Вы читаете фрагмент, купить полную версию на - litres.ru. Купить и за 176.00 руб.

6

Купеческая контора выглядела… На ум пришло старинное слово – лабаз. Почему именно оно? Да, черт его знает. Но вот именно на лабаз это строение походило более всего. И охранник тут стоял на улице, не внутри сидел. Для этого был оборудован навес и легкая загородка с калиткой в ней.

Хотя процедура досмотра проходила похожим образом. Предложив повесить двустволку на специальный гвоздик, страж ощупал карманы потенциального покупателя. Заставил выложить на специальный столик и патроны к ружью.

– Что там? – кивнул он на сумку.

– Оружие. На продажу.

– Предъяви!

И на что тут рассчитывали бандюки Гришки-радиста? При таком-то контроле? Проверив отсутствие боеприпасов к продаваемым стволам, караульный чуть смягчился.

– Тебе туда! – и в стене приоткрылась дверь. Интересно, стало быть, за процедурой досмотра наблюдал ещё кто-то? Ведь сам охранник и с места не двинулся.

Коридор. Никаких решеток.

А вот в конце, там, где он сворачивал почти под прямым углом, в стене чернела амбразура. И оттуда явственно пахнуло табачным дымом.

Вот и второй охранник нарисовался… там он сидит, больше негде. Да и кладка свежая, недавно такую загородку соорудили.

Никита оказался полной противоположностью Кабану. Худощавый и с правильными чертами лица.

– Номер? Если есть, конечно…

– Триста четырнадцать.

Купец скосил глаза куда-то вниз, пару минут молчал.

– Годится. Что принёс?

Выложив на прилавок «Кедр», «ТТ» и магазины к ним, Пётр добавил ещё несколько аптечек. Парочку – уже вскрытых, что сразу же было отмечено Никитой.

– Что так?

– Пришлось использовать. И ещё – лично для тебя инфа есть.

– А именно? – скептически скривил губы торгаш.

– Тебя хотят грабануть. Группировка Гришки-радиста. Он послал для этого группу, но им сильно не повезло – попали в засаду. Но я так думаю, что у него это не единственные отморозки были.

– Откуда знаешь?

– Одного не сразу убили, он смог уползти в сторонку. Там я на него и наткнулся утром. Махнулись – я ему шприц, а он мне инфу. Так и договорились. Пока он рассказывал, я его и колол…

– И дальше что?

– Да помер он вскорости.

Купец побарабанил пальцами по столу.

– Ну… А ещё что он сказал?

– Тебе не интересно будет.

На этот раз пауза подзатянулась.

– Ладно. Проехали. Что хочешь за это добро?

– Ствол нормальный нужен. С глушаком, если есть. Бинты. Ну и патроны к стволу, сам понимаешь…

– С глушаком? Трудно с этим будет… – призадумался торгаш.

Он поднялся и ушел куда-то внутрь помещения. Отсутствовал достаточно долго. И вернувшись, положил на прилавок тяжелую брезентовую сумку.

– Вот. Ничего другого нет. У меня тут не арсенал, если хочешь знать.

«Кипарис» – знакомая машинка. Три магазина на тридцать патронов, один на двадцать. Отдельно, в специальном кармашке глушитель. Ремешок, чтобы носить на плече.

– Патронов дам на два магазина. И бинтов пять штук. Извини, но на большее ты пока не заработал.

– А…

– И номер тебе меняю – на полсотни сразу, цени!

Двести шестьдесят четыре, стало быть? Ну, что ж… и то хлеб.

Пётр проверил оружие, передёрнул затвор, нажал на спуск. Вроде бы всё в норме… Убрал в карман бинты и повесил сумку с «Кипарисом» на плечо.

– Патроны тебе на улице отдадут.

Разумная мера предосторожности, неплохо у него это тут организовано. Значит, помимо двоих охранников, есть и ещё кто-то, кто выполняет такие поручения.

* * *

Ветер?

