Вы читаете фрагмент, купить полную версию на - litres.ru. Купить и за 59.00 руб.

Глава 3

Продолжение дня

– Ну и что я могу сделать, если ты, Марина, отказываешься делать официальное заявление? – Вадим Иванович был взбешен. – Без твоего заявления я и пальцем не имею права пошевелить. Как вы оба себе это представляете? Ладно она ни хрена не понимает в наших дебрях. А ты, Осокин? Какого хрена от меня хочешь? Ничего я не могу предпринять без официальной бумаги. Не те сейчас времена.

С Вадимом Сергей был знаком уже лет двадцать, если не больше. Вместе работали в уголовном розыске. Наумченко у него даже стажировку проходил после Таллинской школы милиции. Вместе не один пуд соли съели, как в народе говорят. Постепенно подружились, да причем так крепко, что и после того, как Осокин ушел на ниву частного бизнеса, виделись еженедельно, если не чаще, и продолжали дружить. Неоднократно помогали друг другу и по жизни, и по работе. Частенько и дела их пересекались, продолжали в одной упряжке трудиться. Разница была лишь в том, что Сергей работал на себя, а Вадим на государство.

Они втроем сидели в кафе «Ильмень» на первом этаже напротив здания областного УВД. После звонка своего друга Вадим согласился срочно встретиться с ними, но очень быстро, рядом с его работой. Когда Сергей обрисовал ему всю ситуацию, тот сразу сказал, что в данном случае надо незамедлительно возбуждать уголовное дело по факту изнасилования, покушения на убийство и по разбойному нападению. Только при таком раскладе можно и необходимо будет привлечь личный состав его группы для установления, розыска и задержания преступников. Все упиралось в официальное заявление Марины. Но женщина категорически отказалась это делать. И Сергей, и Вадим прекрасно ее понимали. Кому хочется выносить сор из избы, тем более сор такого личного характера, как сексуальная жизнь! Позора не оберешься. Какая здесь может быть на хрен тайна следствия? Через пять минут после возбуждения уголовного дела половина города будет знать, что Маринку Фадееву отодрали двое мужиков, которых она сама же для этого и наняла. А затем еще обокрали ее и хотели замочить. Единственное, что обещал Вадим, это, если потребуется, помочь Осокину при установлении и розыске этих деятелей. Пробьет их по аналогичным преступлениям. Стас что-то упоминал о том, что у него есть опыт осуществления таких взрывов при помощи газа и свечки. Надо проанализировать сводки преступлений, поднять базу. Они договорились с Сергеем о встрече вечером. Осокин обещал всю информацию скинуть Вадиму на флешку. А Марину решили направить в платное отделение больницы «Акрон», где заведовал их знакомый Володя Хамитский. Официально ее не регистрировать, но чтобы прошла все медицинское обследование. Завтра уже Витька приедет. Еще ему нужно будет все грамотно представить. Марина решила ничего от него не скрывать и рассказать всю правду.

– Знаешь, Серега, – сказал Вадим сыщику, когда женщина отошла в туалет, – а дело серьезнее, чем мы с тобой думаем. Ты, как и я, хорошо знаешь таких людей, которые решились на убийство и все для этого сделали. По не зависящим от них причинам оно не состоялось. Сможешь ты предугадать их действия, когда они узнают, что Маринка жива и здорова? Первая мысль, которая им придет, это, что их потенциальная жертва побежала в полицию. И ведь правы они. По сути, так оно и происходит. Только Фадеева не собирается делать официальное заявление. Но им от такого расклада ни жарко, ни холодно. Они и не знают этого. Одна мысль должна свербить их головы: нейтрализовать женщину, довести начатое дело до конца. Только таким способом, они уверены, могут себя обезопасить. Поэтому надо подумать, как свести опасность к минимуму. Я со своей стороны, насколько могу, помогу тебе, но сам понимаешь, многого в данной ситуации мне не сделать. Ты со своими архаровцами должен основной удар взять на себя. Тем более, насколько мне известно, твой Фадеев платежеспособный человек.

