Вы читаете фрагмент, купить полную версию на - litres.ru. Купить и за 299.00 руб.

Глава 8. В поход

Алеанора сидела в просторной комнате возле детской кроватки и улыбалась, глядя на свою дочку. Мария проснулась и радостно улыбалась маме в ответ. Дверь внезапно распахнулась и в комнату вбежал Людовик.

– Дорогая супруга, Вы слышали страшную новость, богомерзкие сарацины захватили Эдессу и перебили там всех честных христиан.

– Да, я знаю.

– Ваш дядя Раймунд прислал письмо об этой страшной резне. Мы больше не можем оставаться в стороне, мы должны помочь христианам в святой земле!

– Как же мы можем им помочь, если они находятся за тысячи лиг отсюда?

– Как? Разве Вы ещё не знаете?! Бернар Клервосский провозгласил о начале Крестового похода в святую землю. Он объявил волю самого Папы Римского Евгения III!

– Замечательно, я очень рада.

– Я соберу войско, и мы с Вами пойдём в поход.

– Мы? Вы сказали мы?!

– Да, да я и Вы пойдём в поход!

– Я никуда не пойду, ни в какой поход, у меня маленький ребёнок!

– Сударыня! Да как Вы можете отказываться? Иерусалим вот-вот может пасть! Гроб господний опять окажется в руках нечестивых мусульман! Как христианская государыня Вы просто обязаны пойти воевать!

– Я никуда не пойду!

Людовик сделал несколько шагов по комнате и торжественно сказал.

– Миледи, Вас приглашают на заседание Королевского Совета!

– Меня?! – удивилась Алеанора.

– Да Вас, Вы не ослышались.

– С чего это вдруг Вы решили позвать меня на Совет? Уже много лет двери Королевского Совета для меня закрыты. Вы советуетесь со своими попами, а не со мой, моё мнение Вас совсем не интересует!

– Прибыл гонец с письмом от Папы Евгения, он привёз письмо, адресованное лично Вам. И также прибыл гонец от Бернара Клервосского тоже с письмом для Вас. Вы должны принять их подобающе, в тронном зале в присутствии всех членов Совета, и там после вручения мы обсудим предстоящий поход. Члены Совета уже ждут Вас.

– Хорошо, я скоро буду.

Два часа спустя Король сидел на троне и нервничал, рядом с ним стояли члены Совета и тоже нервничали, они устали стоять и ждать Королеву, а её всё не было. «Ну сколько же можно ждать?» – думал Король, ёрзая на троне – «Ну когда же она появиться?» На Людовике была тяжёлая мантия из красного бархата, подбитая мехом горностая, он вспотел, ему было жарко. От массивной короны на голове болела шея.

И вдруг, с балкона, расположенного над дверьми, мажордом радостно объявил.

– Её Величество Королева Франции!

В тот же миг затрубили фанфары, створки дверей открылись и Алеанора вошла в зал. За Королевой двое пажей несли её шлейф, по обе стороны шли придворные дамы Агнесса и Изабелла. Алеанора чинно прошла по залу, поднялась по ступенькам и грациозно подобрав платье села на трон.

Людовик зашипел от злости.

– Ну сколько же Вас можно ждать? Мадам!

– Ну должна же я привести себя в порядок! Нужно было наложить макияж, расчесать волосы, выбрать платье в конце концов. Я же не могу встречать гонцов одетая как охряпка.

Людовик заскрежетал зубами, в этот момент мажордом объявил.

– Посол от его святейшества понтифика Евгения III и гонец от аббата Бернара Клервосского.

В зал вошли два человека, низко поклонились, подошли к трону и опустились на одно колено.

– Ваше Величество, – сказал один из них – его святейшество Папа Евгений III повелел мне явиться сюда и вручить Королеве Франции, Герцогини Аквитании, Графине де Пуату, это письмо!

Гонец протянул деревянный футляр.

– Ваше Величество, – произнёс другой гонец – аббат Бернар Клервосский повелел мне явиться сюда и вручить Королеве Франции, Герцогини Аквитании, Графине де Пуату, это письмо!

И гонец протянул деревянный футляр.

Один из пажей подошёл к гонцам, взял футляры, поднялся по ступенькам к трону и опустившись на одно колено протянул их Королеве.

– Благодарю Вас отважные гонцы, за письма что Вы доставили мне, а теперь вы можете быть свободны, отдыхайте после дороги и набирайтесь сил.

Гонцы встали, низко поклонились и вышли из зала. Королева взяла один из футляров и сломала восковую печать и извлекла свёрнутый в рулон пергамент. Алеанора быстро пробежала его глазами, это было письмо от понтифика. Римский Папа в первых строчках желал ей и её дочери, здоровья и счастья и процветания её семье и всему Французскому королевству. Дальше он выражал уверенность что она соберёт в Аквитании войско и поведёт его в крестовый поход и заранее благодарил её за это. Он писал, что молиться за неё и вскоре лично приедет в Париж дабы благословить её и Людовика на ратный труд.

