Вы читаете фрагмент, купить полную версию на - litres.ru. Купить и за 176.00 руб.

2

В качестве возможной лёжки рассматривались три объекта.

Старая трансформаторная будка (в ней Борода иногда прятал кое-какое интересное барахло). От сети её давно отключили и даже вывезли часть оборудования. Но провода остались, так что внешне это был ещё один объект энергоснабжения. Совсем неинтересное место для мародеров – тут нечего украсть. А стараниями сотоварищей там удалось в своё время оборудовать уютный уголок. Даже диван имелся и кое-какие полезные мелочи. Стояла и бочка с водой.

Второй объект – склад запчастей. Мишкино хозяйство… Формально одно из подразделений горкоммунхоза. Тут ремонтировали всевозможные уборочные и поливальные машины. А под этим благовидным предлогом ещё и разбирали по винтикам всякое старьё (и не совсем старьё…). Под крышей ангара притаилась крохотная комнатушка, где порою обмывали удачные сделки. Парочка топчанов, микроволновка, даже кулер с водой – всё присутствовало. Найти данную комнатку мог только знающий человек – с земли она совершенно не просматривалась. Зато был запасной выход на крышу, а уже оттуда, по пожарной лесенке, и на улицу. Причём – на соседнюю. Такое вот интересное местечко…

И третье – самое неподходящее, дома. В своей квартире. Ловушка, если что. Лифт не работает, выход на чердак закрыт массивной решетчатой дверью. Воды нет, ибо не работает водопровод. Нет и электричества. Газа, надо думать, тоже. Ничего особенно ценного там не имелось. Бывшая жена постаралась, мать её… Когда он после очередной командировки в составе «Лидера»[1] возвратился домой, так и замер на пороге. Пустые стены… и записка на столе.

«Будь рад, что тебе осталась хоть эта халупа!»

И всё – ни подписи, ни одного доброго слова.

Тогда он в первый раз запил – совершенно по-черному. Именно из-за этого запоя и вылетел с работы. Полуторамесячного прогула не простили бы никому, невзирая ни на какие прошлые заслуги.

Понятное дело, ни о какой работе в госструктурах речь больше не шла – кто возьмёт к себе алкаша? Да ещё и уволенного по «пьяной» статье? Откровенно говоря, и самому до кровавых соплей надоело уже это постоянное хождение по ниточке. Не туда шагнул, не за то дернул – и собирай кишки с окрестных кустиков. Хватит уже!

Надо отдать должное ребятам – они не бросили. Помогали чем могли. И на последнее место работы – экспедитором – тоже пристроили они. Вот там и задержался, благо требований особых не предъявляли. Отвез товар, сдал, получил подпись на документах – свободен! Денег одинокому мужику вполне хватало, заводить семью он более не собирался. А случайные подружки изредка скрашивали его существование.

Вот так прошло три года.

Никакие новости за пределами своего круга общения его не интересовали. Ни политика, ни общая обстановка в мире – всё было пофиг. Он словно сбежал от окружающей действительности.

«Беглец ты – от жизни сбежал!» – в сердцах как-то сказал ему Палыч, бывший их начальник группы.

Пётр не возражал. Беглец, так беглец. Не вор и не убийца, в конце-то концов…

Он выбрал склад запчастей – туда было короче идти. До темноты оставалось ещё достаточно времени, шансы пройти нормально имелись немалые.

И всё равно на улицу вылезать не нужно. Проще и дешевле чуток посидеть, прислушиваясь к окружающей обстановке, и уж после всего этого…

Птичий гомон был слышен издалека. Как и лай собак, что ему сопутствовал. Кто-то за что-то дерётся… поглядим! Хотя, судя по прошлому опыту, то, за что могли драться птицы с собаками, как правило, интереса уже не представляло. Разве что чисто исторический? Типа а как именно отбросил копыта сей уважаемый гражданин?

