание и представите меня вашему знакомому директору театра, то я буду очень вам благодарна.

– Вы спасли мне жизнь, и потому я с радостью помогу вам, – заверил Люк. – У меня много плохих черт, мисс Роксана, но еще ни разу в жизни меня никто не упрекнул в неблагодарности. Возможно, когда-нибудь я предложу вам вступить со мной в связь. Возможно, вы даже сами этого захотите. Но я обещаю, что этого не произойдет во время нашего путешествия в Лондон.

Часа через два они выехали из гостиницы. Каретой правил тот самый кучер, который встретил их, когда они прибыли. Его звали Гарольд, и он оказался весьма дружелюбным малым. Роксана и Люк сидели впереди, за спиной кучера. Конечно, они не могли быть до конца уверены в его честности, но это было не страшно. Гарольд довезет их до ближайшего постоялого двора, и там они расстанутся. Роксана не знала, что именно сказал Люк хозяину гостиницы, которую они только что покинули, но тот стал внезапно безукоризненно вежлив и не позволял себе больше никаких непристойных намеков. Она вернула Люку деньги, и он заплатил хозяину за комнаты и за визит врача.

Правда, по ее мнению, он взял с них слишком много. Больше всего ее возмутили две гинеи, которые тот потребовал за визит врача. Люка же это нисколько не смутило. Он, наоборот, заплатил хозяину в три раза больше, чем тот просил.

– Он заслужил это, – сказал Люк. – Как бы там ни было, если бы не он, я сегодня не смог бы продолжить наш путь. Сегодня мне гораздо лучше. И все это благодаря отдыху в его гостинице и доктору, которого он для меня пригласил.

– Рада слышать, что вам лучше, – сказала Роксана и опять погрузилась в свои мысли. Если бы Люк Кларендон не был так слаб и мог бы самостоятельно добраться до Лондона, она не задумываясь оставила бы его. Люк сам предложил ей помощь, но Роксана не была уверена в бескорыстии его помыслов.

София столько раз предупреждала Роксану о том, насколько коварны мужчины из высшего общества. Особенно те, кто обещает девушкам помощь или несметные богатства. Люк был обходителен и любезен, но Роксана все равно не доверяла ему до конца.

Не доверяла. Но и не боялась. Самое плохое, что он может сделать, – это попытаться обворожить ее. Но он никогда не применил бы к ней силу, как это сделал бы Черный Боб, останься она в своей труппе. В конце концов, Люк Кларендон – джентльмен.

Роксана понимала, что предостережения Люка насчет опасностей, подстерегающих ее в Лондоне, не лишены оснований. Раз уж она решила стать настоящей актрисой, ей действительно понадобится покровительство влиятельных мужчин. И не только директора театра, но и зрителей, которые придут на нее смотреть. А если у Роксаны появятся поклонники, она, возможно, повторит путь Софии, станет любовницей какого-нибудь аристократа. София хотела бы уберечь Роксану от такой участи. Она и сама много раз жалела, что вступила на этот путь. Вот почему Роксана сделала бы все возможное, чтобы не огорчать подругу, пусть даже и после ее смерти. Но ни одна актриса не может избежать подобной участи.

Возможно, и правда будет лучше, если этим мужчиной станет Люк? Ведь она уже начала испытывать к нему симпатию.

Роксана безуспешно пыталась отогнать от себя эти мысли. Она вообще не хочет становиться ничьей содержанкой. Но это неизбежно. Голос Люка вывел ее из задумчивости:

– Вы выглядите такой измученной. Откиньтесь на подушки и немного поспите. Мне кажется, Гарольду можно доверять. Отдохните.

– Хорошо, я действительно устала.

Роксана закрыла глаза и задремала. Его ласковый и такой проникновенный голос совершенно ее успокоил. Он был таким привлекательным мужчиной и нравился ей все больше и больше.

