Вы читаете фрагмент, купить полную версию на - litres.ru. Купить и за 299.00 руб.

Глава 1. Турнир

Окрестности города Пуатье 1137 год.

На поле плотники заканчивали сколачивать трибуны, завтра должны были начаться рыцарские поединки. Кругом толпилось множество народу из окрестных деревень и города, стены которого виднелись не вдалеке. Приехало множество людей. Тут были и простолюдины, и знатные дворяне. Предприимчивые торговцы развернули свои лавки и торговали всем подряд. В стороне стояли шатры и палатки знатных рыцарей, которые готовились к завтрашнему турниру. Стучали молоты кузнецов в походных кузнях, над шатрами развивались знамёна.

Город, видневшийся не вдалеке назывался Пуатье и являлся столицей Герцогства Аквитания.

*В начале двенадцатого века это было независимое государство на юге Франции, но по территории намного превосходившее Французское Королевство. Жители Аквитании разговаривали не на французском, а на Окситанском языке или Languedoc.

Рыцарский турнир был организован по приказу самой Герцогини Алеаноры, юной пятнадцатилетней девушки. За рощей высился её замок.

Рыцарские поединки начнутся завтра, а сегодня состязались простолюдины. В одном месте отведённого для игр широкого поля боролись на поясах, в другом крепкие парни под крики зрителей пытались влезть по вбитому в землю шесту, на вершине которого был привязан мешочек с деньгами – награда победителю. Ещё в одном месте швыряли огромный тяжёлый камень – кто дальше. В стороне, на просторном лугу состязались в стрельбе лучники и арбалетчики.

Теобальд или Тибо Великий стоял возле своей роскошной палатки и с презрением смотрел как молодые пажи и оруженосцы готовились к состязанию, стрельбе из арбалета. Теобальду было пятьдесят четыре года, это был толстым оплывшим мужчиной с тройным подбородком, очень знатный и влиятельный, граф Блуа, Шартра, Мо, Шатодена, Сансера, Шампании и Труа. По матери внук Вильгельма Завоевателя. А ещё Король Англии Стефан был его младшим братом. Рядом с Тибо Великим стоял его сын Пьер, двадцати восьми лет от роду. Перед господами был небольшой столик уставленный кубками, кувшинами с вином и блюдами с закусками.

– Посмотри отец, как волнуются мальчишки, так и хотят блеснуть тем что они овладели оружием трусов!

– Да, арбалет дьявольское оружие. Истинный рыцарь предпочитает доброе копьё и благородный меч. Ты же знаешь сынок, что пленным стрелкам я отрубаю руки – с этими словами Тибо налил из кувшина вина себе и сыну.

Пьер тем временем обратил внимание на молодого пажа, в шлеме с опущенным забралом, на белом коне.

– Отец, посмотри вон на того щенка в глухом шлеме с алым плюмажем. Посмотри на его коня! Клянусь святой Бригиттой, этот конь стоит целого состояния!

– Да, похоже ты прав. Мальчишка наверняка одолжил коня у своего господина и пожалуй без спроса. Напялил на себя господский шлем и теперь пытается изображать из себя отпрыска знатного рода, который хочет сохранить инкогнито. Старается быть значимым и важным, сопляк!

В это время один из участников выехал на размеченную полосу и поднял правую руку в знак готовности. Распорядитель поднял платок и через секунду скомандовал «Жете!» В следующий миг всадник сорвался с места в карьер и помчался, набирая скорость. Он красиво преодолел высокий барьер, а потом не сбавляя хода вскинул арбалет и выстрелил. И тут же перепрыгнул через следующее препятствие. От зрителей послышался свист и неодобрительные возгласы – арбалетный болт пролетел мимо цели. А на полосу уже выехал следующий участник.

– Жете! – крикнул распорядитель.

Всадник сорвался с места, взял барьер и поразил точно цель, но перед следующим препятствием он не успел сгруппироваться и вылетел из седла, ударился о землю и остался лежать неподвижно. К нему тут же бросились люди. Появились носилки, лекари.

– Похоже мальчишка сломал себе шею – сказал Пьер, пробую вино.

На полосу тем временем выехал участник в глухом шлеме на белом коне.