«Оглоушить канделябром аль подушкой придушить?» – писал в свое время Филатов. Нет, попади сей многоопытный поэт сюда… стих получился бы весьма продолжительный. Да и то все способы возможного отбрасывания коньков клиентом не смог бы предвидеть даже этот великий мастер! Тут, помимо упомянутого канделябра, присутствовало ещё, как минимум, полтора десятка всевозможных способов быстрой пересадки на тот свет.

Так и есть – труп.

Не слишком давний, иначе собаки бы за него не грызлись. Они только при крайней нужде употребляют в пищу сильно несвежее мясо. Откровенную тухлятину жрать не станут. А вот птицам (особенно воронам) это по фигу – они всё едят.

И людей рядом нет – слишком вольно ведут себя птицы.

При приближении Петра вороний грай только усилился. А вот собаки, напротив, отступили. Пуганые уже? Похоже…

Итак, клиент склеил ласты явно не сегодня. День, как минимум, он тут уже лежит. Никакая засада столько ждать не станет, да и птицы больше возмущены собаками, а не кем-то ещё.

И чем же знаменит именно этот покойничек?

Изорванная пулями разгрузка – явно забугорного происхождения. Искорёженный магазин в подсумке – тоже не наш, от «эмки» под калибр 5,56-мм.

Берцы… а нету их. И остатки боезапаса кто-то утащил.

Друг-товарищ убитого? Как версия – вполне. Труп явно не перетаскивали, судя по следам крови на асфальте. Переворачивали – вполне возможно, но не переносили никуда. Оружие и боеприпасы унесли, прочее же, по-видимому, особого интереса уже не представляло. А на рукавчике-то у нас шеврон! И нерусскими буквами там что-то написано! Точно не наш. В смысле, что не армия и не полиция – там так не одеваются и шевронов таких тоже не носят. Всё больше по-русски как-то пишут… даже в самых крутых конторах.

Вот тебе, друг ситный, и здрасьте! Американец? А чего он именно здесь потерял? Как попал в город-то? Да, тут не шибко далеко до границы… но ведь и войну, вроде бы, никто нам не объявлял…

Или не американец?

Но уж точно – не русский.

Момент… а ведь у этих… как их там… транснациональных корпораций, во! У них, вроде бы и своя охрана имелась? Как их там… нет, не помню.

Ладно, с принадлежностью клиента определились. А что с него поиметь можно?

Одёжку? Продырявленную пулями и с окровавленного тела? Ну… настолько нас пока не приперло…

Ботинок нет.

Снаряги какой-то… тоже не заметно. Проводок на шее?

А ну-ка, ну-ка…

Гарнитура от рации. Самой радиостанции, к сожалению, нет. Да и вообще больше ничего полезного не заметно.

Ладно, это спереди, на груди.

А на спинке у нас что?

Ладонь осторожно скользнула под тело… и Пётр, не разгибаясь, замер. Только не дернуться!

Осторожно, буквально по миллиметру, вытаскивал он назад руку. Опа… не идет, рукав за что-то зацепился. Опять вперёд?

И снова путешествует под мертвым телом рука. Жарко, пот заливает глаза. Или это от волнения, а не от жары?

Так, уже легче, этот самый крючок остался где-то справа.

Есть!

Он сел на асфальт.

Не привычная граната, нет, тут какая-то другая хрень лежит. Аналог «МЛ-7»[2]? Очень даже может быть. Переверни или приподними тело – и будет уже два покойника. Немаленькая там хреновина, заряд явно не как в обычной противопехотке.

Нет, друг ситный, лежи-ка ты тут и далее. Мне так как-то спокойнее будет…

Посидев пару минут, он поднялся. Нет уж… на фиг такие развлекухи.

Краем глаза он уловил какое-то движение, и уже в следующий миг его тело распласталось на растрескавшемся асфальте.

Что там?!

Человек.

Обычный, на двух ногах. Целеустремлённо куда-то топающий. Мимо нас – и слава Богу!

Проводив его взглядом, Пётр осторожно приподнялся и, стараясь не попасть на глаза прохожему, осторожно последовал за ним.