– Понимаю и согласен с тобой, – не спорил с другом Сергей. – Значит, так и действуем. Я сейчас определюсь с Мариной, отвезу ее к нашему лекарю Хамитскому. Никто, кроме нас с тобой и его, не будет знать, где она находится. Регистрировать в отделении больницы ее не будем. С этой стороны все прекрасно. Через пару часов привезу тебе все имеющиеся материалы по всему этому делу, в том числе свечку и кружку, в которой она стояла. На них могут быть отпечатки пальцев Стаса. Также моток скотча, на котором могли остаться отпечатки Рёмы, платок со спермой этих пидарюг, ну и всю видеосъемку и запись на диктофоне. Я думаю, что установить их в нашем не столь большом городишке с такими материалами не доставит большого труда. Вот только без Маринкиного заявления все наши труды могут оказаться напрасными. Ладно, посмотрим, как карта ляжет. В любом случае, надо их искать. И еще: как ты считаешь, каковы их последующие действия после того, как они покинули место преступления?

– Любой на их месте сейчас следил бы за новостями. Взрыв газа в квартире, где окажется криминальный труп, не оставят без внимания ни телевизионщики, ни радио. Они это прекрасно понимают. Если в течение сегодняшнего вечера бандиты не услышат ничего по данному поводу в новостях, то думаю, что завтра они должны появиться в Григорове по самому адресу, чтобы понять, что же происходит: был взрыв с последующим пожаром, или все же по каким-то причинам его не случилось. Когда они поймут, что никакого взрыва и пожара не было, и начнется их активное движение. Или же они на какое-то время загасятся, могут даже и рвануть из города на какое-то время, а могут, наоборот, принять все меры, чтобы найти и обезвредить Марину. Трудно сказать, какие мысли будут наличествовать у них в черепных коробках. Твари с такими наклонностями не могут быть проанализированы по нормальным человеческим меркам.

В это время к друзьям вернулась Марина, и Вадим немного смягчил тему, чтобы не пугать и так находящуюся не в своей тарелке молодую женщину:

– Так что, Серега, тебе и карты в руки. Перекрывайте с Саней и Мишкой адрес. Может быть, там кто-то и появится. Если мы правильно их просчитываем, то у вас может появиться реальная возможность их установить. Правильно?

– Совершенно в тютельку! Сейчас определюсь с Мариной и соберу своих парней, покажу им видеосъемку, чтобы они, как и я, имели представление, кого им высматривать, и за работу. Ох, Маришка, придется твоему муженьку раскошелиться. Наши услуги не дешевые. – Сергей с улыбкой посмотрел на женщину, которая уже выглядела вполне пристойно и привлекательно. Легкие следы побоев, которые не удалось скрыть косметическими средствами, придавали ей даже какую-то изюминку. – Хоть ты и развратная женщина, но до чего приятная! Если Витька тебя после всего этого выгонит из дома, приходи ко мне. Временное пристанище я тебе гарантирую.

Они все втроем заулыбались. Марина приняла этот двусмысленный комплимент сыщика, как вполне разумеющийся, и сказала в ответ:

– Никуда мой Витька не денется, не выгонит он меня. Поворчит немного, конечно, но все равно простит, потому что любит меня. Да и я его. Мне это приключение на многое глаза открыло. Так что, Сережа, ты ему всю правду расскажи, я ничего от него скрывать не намерена. Пусть все знает и сам примет решение в отношении нашей дальнейшей жизни.

Кафе покидали уже с намеченным планом действий, у каждого были свои мероприятия по его реализации.

Спустя час

Палата, в которую поместили Фадееву Марину, находилась на последнем этаже больницы «Акрон». Ей назначили какую-то капельницу, дали выпить пару таблеток. После этих процедур женщина легла на больничную койку, которая в корне отличалась от тех лежбищ, которые стояли в обыкновенных больничных палатах. На ней очень удобно и расслабляюще находиться в лежачем положении, тело отдыхало на все сто процентов. Да и вообще палата отличалась чистотой, стены и потолок были как в пятизвездочном отеле. Здесь же находились плазменный телевизор и холодильник. На столике лежали несколько книг на различный вкус: пара детективов, любовный роман, «Три мушкетера» Дюма и несколько глянцевых журналов.