Не похоже… он не бывает настолько постоянным. Всегда есть какие-то периоды затухания или, наоборот, повышения, порывы всяческие… А здесь движение постоянное, я бы даже сказал, что регулярное.

Не катит. Не бывает в природе постоянства, это только человеку свойственно. Или какому-нибудь механизму – но и они тоже порождение рук человеческих.

И какой тут, спустя почти два месяца, к чертям собачьим, механизм? На чём, интересно знать, он работает? На пердячем, извините, паре?

Кр-р-р… кр-р-р… кр-р-р…

Чок!

Кр-р-р-р-р…

И всё повторяется.

Беглец прислушался.

Нет, без людей тут точно не обошлось… Вон, слышно даже тяжелое дыханье. Возня какая-то…

Перекатившись к пролому в заборе, он осторожно туда выглянул.

И всё встало на свои места.

Группа людей копошилась около опрокинутого набок джипа – ставили его на колёса, подперев двумя реечными домкратами. Есть такие – здоровенные и длинные, почти по полтора метра. Возят их, как правило, прикрутив к багажнику на крыше, ибо здоровенная дура не влезает в салон.

Вот ведь народу делать нечего… И за каким фигом им сдался этот агрегат? Куда ехать-то собрались?

Сплюнув с досады, он повернулся, чтобы уходить.

Не его дело встревать с советами. Тем паче, что кое-кто из этой толпы вооружён. Правда, ведут они себя, как полные бараны. Не выставили охраны и вообще по сторонам не смотрят. Ну, нельзя же быть настолько безмятежными и благодушными идиотами!

За стеною стукнуло – и он задержал ногу на полпути. Ветра нет, и падать камням совершенно не с чего. А сами по себе кирпичи не катаются – должна быть причина. В виде человеческой ноги, например… «Омоновец» сам по себе оказался в руках. Большой палец привычно сдвинул предохранитель

Давай, родной, высунь рыло… мы тебе его враз разукрасим. Красивыми красными кровяными разводами и отвратительными дырами от картечи в упор. А что поделать, нет в жизни совершенства! Кровь отчего-то сама по себе наружу не течёт, требуется посильная помощь в виде картечного заряда, чтобы сделать нужную дырочку. Тут все сначала стреляют, а потом уже думают – я тоже не исключение. Как-то мало меня греет тот факт, что над моей могилой скажут проникновенные слова. Типа: «Эх, мужик, извини – не вовремя ты мне под руку подвернулся…»

Я и сам такую эпитафию придумать могу – любой грек или римлянин от зависти в гробу перевернётся!

Ему было абсолютно всё равно, кто там сейчас подбирается сзади. Баран-часовой или случайный прохожий – оба одинаково опасны. Увидят незнакомца – и нажмут на спуск, не раздумывая. Нет уж… извините, ребятки, но своя шкура мне втрое дороже, чем вы все, вместе взятые.

Но не высунулось ничьё любопытное лицо, прошел клиент стороной. Ну, счастлив твой бог…

Похоже, тут сейчас будет малость весело и шумно – лучше в этот момент здесь не присутствовать. Чужие разборки Беглеца не трогали абсолютно. Он не занимал ничьей стороны и не собирался этого делать в будущем.

Шаг…

Ещё один…

Он научился ходить по улицам почти бесшумно и осторожно. Невеликая сложность для того, кто привык передвигаться по минному полю. И никуда не спешил.

«Быстро бегающий – умирает уставшим» – умные, черт возьми, люди придумали это изречение. И он был всецело с ними солидарен.

Ещё шаг… присядем и выглянем…

Так и есть! На шум явились-таки гости. Сейчас тут пойдёт веселье…

Опа…

На левом рукаве одного из пришедших он увидел характерный знак – две белые ленты, перечеркнутые нашитой поперёк черной.

Помнится мне, что та самая курточка, что надевалась перед тасканием мертвяков со двора, тоже имела такую отличительную черту. И тоже – на левом рукаве.

Банда Гришки-радиста?