Худощавый шкет – но с ружьем! Нагляделись мы на таких вот умников в своё время. Дитя прогресса, мать его за ногу! На спуск нажимает с совершенно незамутненным взглядом – ему в кайф. А вот получив в ногу или в руку ответку, изумляется несказанно – как это?! Эльфы, блин, недоделанные…

Шкет с забранными в хвост белёсыми волосами продолжал переть прямо по середине улицы. Совсем дурной? Или уже обкурился?

Нет, явно дуракам везёт…

Впрочем, преследование продолжалось недолго, точка назначения эльфа находилась совсем недалеко.

Крепкий кирпичный дом, обнесённый забором из бетонных плит. Старый, так сказать, район – тут таких домиков предостаточно. Брошенным этот не выглядел, и даже вездесущего мусора поблизости было не так много.

Подойдя к воротам, шкет постучал в них прикладом ружья.

Чуток погодя в калитке приоткрылось окошечко, надо полагать, то проявили себя обитатели. Поскольку эльф по сторонам особо не пялился и раньше, Пётр рискнул и подобрался поближе.

– …Да я тебе точно говорю – возьмёт!

Что ответили из-за калитки, слышно не было, но, судя по реакции шкета, это ему сильно не понравилось. Поставив ружьё к воротам, тот стянул со спины рюкзак и выволок оттуда какую-то коробку.

– Во!

– …

– Могу и показать! – и с коробки была снята крышка.

Лязгнул засов, калитка чуть приоткрылась.

Подхватив ружьё, шкет ввинтился в узкий проём. Снова лязг запора.

Так… что мы только что видели? Клиент что-то на продажу принёс? Похоже.

Значит, какие-то товарно-денежные отношения уже имеют место быть. Это уже плюс – кое-что полезное и нам бы не помешало. Ладно, не станем спешить…

Эльф появился через двадцать минут – довольный. И рюкзачок за спиной топорщился, а ведь раньше был полупустым. Что-то ценное клиент приволок, раз такие явные диспропорции можем наблюдать. Не сбавляя хода, шкет сунул длинную руку под клапан рюкзака и добыл оттуда кусок хлеба. На бегу принялся его жевать. Оголодал, бедняга… ну, наедайся… напоследок. Такие очумелые и невнимательные лохи особо долго на этом свете не задерживаются.

Проводив парня взглядом, Пётр приподнялся с земли, отряхнул брюки и куртку. Небрит… так не на приём же к британской королеве идти!

Бум!

Воротина глухо загудела.

А вот и не станем второй раз колотить, такой грохот издалека слыхать.

Прошло не так много времени – скрипнуло, приоткрывшись, окошечко в калитке.

– Чего надо?

– Махнуть кой-чего хочу.

– Чьих будешь? Погоняло?

Так… бандиты или просто приблатнённые?

– Беглец я, слыхал?

За калиткой озадаченно замолчали. Задумались, поди…

– Группировка какая?

– А что, по морде не видать? На забугорника как-то не сильно машу…

– «Бродяги», сталбыть?

– А то ж…

– Что принёс?

Пётр продемонстрировал коробочку аптечки. Они при свете дня действительно оказались разными. Даже по цвету, не говоря уж о содержимом.

– Дай-ка глянуть!

Он огляделся по сторонам.

– Чего там смотришь?

– Зеркало ищу…

– За каким хреном-то тебе зеркало?

– Не мне – тебе. Чтоб ты там простака поискал…

За калиткой хмыкнули – развод лоха не состоялся. Лязгнул засов.

Опаньки!

А тут не лопухи собрались!

Ступив за калитку, гость попадал в узкий коридорчик. С одной стороны его ограничивал забор, с другой наспех сваренная из арматуры решетка. А калитка за спиной закрылась – для этого сквозь прутья был просунут специальный рычаг. Им её открывали и закрывали. С той стороны арматурин обнаружилось двое мордоворотов – поперек себя шире. С обрезами двенадцатого калибра. В данных условиях – вундерваффе, от картечи или крупной дроби с короткой дистанции спасения нет.