– Жете! – раздалась команда и всадник сорвался с места набирая скорость, взял барьер и через мгновение точно поразил цель, ещё мгновение и он безукоризненно взял второй барьер. Раздались аплодисменты и одобрительные крики. Всадник перевёл коня на рысь и совершив круг почёта остановился не далеко от палатки Тиобальда. Паж легко спрыгнул с коня и принялся угощать его сухариками.

– Облако! Милый, ты не подвёл меня! Молодец, мой мальчик – послышался тонкий, почти женский голос юноши. К нему подъехали ещё два пажа.

– Милорд, мы впереди, у нас лучший результат. Осталось правда ещё четыре участника, но вряд ли они нас догонят!

Тиобальд презрительно усмехнулся.

– Щенки! Радуются, что овладели бесчестным оружием трусов! – сказал он громко. При этих словах паж в глухом шлеме поднял голову и пристально посмотрел на Тиобальда.

– Тише отец, они же нас слышат.

– Плевать, кто посмеет бросить мне вызов, мне Тибо Великому. В прочем ты прав, прав, не стоит им слушать нас – произнёс Тиобальд переходя на латинский язык – Благородную латынь сопляки уж точно не знают!

– А если всё-таки…

– Перестань, родители этих мальчишек нищие дворяне, у которых нет денег чтобы нанять хороших учителей и дать детям приличное образование. И они вынуждены отдавать детей в слуги богатым баронам. Они ели-то, наверное, у себя дома не всегда досыта. Какая уж тут латынь. В прочем довольно о мальчишках, поговорим о наших делах. Завтра утром на турнир прибудет Герцогиня Аквитании, ты должен обаять её, очаровать, вскружить этой дуре голову и влюбить её в себя. Ну а потом жениться на ней. Объяви её дамой своего сердца, бейся на турнире в её честь, пой ей в уши дифирамбы и комплименты, что она самая красивая в Мире, бабы это любят.

– Не беспокойся отец, охмурить пятнадцатилетнюю дурочку не составит труда, но говорят она очень красива?

– Да, это правда, но при этом взбалмошная и своевольная. Правит страной, не слушая своих мудрых советников, дала большие привилегии и льготы городам, ремесленникам, купцам, а своим сеньорам наоборот прищемила хвосты, лишила их очень многого. Очень много прав она у них отняла. А на днях такое учудила – Тибо сделал паузу опять наливая вина – Она издала указ и лишила своих вассалов права первой ночи!

– Ну это вообще свинство, лишить благородных рыцарей любовных радостей, рыцарей, которые в битвах проливают за неё свою кровь, вот стерва!

– Её называют златовласая орлица, за цвет её волос и нрав. Частенько носит мужскую одежду, скачет на коне и не в дамском седле, а по-мужски. Не плохо фехтует, без промаха бьёт из арбалета и увлекается латынью. Мои шпионы донесли мне, что сейчас она читает Гая Юлия Цезаря «Галльская война», в подлиннике, а до этого она прочла Тита Ливия «Война с Ганнибалом».

– Увлекается военным делом?

– Не только, она ещё прочла Овидия, Цицерона и Апулея, ещё играет на лютне и прекрасно поёт, у неё очень красивый голос.

– Когда я на ней женюсь – сказал Пьер – Мы установим отец, на этих землях свои порядки. Восстановим справедливость и вернём благородным рыцарям законное право первой ночи. А эту стерву я воспитаю, посажу её в башню и дам ей прялку, чтобы сучила пряжу целыми днями, и каждый год она будет рожать мне детей. «Киндер, кюхе, кирха» (дети, кухня, церковь), как говорят в Германии, вот чем должна заниматься женщина, и ещё ублажать своего мужа-господина. Баба как собака, должна знать своё место.

Пьер взял кувшин чтобы налить ещё вина, но в следующий миг арбалетный болт ударил и разнёс глиняный сосуд вдребезги, в стороны брызнули осколки, и добрая часть вина выплеснулась на одежду Пьера. Он поднял голову и увидел, что три пажа оседлав своих коней мчаться прямо на них, вскидывая арбалеты. С резким щелчком сорвались ещё две стрелы, одна разнесла блюдо с трюфелями, а другая сбила шаперон* с головы Тибо Великого. Всадники промчались мимо и устремились прочь.