Второе письмо, от Бернара Клервосского, было такого же содержания.

Алеанора отложила в сторону оба письма и пристально посмотрела на аббата Сюжера и монаха Андриано.

– Я так полагаю, что содержание писем Вам известно?

Андриано выдержал её взгляд и ответил.

– Да миледи, понтифик и аббат Бернар постоянно переписываются с нами и в курсе всех наших дел. Я думаю, что Вы не откажите Папе Евгению и аббату Бернару и пойдёте в Крестовый поход!

– Я же женщина, а не мужчина, это вы мужчины должны идти в поход и сражаться.

– Ваше Величество, – сказал аббат Сюжер – четыре мощных исламских государства объединились, Турция, Сирия, Египет и Багдадский халифат, их силы огромны. Им противостоят всего лишь три крохотных христианских королевства. Они не устоят если мы им не поможем, жителей Иерусалима, Антиохии и других городов, ждёт истребление и рабство. Неужели Вам не жалко их? Неужели Вы не поможете им?

Королева молчала.

– Вы не просто женщина, Вы Королева и в Аквитании Вас обожают, одно Ваше слово и за Вами пойдут все и горожане, и крестьяне, и рыцари. Ваши вассалы чисто формально, на словах, признают Вашего мужа своим сюзереном, но если он позовёт их в поход они никуда не пойдут. Своим истинным сюзереном они считают Вас и если Вы отправитесь на войну они последуют за Вами. Их сюзерен пошёл защищать гроб Господний и сюзерен женщина! Женщина пошла в крестовый поход, а он мужчина остался дома! Да за Вами пойдут все, даже те, кто плёл против Вас интриги. Да ещё горожане и крестьяне сформируют отряды ополчения. И Вы не просто женщина, Вы ослепительно красивая женщина, женщина-рыцарь, амазонка которая оставляет дом, ребёнка и идёт в поход, чтобы спасти христиан. Вы живое знамя, за которым пойдут ни только аквитанцы, но и анжуйцы, нормандцы, бургундцы, вся Франция!

– А что будет с моим ребёнком, каково ей будет без мамы? – воскликнула Королева.

– А что будет с Вашим дядей Раймундом и его семьёй?! – воскликнул Людовик – Каково им будет если они попадут в лапы к сарацинам? Вашим сёстрам и братьям?

– Я думаю Ваше Величество, что им опасность не грозит – вмешался в разговор монах Андриано – Раймунд де Пуатье Король Антиохии! И когда сарацины начнут штурм его города, он вместе с семьёй сможет уплыть на корабле!

Алеанора одарила Андриано испепеляющим взглядом и медленно произнесла.

– Мой дядя не сделает так никогда, он будет сражаться и погибнет с оружием в руках, но не бросит своих подданных!

– Потому что он истинный Король, а Вы истинная Королева! – сказал монах Андриано.

– Ну хорошо, – сказала Алеанора – мы соберём огромное войско, чем мы будем его кормить? До Святой земли тысячи лиг, а казна пуста, вот уже три года подряд расходы превышают наши доходы. Вы заняли огромные суммы у ламбардцев и венецианцев, под немыслимые проценты.

– Пусть это не волнует Вас, Ваше Величество. Святая церковь найдёт деньги, Папа Евгений скоро приедет сюда, и мы решим финансовые вопросы.

– Я возьму в поход священную Орифламу! – неожиданно закричал Людовик.

– Что? Кого возьмёте? – удивилась Алеанора.

– Ни, кого, а что! Орифламу, это священное боевое знамя франков, его изготовили по приказу моего деда Филиппа I и освятили в церкви и с тех пор оно обрело чудотворную силу. Всякий раз, когда Орифламу разворачивают над полем битвы, мы франки всегда одерживаем победу. Я возьму Орифламу в Иерусалим и покрою им гроб Господний, и это усилит его чудотворную силу в сотни раз. Наше войско станет непобедимым, и мы сокрушим богомерзких сарацин!

По всей Франции началась подготовка к Крестовому походу. Во всех церквях попы призывали людей вступать в ряды крестоносцев, обещая прощение всех грехов и место в раю и рассказывая на проповедях о страшных ужасах, которые испытывают бедные христиане, попавшие в рабство к мусульманам. На площадях и в тавернах появились люди, рассказывающие о несметных богатствах Святой земли, о городах где сундуки набиты золотом и серебром и которые захватить не составит никакого труда, о плодородных землях, дающих по два урожая в год. Священники уверяли что каждый крестоносец получит по огромному земельному наделу, получит пленных мусульман, и они будут работать на него, а он станет господином. В церквях во всю собирали пожертвования на поход.