– Ствол клади!

– Нет ствола…

– А что есть?

– Топорик… нож ещё…

– Покажь!

Демонстрация наличного арсенала разочаровала охранников. Пришлось подойти к решетке, просунувшаяся сквозь неё рука ощупала куртку, скользнула по ногам. Дальнобойного оружия не отыскалось и в этом случае.

– Ты глянь – и впрямь пустой! Ладно… топай дальше.

Зарешеченный коридорчик привел в небольшую комнату. Стол, стул, топчан – и решетка в дальней стене. Под потолком – горящая лампочка! Стало быть, где-то и генератор имеется. Богато живут люди! А в дальней стенке – окошечко. Туда и направимся…

Ещё один мордоворот… их тут клонировали, что ли?

– Кто таков будешь?

– Беглец я, житель тутошний.

– Из «Бродяг»? А от кого беглец-то?

– Погоняло такое.

– А-а-а… ну а меня Кабаном зовут, слыхал, поди?

– Что ж я, совсем баран, чтобы неведомо к кому идти?

Кабан удовлетворённо хмыкнул – прокатила лесть!

– Чего притащил?

Сквозь узкое окошечко в решетке протиснулась ярко-оранжевая коробочка.

– Посмотри…

– Не протухла?

– Там этикетка есть… да и внутри бумажка лежит.

Торгаш засопел, изучая содержимое.

– Пойдёт… что хошь?

– Фонарь нужен. Батареи к нему. Пожрать чего-нить…

– Маловато будет!

Ещё три коробочки легли рядом.

– А так?

– Хм…

Фонарь он получил – китайский светодиодный налобник. Новенький, даже в упаковке. И три комплекта батарей. Невскрытый паёк – стандартный МЧС, для гражданского населения. Сверх всего добавились ещё и перчатки – эти уже б/у, хоть и не сильно. Пораздумав, Кабан положил рядом ещё один комплект батареек.

Значит, аптечки тут в цене! Учтём…

– Ещё что имеешь?

Гарнитура от рации – самому-то она на хрен не вперлась.

Ещё один паек.

– Такое завсегда приноси – возьму!

– Верёвку бы мне…

– Мыло тоже дать? – хохотнул торгаш.

– Мыло? Тогда уж и бритву.

– Репшнур есть – восьмерка, пойдёт? Бритвы «БИК». Одноразовые.

– Сойдёт.

– Что дашь?

Сквозь отверстие протиснулась коробочка желтого цвета. Кабан озадаченно хмыкнул.

– Это ещё что?

Зашуршал инструкцией, вникая в текст.

– Так… Веревку и мыло ты точно заработал. И бритвы… Ещё есть?

– С собой – только одна. Могу ещё порыть…

– Два пайка.

– Три. И батареек ещё дай.

Рюкзак приятно округлился.

– Вот, что, Беглец… Запомни номер – триста четырнадцать.

– Запомнил. И что это значит?

– Не в курсах?

– Я у вас не частый гость… Другие ходили.

– Твой личный номер в торговой сети. Меньше номер – больше скидки, усёк?

– Допер, – кивнул Пётр.

Значит, есть единая торговая сеть. Есть и обмен информацией – и довольно регулярный. Уж точно народ друг другу свои амбарные книги не таскает для ознакомления. Вывод? Есть компьютерная сеть, есть связь и есть электричество. Не для всех, понятное дело… ну, да, генератор-то у торгаша имеется, это я уже раньше понял.

После недолгого торга, удалось поменять три комплекта батареек и один паек на комплект аккумуляторов тех же массогабаритных размеров и солнечную зарядку для них. Правда, пришлось добыть из рюкзака последнюю желтую коробочку. Торгаш подкинул ещё две пачки сухого спирта. И три коробки спичек.