*Шаперон – средневековый головной убор в виде тюрбана, с которого на плечо спадали концы, это считалось очень красиво.

– Коня! Коня – завизжал Тибо выхватив меч.

– Догнать! Догнать! – кричал Пьер.

Слуги заметались, забегали, к Тибо подвели коня. Не смотря на своё толстое тело, он взгромоздился в седло и устремился в погоню, за ним помчался Пьер и десяток слуг.

Пажи тем временем умчались далеко вперёд. Они неслись через огромное поле направляясь к лесу. От деревьев их уже отделял не широкий луг. И вдруг пажи резко изменили направление и стали огибать луг слева, вместо того чтобы пересечь его и скрыться в лесу. Сделав большой крюк, пажи достигли леса, но не скрылись в нём, а помчались вдоль опушки. Они неслись красиво, привстав в стременах, пригнувшись низко к гривам своих коней.

Тибо скакал багровый от ярости, сжимая в руке меч. «Щенки решили подразнить меня, поиграть со смертью» – мелькнула у него мысль – «Рассчитывают на резвость своих коней.» Тибо понёсся на перерез, расстояние быстро сокращалось, вот сейчас он перехватит их, ещё каких-то тридцать шагов и вдруг его конь по грудь влетел в болото, а сам Тибо вылетев из седла плюхнулся в трясину. Он заработал руками и ногами, но трясина начала засасывать его. С трудом вынырнув Тибо увидел, что вся его кавалькада угодила в болото – луг оказался обманчивым болотом. Ржали кони, матерились и истошно кричали люди, а всего лишь в двадцати шагах весело смеялись пажи.

– Эй обитатели болота! –закричал один из пажей – Смотрите не простудитесь, в болоте холодная вода!

И весело заливаясь смехом все трое пустились вскачь.

К болоту тем временем уже скакали конные и бежала толпа людей. Тибо начал захлёбываться.

– Помогите! – кричал он – Тону!

Ему бросили верёвку и вытянули из болота. Вытащили также и остальных, людей и коней.

Весь в тине и грязи Тибо сел на коня и поскакал к своему шатру, его буквально трясло от ярости. Встречные люди отворачивались и зажимали рты, чтобы не рассмеяться. Мрачнее тучи он вошёл в свой шатёр. Вокруг бегали слуги избегая встретиться с ним взглядом, они притащили огромную деревянную кадку-ванну и уже развели костры на которых начали греть воду. Тибо сел в кресло и посмотрел на свой перстень с огромным алмазом. Частенько в минуты гнева, Тибо смотрел как играет свет на отшлифованных гранях и это успокаивало его. Он смотрел на алмаз и размышлял, камень успокаивал его и помогал ему думать. Тем временем слуги стали наполнять кадку горячей водой. Тиобальд дождался, когда кадка наполниться, встал с кресла, медленно сбросил с себя одежду и погрузился в ванну.

– Гильом! – позвал он.

– Я здесь милорд – сказал слуга, вбегая в палатку. Ему было уже за сорок, это был видавший виды человек.

– Найди мне этих мальчишек, один из них был на коне белой масти, скакун чистокровной магрибской породы, такой стоит больших денег, а зовут его Облако. А у мальчишки мелодичный, тонкий музыкальный голос. Он наверняка хорошо поёт. Сделай это аккуратно, чтобы не спугнуть щенков, я сдеру с них шкуру живьём – и Тиобальд зло улыбнулся.

– Будет исполнено мессир.

На следующий день на ристалище царило всеобщее оживление, все ждали прибытия Великой Герцогини и начала рыцарского турнира. По краям дороги идущей из города Пуатье толпился народ, многие хотели посмотреть на юную государыню.

Вскоре появилась роскошная кавалькада, во главе которой, на белом коне, ехала сама Герцогиня, за ней на конях в дамских сёдлах следовали её придворные дамы, изысканно и красиво одетые. Ехали рыцари, кавалеры, пажи и оруженосцы – кавалькада растянулась на сотни метров. На ветру трепетали знамёна, процессия была яркая и впечатляющая.