Марина положила свой мобильный телефон на столик, а сама включила пультом телевизор. Но как ни пыталась смотреть какое-то шоу по Первому каналу, ничего у нее не получалось. Все мысли возвращались к пережитым часам и мгновениям сегодняшнего дня. Сейчас, когда она осталась одна в этой комфортабельной палате, ей вдруг стало неизмеримо страшно от всего происшедшего и от неизвестности, чего же ей ждать в дальнейшем. Она только сейчас, казалось, стала осознавать, что находилась в нескольких минутах от смерти. Если бы не предчувствия ее мужа и не расторопность его друга Осокина Сереги, она бы уже была на том свете. Господи, а вдруг эти подонки найдут ее здесь, в больнице? Они ведь ни перед чем не остановятся, живая она им опасней в тысячу раз. Только мертвая Марина не представляет для них никакой угрозы. Она со всей реальностью стала понимать, что не зря Осокин не стал ее официально регистрировать в больнице на платном отделении. Не стал он ее пугать лишний раз, но ведь строго-настрого запретил кому-либо звонить. На звонки вообще лучите не отвечать, особенно если номера незнакомые. Также запретил кому-либо говорить, где она находится. На все вопросы друзей и родственников необходимо отвечать, что уехала на недельку в Белоруссию по делам фирмы. Он взял также номер ее начальника и сказал, что на работе у нее они с Вадимом все решат, чтобы Марина не беспокоилась и также на работу не звонила. Телефон ей оставил только для экстренной связи. Выключать его также запретил.

Марину стал подколачивать элементарный страх. Она посмотрела на свои руки: пальцы дрожали, как у настоящего алкоголика после недельного запоя. Было реально очень страшно. Женщина решилась и набрала номер мобильного телефона мужа. Насчет Виктора детектив ничего ей не говорил, значит, Виктору можно звонить. Почему он сам не звонит? Наверное, Осокин обрисовал ему положение дел, и муж не может пока простить ей все, что она натворила, злится. Все равно рано или поздно надо начинать этот разговор. Так пусть уж это произойдет скорее.

Виктор ответил секунд через десять после первого гудка:

– Да, Маришка, слушаю тебя. Почему так долго не звонила? Мне Серый запретил тебе первому звонить, сказал, что ты в больнице, что позвонишь сама. Я как на иголках. Как ты себя чувствуешь?

Марина слушала его и не могла ничего сказать в ответ. Слезы одна за другой стекали по ее щекам. Всего ожидала она услышать от своего Витьки, но только не такого участия и желания как-то помочь ей, находясь вдалеке от родного человека. Она думала, что он начнет выговаривать ей о ее блядских похождениях и изменах, а он ни словом не обмолвился про это. Все спрашивал, как она чувствует себя, не боится ли, не болит ли у нее что-нибудь? Да, конечно, болит! Сердце у нее болит! И душа болит! Стыдно перед мужем до невозможности.

– Витюшка, милый, прости ты меня, если можешь! Я так перед тобой виновата, – сквозь слезы говорила Маришка. – Ведь это ты спас меня. Если бы не твоя любовь к своей беспутной жене, быть бы мне уже сгоревшей головешкой. Прости, пожалуйста, меня. Тебе Сергей все рассказал?

– Да, Маришка, он мне все рассказал. Он не оправдывал тебя, но и мне вставил по первое число. Говорит, что в случившемся и моя вина есть. И он прав. Не надо, милая. Давай никогда не вспоминать про это. Я тоже виноват перед тобой. Ничего не возникает ниоткуда. Значит, я тоже где-то что-то не так делал. Давай просто жить по-другому. Мы ведь любим друг друга, а это самое главное. Не бойся, все будет хорошо. Завтра я уже приеду и сразу же буду у тебя. Все будет хорошо, милая. Как я соскучился по тебе, ты и представить себе не можешь!

– Витька, спасибо тебе. Я не могу больше ничего говорить. У меня слезы, как из ручья, текут. Приезжай скорее! Я тебя очень люблю!

Марина отключилась и положила голову на подушку. Господи, какая она счастливая! У нее такой прекрасный муж, который любит ее без памяти! А она, дура, еще каких-то приключений на стороне захотела! Хорошо все, что хорошо кончается. Но закончилось ли на этом все то, что никогда не удастся ей забыть, как бы ни хотелось этого? Наверное, еще нет. Надо положиться на Осокина Серегу и его друга Вадима. Эти парни в таких делах разбираются. Делать все и так, как они и говорят. Дай бог, все и обойдется. А пока надо постараться заснуть.