А нехило! С такими запасами вполне можно дотопать до вожделенного ангара и какое-то время там передохнуть. И выяснить, наконец, что за хреновина такая сейчас в городе происходит? Дней на пять еды вполне хватит, да и там, на месте, кое-что есть… проживём!

За спиною лязгнула калитка, и Пётр, закинув за плечо потяжелевший рюкзак, бодро двинулся в нужную сторону.

Однако стоило ему отойти от домика торгаша метров на двести, его окликнули.

– Эй, дядя!

И кто это там такой голосистый?

Ага… один из охранников-мордоворотов. И ещё какой-то тип.

– Что такое?

– Кабан за тобою послал, дело есть… Обожди, не несись так!

Ну, спорить с людьми, держащими в руках оружие, занятие не самое разумное. Подождём, может, и впрямь чего-то интересное скажут.

Однако интересного разговора не получилось, а произошёл самый обыкновенный грабёж. Второй тип ткнул обрезом в рюкзак.

– Снимай!

– Э-э-э, мужики, да вы что? Пошто, беспредел творите… а-ах!

Ему молча заехали в солнечное сплетение. Сдернули рюкзак и обшарили карманы.

– Бардак, парни… что скажет Кабан?

Давешний мордоворот ухмыльнулся.

– А ничё не скажет – ты уже больше, чем на полста метров от его забора отошёл. Не отвечает за тебя купец, тута уже город родной! Махновщина!

Беглец сел, подтянув колени. Вставать благоразумно не пробовал – могут ещё разок звездануть.

– И что теперь? Ответки не опасаетесь?

– От кого?! Ты совсем дурак, если прямо так к купцу полез! Кто за тебя скажет, а? Не знает никто такого вот типуса! Ни в одной группировке с подобным погонялом никого нет. Беглец! Вот уж придумал-то! – развеселился охранник.

– Вы же клиентуру у хозяина отбиваете…

– А нам не Кабан платит! Под Чеченом ходим, усёк? А вот уже он-то купца и крышует. И до бизнеса его нам, как до Пекина ползком, – пофиг! Не он один тут такой!

– Ладно… хорош базлать! – оборвал его веселье напарник. – Слышь, тело, у тебя ныне два выхода есть. Какой выберешь?

– И куда же?

– На тот свет, куда ж ещё? – пожал плечами бандит. – Только вот путь этот очень даже разным может стать…

– Например?

– Первый. Сдаешь нычку, и мы тебя не больно кончим. Второй. Не сдаешь, твое право. Прострелим тебе колено и бросим тут. А дальше собачки всё за нас сделают. Ну?

– А третий?

– Нет третьего. Только эти два. Ну?

– Первый, ясен пень…

– Тогда колись, где аптечки взял? – присел на корточки допрашивающий.

– С мертвяков взял. Не всё, там ещё есть… – понурил голову Пётр.

– Где?

– Тут рядом. Один на дороге лежит, а ещё двое – в доме неподалёку. Не наши, иностранцы какие-то…

– «Росомахи», должно быть… Ну, что ж, десять минут жизни и сигарету ты заслужил! Пошли!

Подходя к телу, снова спугнули собак и разогнали ворон.

– Этот?

– Да. У него под спиной, в сухарке, ещё две коробки такие лежат. Оранжевая и желтая. Я достану…

– Стоп! – ствол обреза уперся под лопатку. – Достанет он… Что там ещё есть?! Быстро, падла, отвечай – прямо тут ногу отстрелю! И собачек ждать долго не потребуется…

– Пистолет там… Кольт. И три патрона ещё есть, – понурив голову, ответил Беглец.

– Умник какой, а?! Ты глянь на него… А ну, лёг!

Асфальт пах какой-то химией… откуда?

– Руки, сука, за голову, ну! Лежать тихо!

Какой-то он злобный… неправильно это. И хамит так нехорошо…

– Михей, проверь там!

А мордоворот явно не на первых ролях выступает. Этот крикун, похоже, им помыкает.

– Сумка у него где? – это уже охранник. Судя по голосу, топчется около мертвяка.