Герцогиня ехала на белом коне, в дамском седле-ракушке с высокой спинкой и бортами, чтобы не выпасть. Юная девушка была одета в голубой шёлковый сирко* с большими вырезами на бёдрах, через них проступала нижняя алая юбка – камиза.

*Сирко – верхняя женская одежда, вид жакета с рукавами или без них, с глубоким декольте, с покроем подчёркивавшим стройность талии и ширину бёдер.

На девушке блестел золотом узкий двойной пояс, подчёркивая безупречную, осиную талию. Подбородок и щёки были перехвачены белой широкой лентой – барбетой. На голове у герцогини красовалась золотая диадема с драгоценными камнями, золотистые волосы были заплетены разноцветными лентами – их покрывала полупрозрачная вуаль. Государыня подъехала к ристалищу и тут же затрубили трубы, возвещая о её прибытии. Раздались крики приветствия, девушка улыбнулась и сунула руку в мешочек, что был у её седла, вытащила оттуда горсть золотых монет и швырнула их в толпу, потом ещё и ещё. Народ ликовал, а Герцогиня красивым изящным жестом швыряла деньги, приветствуя своих подданных.

Тибо Великий стоял в толпе рядом с Пьером и внимательно рассматривал Герцогиню.

– А ведь и впрямь хороша – сказал он сам себе – И не просто хороша, а ослепительно красива.

Герцогиня тем временем подъехала к одному из специально возведённых помостов и сошла с коня, вернее встала из седла на помост. Подобрав юбки, она стала спускаться по ступенькам на землю, к её коню тем временем подлетело двое слуг одетых в красно-жёлтое ми-парти* и схватив коня под узцы попробовали его увезти, но конь протестующее заржал, оскалил зубы и в следующий миг взвился на дыбы вырвал поводья у слуг, после чего ринулся за своей хозяйкой. Девушка остановилась, развернулась и ласково погладила коня по шее, успокаивая.

*Красно жёлтое ми-парти – это когда одна штанина красного цвета, а другая жёлтого, сапоги разных цветов, куртка и шапочка на голове также двух цветов, половина жёлтая половина красного. Это считалось очень красивым.

– Отец это он! – вдруг закричал Пьер – Он это она!

– Кто он? – удивился Тибо.

– Паж! Мальчишка! Наглец! Это она!

– Что ты несёшь! Ты бредишь?!

– Посмотри на её коня, это тот самый конь!

Тибо внимательно посмотрел на коня и чуть было не раскрыл рот.

– Святая Бригита, да ты прав, это тот самый скакун! – в следующий миг он услышал знакомый, тонкий, музыкальный голос.

– Облако, мальчик, ну что ты вытворяешь, это что за безобразное поведение, что о нас подумают наши гости, глядя на твои отвратительные выходки и манеры?! Что они будут говорить об аквитанцах и о моём дворе? Глядя на тебя, а-а?

Конь прижал и поднял уши, будто всё понимая. Девушка сунула руку в изящный омоньер* что висел у её пояса, вытащила оттуда солёные сухарики и на раскрытой ладоне протянула их другу.

*Омоньер – маленькая дамская сумочка в виде мешочка, носимую обычно на поясе.

– А теперь пошёл на место! На место! – грозно сказала Герцогиня – и веди себя красиво. Чтобы я за тебя не краснела!

Конь развернулся и подошёл к конюхам, позволил взять себя под узцы и покорно пошёл за ними, виновато косясь на хозяйку. Раздались одобрительные возгласы и смех.

– Это она – сказал Тибо – Паж мальчишка, это она. Вот стерва!

– А вот ещё одна стерва – сказал Пьер, указывая на молодую девушку, сидящую на вороном коне.

Девушка была одета в зелёное блио* с синей мантией. Из широких разрезов на бёдрах проглядывала синяя юбка камиза. На голове у девушки был генин*, тоже синего цвета. Генин был в два локтя высотой, с него спадала полупрозрачная вуаль. Такая же вуаль покрывала и длинные шатеновые волосы девушки. Тибо внимательно посмотрел на красавицу и узнал в ней одного из пажей.