Проснулась она спустя два часа, когда карета въехала во двор весьма опрятной и, по-видимому, дорогой гостиницы. Обнаружив, что все это время она спала, привалившись к плечу Люка, Роксана смутилась. Ей стало так стыдно, что краска залила щеки.

– Простите меня, сэр. Надеюсь, я не слишком обеспокоила вас. Как ваша нога?

– Все еще немного болит, – сказал он и, улыбнувшись, добавил: – Но это не смертельно. И не волнуйтесь, вы не причинили мне никаких неудобств.

Кучер остановил карету. Один из слуг гостиницы кинулся открывать дверцу. Заметив, что у Люка перевязана нога, он протянул руку и помог выйти. Хотя Люк спускался медленно и осторожно, ему все равно было очень больно, и это не ускользнуло от внимания Роксаны и кучера.

– Видите, Джонстон, у меня повреждена нога. Со мной случилась одна неприятная история, – дружелюбно улыбнувшись, сказал Люк. Судя по всему, они были хорошо знакомы. – Не могли бы вы позаботиться о моей лошади и накормить кучера?

– Конечно, сэр, – ответил Джонстон и позвал своих помощников, которые тотчас же явились на его зов. Он попросил их позаботиться о лошади.

Слегка нахмурившись, Роксана поблагодарила Гарольда за то, что он доставил их в гостиницу, и дала ему шиллинг из своего кошелька.

– Мне очень жаль, что с вами так обошлись в нашей гостинице, – сказал он, поклонившись. – Я слышал о том, что произошло сегодня ночью и как бесстрашно вы защищались. Вашей храбрости можно позавидовать.

– Надеюсь, вы не имеете к этому никакого отношения, Гарольд.

– Нет, мисс. Конечно же нет, – горячо заверил ее кучер. – Мне самому не нравится эта гостиница, но с работой сейчас тяжело. Лучше уж так, чем на дороге с протянутой рукой. Я давно уже хочу сменить место, но пока ничего подходящего не подворачивается.

– Уверена, что вам в конце концов обязательно повезет, – сказала Роксана и, попрощавшись, вошла в гостиницу. Люк беседовал с каким-то человеком, судя по всему, хозяином. Он нисколько не напоминал того проходимца, который их чуть не ограбил. Это был слегка полноватый, но приятный мужчина. Улыбнувшись, он приветливо кивнул Роксане:

– Этот джентльмен сказал, что вы спасли ему жизнь, мисс. Моя жена выделит вам подходящую комнату и позаботится о вас. Кажется, вы очень устали.

– Я спала практически всю дорогу, – ответила Роксана. Она взглянула на Люка: – А вы сказали хозяину, чтобы он послал за доктором, сэр? Мне кажется, вашу ногу нужно еще раз осмотреть. Я не уверена, что тот врач все сделал правильно.

– Не волнуйтесь, мисс. Его светлость… его честь теперь в надежных руках.

Роксану удивило поведение хозяина. Почему он так испугался, случайно оговорившись? И почему хотел назвать Люка «его светлость»? Судя по всему, Люка Кларендона в этой гостинице хорошо знали и благоговели перед ним. Чем все это можно объяснить? Из задумчивости Роксану вывело появление жены хозяина.

– Пойдемте, мисс, – присев в реверансе, проговорила она. – Мы всегда рады, когда его светлость останавливается у нас… – Запнувшись, она слегка хлопнула себя по лбу. – Простите, я опять забылась. А все Сид! Если бы не он, то я так и звала бы его «ваша честь». Да уж, язык мой – враг мой. Но вообще-то что тут скрывать? Ведь происхождение лорда Кларендона ни для кого не секрет.

– Действительно, что тут скрывать?

Роксана почувствовала, что краснеет. Как же глупо было с ее стороны не спросить у Люка об этом раньше. Он сказал, что его зовут Люк Кларендон, но ни словом не упомянул о своем титуле. Поэтому, обращаясь к нему, Роксана называла его просто «мистер». Как же, наверное, он про себя смеялся над ней!