– Под спиной. Лучше слева руку подсовывать, я там клапан отстегнул. Кровищи дюже много натекло… – покладисто ответствовал Пётр.

– Чистюля, блин…

Хрясь!

Волна горячего воздуха толкнула его в голову, что-то противно проехалось по руке – должно быть, осколок какой-то неудачно пришёлся.

А в следующую секунду он сноровисто перевернулся на спину, широко разведя ноги для удара.

Не потребовалось…

Схватившись руками за лицо, вертелся на асфальте его мучитель.

Бзынь!

Ботинком прямо по зубам – очень эффективная противохамская терапия. И доходчивая. Гарантирующая полное невмешательство клиента в происходящие события, как минимум, на пару минут.

Подхватив с земли обрез, Пётр быстро кинул взгляд. Михей отпрыгался – аж полбашки нафиг снесло. А второй пока ещё жив. Пока…

Присев на бордюр, Беглец осмотрел новое приобретение. Так называемый «омоновский обрез» – жуткая придумка московских спецов-оружейников. Берём обыкновенное охотничье ружьё МЦ-21-12 и отпиливаем у него ствол – почти по самую крышечку подствольного магазина. И приклад укорачиваем сантиметров на десять. В результате всех этих издевательств, ружьё почти безвозвратно утрачивало свойства охотничьего, зато становилось очень удобным для работы в узких коридорах, комнатах и вообще в городской застройке. Четыре патрона в магазине, пятый в стволе, двенадцатый калибр, самозарядное и скорострельное – вообще ночной кошмар хоплофоба. В «Лидере» парочка таких (внештатных, разумеется) в своё время имелась. И обращаться с подобным изделием было не в новинку. Что замок вынести, что собаку очумевшую к порядку призвать – на всё годился агрегат. И не собаку, кстати, тоже… бывали, знаете ли, прецеденты на необъятных просторах нашей страны…

А патрон у него в стволе есть? Есть… не совсем, стало быть, пропащим был прежний владелец. Впрочем, почему – был? И сейчас пока что есть…

А вот у многострадального Михея оружие имелось попроще – тоже обрез, но уже от обычной тозовской вертикалки. Не самая плохая штука, но с модернизированным МЦ-21-12, конечно, ей не тягаться. И патроны имелись, благо что калибр совпадал. И ещё всякая мелочь… но в жизни лишнего груза не бывает. Непосильный – этот встречается, а вот совсем лишнего Пётр покудова не встречал. «Нет такой вещи, чтобы за бутылку продать нельзя было!» – говаривал в своё время Борода, и он был, разумеется, прав. Пусть даже не за бутылку, но уж за стакан-то – совершенно точно!

Нож, кстати, имелся – очень даже неплохой, явно импортный. Уж в любом случае лучше того, что этот хам отобрал.

Кстати, как там наш крикун?

Крикливое хамло пребывало не в лучшем состоянии. Один глаз ему вынесло осколками, второй малость подзаплыл после молодецкого удара ботинком. Хм, я же, вроде, ему по зубам метил? Совсем окривел от пьянства беспробудного… пора завязывать с этим делом!

– Ну? Не испытываешь желания покаяться?

– Да с тебя Чечен теперь кожу с живого снимет!

– С хрена ли? Что я лично ему плохого сделал? Вы оба – так вообще на мине подорвались, с меня-то какой спрос?

– Бинт дай! Не видишь – кровью я истекаю!

– Нет у меня бинта. А и был бы – так его сначала заработать нужно. Откровенностью, как на исповеди.

– Я ж тут издохну!

– На здоровье! Мне-то что за печаль? Ты не друг, не родня…

– У Михея он был!

– Вставать лениво… правда, – Пётр посмотрел на левую руку, с которой скатывались на асфальт капли крови, – меня тут тоже попятнало малость, так что бинт этот самому как раз будет…

А ведь и верно, как это я такое сокровище прозевал?