*Блио – женское платье совмещённое с мантией, на спине обычно была шнуровка. Узкое зашнурованное блио подчёркивало красоту женской фигуры.

Генин – конусообразный женский головной убор.

– А вот и третья стерва – сказал Пьер, указывая на другую девушку, в сиреневом блио, также сидящую на коне. Девушка была блондинка, как и Герцогиня. Тибо смотрел на обеих, обе были юнны, скорее всего ровестницы Герцогини.

– А хороши! – произнёс Тиобальд – Все три как на подбор, одна краше другой и такие стервы!

Тем временем девушка в зелёном блио, подъехала к помостам желая спешиться, но увы, все помосты были заняты. К девушке неожиданно подбежал рыцарь, опустился на одно колено и подставил свой щит прямо под ноги красавицы, держа его обеими руками. Дама встала на щит одновременно держась за гриву своего коня, и рыцарь осторожно опустил её на землю, за что девушка одарила его улыбкой.

– Ты погляди, она ещё и глазки строит, ох и тварь!

Другая девушка отвергла помощь сразу двух рыцарей, и сама с кошачьей грацией спрыгнула на землю, мягко спружинив при приземлении, бросила повод подбежавшему слуге и устремилась вслед за Герцогиней.

Правительница Аквитании тем временем двинулась по аллее, на которой были выставлены, на вбитых в землю шестах, щиты и шлемы рыцарей, участников турнира. Слева и справа за натянутыми канатами толпился народ, в две шеренги выстроились воины с копьями. Герцогиня не спеша шла от щита к щиту, рассматривая изображённые на них гербы, а за ней шли её придворные дамы и кавалеры. Тибо смотрел как девушка приближается к щиту его сына и вдруг у него похолодело на сердце, если она или любая из её придворных дам прикоснётся к шлему, стоящему перед щитом, это будет означать что рыцарь нанёс смертельное оскорбление и не достоин своего звания. Тогда такого рыцаря все присутствующие рыцари лишат рыцарского пояса и звания, изгонят с турнира, и он будет обесчещен. «Чёрт возьми» – подумал Тиобальд – «А ведь с этой стервы, пожалуй, станется.» Но всё обошлось, Герцогиня прошла мимо шлема Пьера даже не взглянув на него. Тибо и Пьер вздохнули с облегчением.

– Гильом – позвал Тиобальд.

– Я здесь милорд.

– Видишь двух дам, одна в сиреневом блио, другая в зелёном?

– Да милорд.

– Выясни кто они.

– Слушаюсь милорд!

Герцогиня тем временем прошла через аллею и стала подниматься на трибуну, дамы и кавалеры также стали подниматься на трибуны. Тибо занял место среди почётных гостей, напротив трибуны Герцогини. Ему было уже сорок восемь лет и в турнире он не участвовал. Его сын тем временем отправился готовиться.

Герцогиня Аквитанская Алеанора поднялась и села в роскошное кресло, слева от неё разместились две девушки: одну из них, в зелёном блио звали Изабелла, другую в сиреневом блио звали Агнесса. Изабелле было пятнадцать лет, и она происходила из древнего дворянского рода, и все поколения её предков вот уже триста лет верно служили Аквитанской короне и гордились этим. Но не смотря на своё знатное происхождение девушка была безприданницей, её родители владели небольшим фьефом* с единственным замком, который разваливался и давно требовал ремонта. Фьеф и замок должен был унаследовать старший брат Изабеллы. Всего у девушки было трое братьев и две сестры.

*Фьеф – земельный надел феодала.

Агнесса в отличии от своей подруги была простолюдинкой, её семья погибла во время пожара, когда ей было восемь лет. Сироту взяли в замок в услужение наследнице престола, которой в то время тоже было восемь лет. Девочки подружились и стали подругами.

Справа от Агнессы сидела её младшая сестра Аэлита, ей было тринадцать лет. Она также, как и старшая сестра частенько носила мужскую одежду, также скакала на коне, фехтовала, стреляла из лука и арбалета и у неё был такой же весёлый и буйный нрав. Одним словом, Аэлита была под стать старшой сестре.