Получается, Люк Кларендон – настоящий аристократ. Представитель высшего общества. Самая опасная для нее категория мужчин. София всегда предупреждала ее, чтобы она ни в коем случае не связывалась с аристократами.

«Если ты влюбишься в мужчину из высшего общества, он совратит тебя и бросит. Дитя мое, я знаю, о чем говорю».

Роксана почувствовала, как сердце ее сжалось от гнева и разочарования. Ведь ей показалось, что она понравилась Люку. Почему же он не сказал ей о своем титуле с самого начала? Люк только притворялся, что доверяет ей. Иначе сразу бы рассказал о своем происхождении. Глаза ее наполнились слезами, но ей удалось сдержать их. Не было никаких причин так расстраиваться. Она совсем не знает лорда Кларендона, да и нет у нее ни малейшего желания познакомиться с ним поближе. Ведь София столько раз предупреждала Роксану об опасностях, которые представляют для нее мужчины из высшего общества. Она говорила, что все они одинаковые: гордые, высокомерные и безжалостные.

«Уж они-то умеют очаровывать женщин. Будут улыбаться тебе, клясться в вечной любви, но в душе останутся все теми же бессердечными эгоистами. Они все равно никогда не женятся на девушке не своего круга. Очарует тебя, как следует развлечется, а потом выбросит, как ненужную вещь. Английские аристократы самые бессердечные. Иностранцы из высшего общества гораздо добрее и щедрее английской знати. Никогда не доверяй английским джентльменам, Роксана. Даже если он будет говорить, что любит тебя. Тебе самой нужно научиться использовать их, а потом при первой же возможности уходить».

Роксана шла за женой хозяина через холл, силясь сдержать гнев. Они вошли в отведенную для нее комнату, большую, очень уютную и со вкусом обставленную. В комнате было тепло, в камине горел огонь.

– Его светлость остановился в комнате по соседству, – рассказывала между тем жена хозяина. – Он всегда останавливается в той комнате, когда приезжает сюда вместе с графом.

– С каким графом?

– Со своим дедушкой. – Женщина в удивлении уставилась на Роксану. – Вы ведь кузина его светлости, мисс, и должны это знать.

– Да, конечно. Просто у нас в семье несколько графов, – нашлась Роксана и своим объяснением совершенно успокоила женщину.

– Я так и думала, – со смехом ответила она. Ее полная грудь при этом колыхнулась. – Вам что-нибудь еще нужно, мисс?

– Не могли бы вы принести мне ужин? Что-нибудь легкое и чашку чая.

– Да, конечно. Леди вроде вас всегда просят чай и хлеб с маслом. Но я буду рада приготовить несколько отбивных для его светлости и что-нибудь для вас испечь. Я прекрасно готовлю. Его светлость обожает мои отбивные.

Роксана слегка поклонилась. Она опять почувствовала злость на Люка и потому не сразу нашлась что ответить этой доброй женщине. Больше всего на свете ей хотелось все бросить и немедленно отправиться в Лондон одной. Если бы здесь был Гарольд, он мог бы захватить ее с собой и подвезти. Но теперь это было невозможно. Роксана боялась, что не сдержится и выскажет Люку все, что она думает о нем и о его обмане.

Но постепенно, пригревшись у камина, девушка успокоилась. Раздражение потихоньку испарилось, ей вдруг расхотелось покидать теплую комнату. К тому же лорд Кларендон успел стать ее другом, и ей не хотелось бросать его одного в таком состоянии. Она вдруг представила горячий ужин, теплую постель и вечер, проведенный у камина.

Чем сможет повредить ей Люк Кларендон, пусть даже он и не до конца был с ней откровенен? Ей очень нравилось здесь, в этой уютной комнате. Роксана с содроганием вспоминала свою прежнюю не устроенную кочевую жизнь. Наверное, когда-то, до встречи с Софией, ее жизнь был комфортной и, может быть, даже в некоторой степени роскошной. Странно, почему ей в голову пришла эта мысль?