Бинт действительно имелся, лежал в заспинном кармане куртки. В первый раз его обнаружить не удалось – незачёт! И не один он там присутствовал, а целых два индпакета! И пяток патронов с крупной дробью. Кстати, и крикуна тоже не мешало бы обшмонать получше…

Хамло уже пришло в себя и даже исхитрилось как-то замотать тряпкой кровоточащий глаз. А вот это наглость, между прочим, на это ему никто соизволения не давал!

– Ну? Говорить будешь?

– Бинт дай!

Вот заладил-то…

Вытащив трофейный нож, Беглец несильно ткнул крикуна в ногу. Так, чтобы почувствовал.

Вопль при этом был такой, что шарахнулись в сторону собаки вдалеке, а вороны, мирно сидевшие на крыше, всполошенно взлетели.

– Ты чего это? Больно!

– Да ну? А как людям ноги простреливать да собачкам их после оставлять – оно, что, под общим наркозом делается?

– Сука!

Собаки от греха подальше вообще слиняли куда-то за угол.

– А ведь у тебя ещё много чего есть… – Беглец уселся поудобнее на бордюр и стал внимательно изучать трофейный обрез. – Руки… задница, вон, вообще целая… Да и вообще…

Словом, крикун поплыл…

И перед изумлённым Петром стала понемногу проясняться общая картина.

Город после того, как из него вдруг очумело подорвалась большая часть обитателей, действительно был блокирован войсками. Причем (и это самое удивительное) не только российскими, но и международным контингентом войск ООН! Что уж тут такого должно было произойти, собеседник и сам толком не знал. Сынок оттопыренных родителей был остановлен на КПП самым эффективным образом – движок его «мерина» попросту разнесли в клочья из КПВТ с брони. Повезло, что ноги унес… Не раздумывая долго, он тотчас же примкнул к банде, благо что её предводителя Чечена знал и ранее. Правда, командных постов его отчего-то не удостоили и признавать офигенную крутость не спешили.

Вообще, в этом отношении в городе происходило что-то странное. Те самые ЧВК (что забугорные, что отечественные) тоже остались внутри кольца и выйти не смогли – их тоже не выпустили. Вот они и составляли теперь основной костяк вооруженных группировок. Их цели и задачи оставались пока не ясными.

А местное население – то, что осталось, разбрелось по всяким разным группам и бандочкам. В основном организованным по территориальному признаку. Правда, были и откровенные махновцы, никаких границ и прочей ерунды не признававшие. Тот же Чечен или Андрон. Всех их скопом окрестили «Бродягами». Не в последнюю очередь потому, что какие-то зачатки самоорганизации просматривались среди них с большим трудом. Те же ЧВК крыли их в этом смысле, как бык овцу.

А вот торговля, как ни удивительно, не загнулась. Опираясь на бывших воротил черного рынка, она в короткие сроки вдруг стала нужной всем. Купцов – так звали теперь торгашей – берегли. Не грабили и максимум крышевали, предоставляя вооруженную охрану.

Кстати, непонятные слова про «пятьдесят метров» объяснялись очень просто. По быстро установившимся обычаям, сами купцы и их магазины считались нейтральной территорией. Никаких перестрелок и разборок там не дозволялось – охрана была обязана жестко пресекать их в зародыше. Абсолютно любыми средствами и способами. Против нерадивых могли быть применены самые жесткие санкции – тут все группировки могли выступить единым фронтом.

Разумно – ибо никаких иных связей с внешним миром не имелось. Как смогли их установить сами купцы – так и оставалось пока тайной. Их тайной.

А вот за пределами пятидесяти метров от купца могло произойти что угодно и с кем угодно. Это уже считалось городом, торгаш и его охрана никакой ответственности за происходящее там не несли. Хоть на кол друг друга сажайте – только не перед воротами купца!