Герцогиня сделала знак и тут же затрубили трубы, возвещая о начале турнира, и на середину ристалища выехал миссир Эдмунд де Ожеро. Ему было уже за пятьдесят, за свой солидный боевой опыт и за знание всех тонкостей турниров, он уже несколько лет подряд избирался рыцарями Ристалищным королём ил главным распорядителем турнира. Миссир Эдмунд сделал небольшую паузу и громко начал читать присягу.

– Слушайте меня благородные рыцари и оруженосцы, да будет вам угодно поднять правую десницу к небесам и святой христианской верой поклясться, что ни один из вас на этом турнире не будет разить противника в желудок или ниже пояса. Сверх того, если случиться с чьей-либо головы шлему слететь, то никто не будет разить его пока шлем опять не водрузиться на его голову. И ежели кто нарушит эту клятву, то будет лишён своего оружия, доспехов, коня и будет с позором изгнан с этого турнира и лишён будет права участвовать в следующих турнирах кои ещё могут случиться в будущем. Итак, святой христианской верой поклянитесь.

Рыцари дружно подняли правые руки и хором прокричали.

– Святой христианской верой клянёмся!

Снова затрубили трубы, и глашатаи выкрикнули имена двух первых участников, это был Антуан граф Арский, рыцарь – зачинщик, опытный прославленный боец и молодой рыцарь, дерзнувший бросить ему вызов Жан де Лур. Жану было всего двадцать лет, это был тот самый рыцарь, который подставил Изабелле свой щит под ноги, чтобы девушка сошла с коня.

Алеанора внимательно посмотрела на молодого человека и обратилась к Изабелле.

– По-моему он в тебя влюблён.

– Да нет, что Вы миледи, ничего серьёзного.

Тем временем рыцарь подъехал к Герцогской трибуне и поклонился молодой Герцогине, после чего в стихах обратился к Изабелле. Он сказал, что она самая прекрасная девушка в мире, и что она пленила его сердце, и свою будущую победу он посвящает ей и просит разрешить ему использовать её имя как боевой клич. Изабелла вскочила с места и румянец залил её щёки, она быстрым ловким движением выплела одну из лент из своих кос, рыцарь склонил копьё прямо к ней, и девушка привязала ленту к копью. Рыцарь снял ленту с копья и прижал её к своим губам, после чего убрал в седельную сумку, ещё раз поклонился и поскакал на исходную позицию. Он занял позицию и поднял копьё в знак готовности. Поднял копьё и его противник.

– Нил волетте де фитио эс*! – крикнул граф Арский свой боевой клич на латыни.

– Изабель! – крикнул Жан.

– Поединок! – скомандовал распорядитель и оба рыцаря сорвались с места и ринулись в бой наклонив копья. Мгновение и они сшиблись и тут же Жан вылетел из седла и с грохотом шмякнулся о землю, о остался лежать не двигаясь.

– А-а-а-а! – закричала Изабелла, вскакивая с места и прижимая руки к лицу.

К поверженному рыцарю уже бежали люди, несли носилки. Победитель тем временем совершал круг почёта, под аплодисменты и одобрительные крики зрителей. Бледная как мел Изабелла умоляюще посмотрела на Герцогиню.

– Беги – сказала Алеанора, и Изабелла тут же ринулась с трибуны. Она выскочила на поле и подобрав юбки побежала к поверженному Жану. А рыцаря тем временем бережно положили на носилки и понесли с поля. На ристалище тем временем выехало двое новых противников.

Турнир продолжался до вечера, а победителем был объявлен рыцарь по имени Жослен де Буйон. Жослен был братом Алеаноры по отцу, он был незаконно рождённым. Как победитель он избрал Королеву турнира, девушку по имени Флоранс де Амьен и она торжественно возложила на него венок. Так закончился первый день турнира, при этом несколько рыцарей были покалечены, а несколько вообще отдали Богу Душу, что для турниров было обычным делом.

На следующий день рыцари разделились на два отряда. По знаку распорядителя они устремились на встречу друг другу и принялись вышибать друг друга из сёдел и рубиться затупленными мечами. И опять несколько человек были покалечены, кое-кого вообще затоптали. Вечером турнир торжественно был закончен. В общем, праздник удался.