Марина выключила пультом телевизор и закрыла глаза. Как ни странно, но уснуть ей удалось почти мгновенно. Видимо, этот день, полный самых разных эмоциональных взрывов, в течение которого ей практически удалось умереть и воскреснуть, добил ее психику до конца и окунул напоследок после счастливого разговора с мужем в небытие, а проще – в обыкновенный, крепкий, без сновидений и кошмаров сон! Что бывает крайне редко после таких событий, которые имели место в этот день в жизни Марины Фадеевой.

Первая ночь после преступления

День закончился. Сергей пытался уснуть, и никак не мог. Не давала покоя мысль, а правильно ли он сделал, что не настоял на официальном заявлении от Маринки Фадеевой. Если бы она сделала это заявление, большая половина вопросов была бы снята. Да и ей, возможно, опасность угрожала бы намного меньшая. Хотя, с другой стороны, преступники и сейчас узнать не смогут, когда им будет известно, что их жертва жива и здорова, делала ли она в полицию заявление. И все же, как ни крути, живая Маринка Фадеева им совершенно не нужна. Делала она в полицию заявление или нет, большого значения не имеет. Они сделают все возможное, чтобы полностью устранить фактор появления возможности дать потерпевшей против них показания. А это сделать можно только одним способом: вычеркнуть ее из списка живых. Не стал он сегодня очень пугать женщину, но и понять ей все-таки дал, насколько ситуация серьезная. Будем надеяться, что Марина все оценила правильно. Вадиму все имеющиеся материалы Сергей отдал, так что тот по возможности быстренько пробьет всю информацию по своим каналам. Мишку с Санькой тоже на завтра напряг, парни по очереди с утра перекроют Григорово, будут высматривать этих пидарюг. Очень хотелось бы, чтобы они завтра там появились. В любом случае, вычислять их надо, иначе они просчитают Маринку, и чем тогда все это может закончиться, никому неизвестно. Что же, поиграем пока в прятки с этими ублюдками. Они будут искать Маринку, а мы их. Вопрос: кто кого скорее найдет? Нужно сделать абсолютно все, чтобы первыми были мы, иначе все плохо может кончиться.

Пока ничего фатально страшного Сергей в сложившейся ситуации не наблюдал и считал, что она находится полностью под контролем. Все… надо спать… завтрашний день будет, похоже, решающим, исходя из результатов, полученных по его окончании, можно будет предполагать и о развитии всех дальнейших событий.

Сергей решил завтра также присоединиться к своим парням и поработать с ними вместе по Григорову, а потом уже видно будет, чем дальше заняться. С Фадеевым они поговорили откровенно и без всякой подоплеки. Сыщик рассказал своему клиенту всю правду, но преподнес информацию таким образом, чтобы Виктор считал в случившемся виноватым прежде всего и себя самого. Кажется, Сергею это удалось. Фадеев сразу же разобрался в происходящем и понял, какая опасность в настоящее время существует для его жены. Он даже и не заикнулся о каком-то разводе или разрыве отношений с женой. Два желания руководили всеми мыслями и действиями Витьки: это снять вопрос об угрозе жизни его любимой Маринки и полностью восстановить их прежние отношения в семье. Все! За это он готов заплатить любые деньги и уверен, что Серега со своими друзьями сумеет ему в этом помочь. Во всяком случае, при разговоре с сыщиком именно так ему и говорил его старый друг и товарищ по прежним временам, когда еще за мясом и колбасой приходилось ездить в соседний Ленинград. Да! Были и такие времена! Все… спать… утро вечера мудренее…

Утро следующего дня

Саня Глухов, как договаривались, первым заступил на смену с восьми часов утра. Дом номер 10, где проживали Фадеевы, по улице Центральной в деревне Григорово находился практически в самом конце улицы. Дело в том, что окна квартиры Витьки с Маринкой не выходили на улицу, во двор дома, а выходили на противоположную сторону. То есть для того чтобы понять, состоялся ли взрыв с последующим пожаром, совсем необязательно проходить мимо дома. Достаточно пройти по параллельной улице с красивым названием «Заречная», откуда прекрасно просматривались все окна фадеевской квартиры. Любой здравомыслящий человек так бы и поступил. Поэтому Саша решил не стоять во дворе дома, а переставил свой боевой транспорт на улицу Заречную. Причем поставил машину так, чтобы на всякий случай просматривать немного и двор десятого дома, вернее, ту его часть, где неминуемо должен был пройти человек, чтобы осмотреть обратную сторону здания, где находятся окна нужной квартиры.