Сколько бы Роксана ни пыталась, она никак не могла вспомнить свою прежнюю жизнь. София считала, что Роксана сбежала из дома, спасаясь от какой-то опасности. Еще София не раз говорила, что она, возможно, родилась в знатной семье.

«С тобой что-то произошло, дитя мое, – сказала она ей однажды. – Ты была так напугана и потом очень долго лежала в горячке. В бреду ты говорила о своих знакомых, о городах, где ты когда-то побывала. Тебе долгое время снились кошмары, но наутро ты их совершенно не помнила. И потому я не особо старалась найти твоих родных. Раз ты сбежала из дома в таком ужасе, значит, на это была веская причина. Я не хотела, чтобы ты возвращалась к людям, которые так с тобой обошлись».

Неужели в родном доме с ней плохо обращались? София сожгла платье, в котором она была, потому что оно не подходило для ее новой жизни. К тому же оно ничего не могло рассказать о прошлом Роксаны.

Роксана тряхнула головой, отгоняя эти невеселые мысли. Если бы родные любили ее, не допустили бы, чтобы она бродила по улицам в таком состоянии. Что же произошло с ней тогда? София стала ей настоящей матерью. Роксана чувствовала, что в той, прежней жизни ее никто так не любил. От этих мыслей стало так грустно, что слезы потекли у нее из глаз. Но она взяла себя в руки. София умерла, и волей-неволей ей придется с этим смириться. Теперь придется научиться принимать решения самостоятельно. Ну что ж, она готова. Люка бросить в таком состоянии нельзя, это просто бессердечно. Поэтому в Лондон они отправятся вместе. Но если лорд Кларендон все же не сдержит своего слова и попытается ее соблазнить, она не задумываясь покинет его и продолжит путь одна.

Роксана сняла черный бархатный плащ, который подарила ей София. Та носила его еще во времена своей молодости, когда ее содержали мужчины из высшего общества. Кстати, платье, которое она надела в дорогу, тоже досталось от Софии. Оно было несколько старомодным, но достаточно дорогим и все еще приличным. Чтобы сделать его более современным, Роксана обшила глубокий вырез платья кружевами. Кроме того, захватила с собой зеркальце в серебристой оправе, гребенку из слоновой кости и щетку для волос – все подарки Софии. Роксана расчесала свои рыжие волосы, взглянула на себя в зеркальце и спрятала все это обратно в узелок.

В дверь постучали.

– Войдите, – пригласила Роксана и очень удивилась, увидев на пороге своей комнаты лорда Кларендона. – О, а я думала, что это жена хозяина, милорд! – воскликнула Роксана и сразу же перешла в наступление: – Почему вы не сказали, что вы внук графа? Я бы никогда не стала называть вас «мистером», если бы знала о вашем происхождении, сэр.

– Это не важно. Хартингтон все равно лишит меня права наследования.

– Но почему? – удивилась Роксана. – Он же ваш дедушка.

– Он взял меня в свой дом, когда умерли мои родители. Но я мешал ему. Графу не хотелось возиться с чужим ребенком, и меня воспитывали слуги. Он всегда был очень строг и несправедлив ко мне. Как только я достиг совершеннолетия, переехал в дом моего отца, доставшийся мне по наследству. Я так редко навещал графа. Но теперь…

Люк замялся, и Роксана почувствовала, что ему почему-то трудно об этом говорить.

– С ним что-то случилось?

– Хартингтон уже очень стар. В последний раз, когда я навещал его, у старого графа случился припадок, что-то вроде обморока. Честно говоря, меня это очень испугало. Я так редко к нему приезжал. Если бы еще несколько дней назад мне сказали, что я буду так расстроен болезнью дедушки, я бы очень удивился, но теперь… – Покачав головой, Люк издал нервный смешок. – Как глупо! Болезнь все равно не изменит его отношения ко мне. В конце концов, даже если он сделает этого болвана Харта своим единственным наследником… не мое дело.