Кстати, на общем фоне благообразнее всех смотрелись именно торгаши. Те, хоть и обдирали своих клиентов по-черному, но, по крайней мере, никого не убивали. И связь какая-то у них точно была, крикун это подтвердил. И между собою, и с внешним миром. Они являлись своеобразными центрами информации, сообщавшими последние новости. И всегда были в курсе того, где и какая банда ныне обретается. Вот, оказывается, в чем был прокол Беглеца – не назвал он никакой группировки, которая могла бы за него вписаться при необходимости. И тотчас же стал в глазах бандитов законной добычей – с одиночками тут не церемонились в принципе. Не самая приятная новость, если подумать…

Крикун быстро выдохся. Да и знал он не так уж много. Впрочем, удивительно, что его на это хватило, – крови он всё-таки потерял изрядно. И так-то не здоровяк, а уж раненый – так и вовсе… Последние слова он уже выталкивал через силу. Жрать хотел, пить – как ещё в больницу не попросился? Мажор… незавидная твоя судьба… в любом раскладе такому ухарю ничего не светило. Уйти далеко он не сможет, не просто так ему в ногу ножом потыкали… Метров двести – и то в самом лучшем раскладе.

– Ладно! Что знал – сказал. О чём соврал, это я уж и сам догадался, не взыщи! Колено я тебе, как и обещал, простреливать не стану – цени мою доброту!

– Оценил уже…

– Ну и прощевай на этом!

– Что? Ты уходишь?

– Нет, ночевать тут буду! Своих дел невпроворот, знаешь ли.

– А я?

– Живой? Живой. А что ранен, так это не ко мне – не я мину эту ставил.

– Но я же тут подохну!

– А моя какая печаль? Можешь и в сторонку отползти, не возражаю. Там и тенечек есть, приятнее лежать будет, – Беглец поднялся на ноги и приладил за спину изрядно потяжелевший рюкзак. Нет, тут скорее надо лежку оборудовать, с таким грузом долго не побегаешь. Оглядев площадь, удовлетворённо кивнул – осмелевшие собаки кучковались совсем неподалёку. Недолго тебе, милок, тут в одиночестве пребывать осталось…

* * *

Вожделенный ангар отыскался достаточно быстро – его никто, разумеется, не украл. Не те у нас масштабы, не те… Вот на Украине бы за день снесли – и уже что-нибудь новое строить уже начали. Ну да, чтобы и это потом спереть.

Ворота были ожидаемо заперты, но это ничуть Петра не смутило. Он знал по меньшей мере два способа попасть внутрь, не трогая замков.

И попал.

Под ногами гулко прогрохотала тонкая лесенка. Это на первый взгляд она казалась хилой и ненадёжной – в реальности по ней целой толпой, бывало, хаживали – и ничего, выдерживала.

Клетушка под крышей оставалась необитаемой. Стало быть, Борода сюда не приходил… жаль!

В шкафу ещё оставались консервы, а вот хлеб весь зачерствел и порылся плесенью. Имелась и вода – почти половина девятнадцатилитровой пластиковой бутыли. Электричества, разумеется, не было.

А на топчанах сохранились одеяла и подушки. Даже простыни в шкафу лежали! А всё Борода… это он сюда своих девушек таскал!

Добрых два часа Пётр потратил на обустройство. Заныкал часть добычи, присобачил на балку тозовский обрез с десятком патронов – как ствол последнего шанса. Разрезав одно из одеял, тщательно законопатил все щели – топить клетушку было нечем, а исключать возможность внезапного похолодания – преступный идиотизм. Не хватало только подцепить элементарную простуду – и вилы! Врачей тут точно ждать не приходится. Да и «скорая» не приедет.

А вот теперь можно и перекусить!

С чего начнём?

Черт возьми, никогда не предполагал, что сама возможность выбора уже может доставлять такое наслаждение!

А уж сытый желудок – так и вовсе!

Дальше – спим, спешить пока некуда…


«Лидер» – федеральное государственное казенное учреждение «Центр по проведению спасательных операций особого риска».

Мина-ловушка МЛ-7. Предназначена для установки противопехотных фугасных мин и зарядов ВВ в неизвлекаемое положение и применение в качестве мины-ловушки разгрузочного действия.