– Но почему он может лишить вас наследства?

Люка смутил пристальный взгляд Роксаны, и он отвел глаза:

– Граф хочет, чтобы я женился на девушке из приличной семьи с хорошими манерами. Больше всего его заботит доброе имя семьи.

– Но почему он думает, что вы можете жениться на девушке не своего круга?

– Потому что до него дошли слухи о том, будто бы у меня множество любовниц и я не брезгую даже обществом продажных женщин. И это действительно так. Я считаю, что они куда честнее, чем дамы моего круга. – Он нахмурился. – Честно говоря, я понимаю, что виноват в его болезни.

– То есть вы вините во всем этом одного себя?

– Да. Когда с ним случился этот приступ, я решил, что он умирает. Это было ужасно!

– Значит, вы его по-настоящему любите, – сказала Роксана, посмотрев на него с любопытством. – Но почему вы не хотите послушаться его совета и жениться на девушке из приличной семьи?

– Потому что мне не нравится ни одна девушка моего круга. С ними так скучно! Я понимаю, что графу уже недолго осталось, и мне бы очень хотелось скрасить последние его дни. Но брак – это слишком ответственный шаг, и я не могу связывать себя таким обязательством на всю жизнь. Даже ради него я не пойду на такое.

– Но почему? А я слышала, что мужчины вашего круга часто женятся по расчету.

– Да, такое иногда случается, когда мужчина из нашего сословия попадает в трудную ситуацию. – Люк взглянул на Роксану. – Мой отец постоянно изменял моей матери. Он разбил ей сердце. Они постоянно ссорились и… Так было и в этот день. Они в очередной раз выясняли отношения, когда карета, которой в ту минуту правил отец, съехала в канаву, наполненную водой. Они оба погибли. Я выжил по чистой случайности – меня отбросило в сторону. Удивительно, но на мне не было ни царапины. Последнее, что я запомнил, – это как моя мать, перед самой их гибелью, кричала, что отец не сдержал очередное свое обещание. Я не хочу сделать какую-нибудь женщину такой же несчастной, какой была моя мать.

– Как все это ужасно. Теперь я понимаю ваши чувства. – Роксана нахмурилась. – Старый граф скоро умрет, ведь так? Вы могли бы сделать вид, что собираетесь жениться, а после его смерти…

– Бросить несчастную девушку? – возмущенно воскликнул Люк. – Я не могу пойти на такой бесчестный поступок. Все общество отвернется от меня, и будет право.

– Да, это плохая идея. Я с вами полностью согласна. Но если бы девушка с самого начала знала, что это всего лишь деловое соглашение, то все могло бы получиться.

Роксана смущенно замолчала и поспешила перевести разговор. Ей показалось, что она сказала лишнее.

– Я попросила, чтобы мне принесли ужин в комнату. А вы не хотели бы поесть, сэр?

Люк в удивлении смотрел на нее. Он выглядел таким обескураженным, словно в него ударила молния.

– Вы сказали, что эта помолвка могла бы стать чем-то вроде делового соглашения? Что вы имели в виду?

– Это все равно была глупая идея. – Роксана покраснела. – Я не имела в виду ничего конкретного. Но почему вы на меня так смотрите, сэр? У вас появилась какая-то мысль?

– Я еще не совсем уверен, – задумчиво проговорил Люк. – Я пришел к вам, чтобы спросить, не захотите ли вы поужинать вместе со мной в зале, на первом этаже. Если нет, то я тоже поем один, в своей комнате. Вы дали мне пищу для размышлений, мисс Роксана. Я обдумаю то, что вы сказали, и через пару дней расскажу о своем окончательном решении.

Роксана хотела спросить Люка, что означают его странные слова, но ей как раз принесли ужин, и он вышел из комнаты, кивнув на прощание.