По всей логике, раньше десяти часов утра можно и не ждать никакого движения. С другой стороны, кто знает, чем руководствуются эти сволочи? Какие у них планы и намерения, как работают у них извилины и в каком направлении? Так что в любое время кто-то из них может появиться в данном районе. Также могут и вдвоем придти, что было бы предпочтительнее. А самое хреновое, если вообще из них никто не придет, а пошлют кого-нибудь третьего. Но это тоже не очень для них есть хорошо. Зачем посвящать в такие дела третьих лиц? Вероятнее всего, нужно ждать кого-то из тех, кто запечатлен на видеокамере у Сергея.

Саша удобнее устроился в салоне, включил «Маяк» и стал слушать Стиллавина Сергея с друзьями. Вместе с ними время пролетало быстро и интересно. В десять часов позвонил Осокин, поинтересовался, как идут дела. Услышав Сашкин ответ, сказал, что будет рядышком, как только у того появиться что-нибудь интересное или непонятное, чтобы сразу же звонил. Он моментально подтянется. Если ничего не произойдет, то в три часа дня его сменит Миша Куштов. В общем, пока все идет по плану. Все тихо и спокойно…

До двенадцати часов дня Санька практически отдыхал: наполовину дремал, наполовину мечтал, частично слушал «Маяк». Не забывал, конечно, посматривать за всем, что происходило в окрестностях дома. Но ничего заслуживающего внимания он не зафиксировал. Около одиннадцати часов, правда, его внимание сконцентрировалось на какой-то бабульке, которая в это время проходила по Заречной улице и как-то уж очень внимательно смотрела на дом, где проживали Фадеевы. Даже остановилась на некоторое время. Саша на всякий случай снял бабушку на видеокамеру и посмотрел, куда та пойдет дальше. А прошла она буквально еще пятьдесят метров и зашла во двор частного дома здесь же, на Заречной улице. Скорее всего, отношения к предшествующим событиям она не имеет, по каким-то своим, сугубо личным интересам засмотрелась на дом. Может быть, там у нее родственники проживают или подруга детства, такая же старушенция. Саша успокоился и продолжил дальше свою медитацию, главное, что и бабушка на камере зафиксирована, и адрес установлен.

В самом начале первого часа дня позвонил Осокин. Саша рассказал ему про старушку, Сергей решил подъехать и посмотреть ее на камере. Через пятнадцать минут сыщики в машине Глухова рассматривали на маленьком экране цифровой камеры изображение бабульки. Ничего особенного, никакого грима, бабка настоящая, адрес установлен. Похоже, ложная тревога. Даже не тревога, а небольшое волнение.

Когда Сергей закрывал экран в камере, он вдруг почувствовал, как Саня крепко взял его за руку и сжал руку в районе локтя. Сыщик посмотрел на напарника, взгляд последнего был устремлен на улицу. Сергей взглянул в ту же сторону и невольно застыл, почувствовав, как адреналин ударил в кровь, заставив сердце сжаться в какой-то комок. По Заречной улице метрах в пятидесяти от них прямо в сторону их машин шел молодой мужчина, в котором детектив моментально узнал вчерашнего Стаса. Он даже одет был точно так же. Правильно его просчитал Вадим. Не выдержали нервы у подонков, не дождавшись новостей по телевидению и радио, решили сами убедиться, состоялся ли организованный ими взрыв газа с последующим пожаром. Что же, сейчас он поймет, если уже не понял по состоянию дома, что и намека никакого на пожар и взрыв нет. Очень плохо лишь то, что «форд» Сергея и «шевроле» Саньки стоят рядом, а оба сыщика находятся в одной машине практически на пустой улице! Прокол! Да еще какой! Если этот деятель хотя бы немного шарит в методах оперативно-розыскной деятельности, то он их должен по всем канонам скоренько срисовать.

Мужчина остановился почти напротив дома Фадеевых и стал прикуривать сигарету. Было заметно, как он между делом поглядывает на интересующий его дом и окна Витькиной квартиры. Похоже на то, что он хотел разглядеть, он разглядел, так как не стал продолжать движение в сторону автомобилей сыщиков, а развернулся и пошел в обратную сторону.

– Саня, будь в машине на связи, – сказал Осокин, когда Стас отдалился от них и зашел за поворот, тем самым скрылся из зоны визуального контроля, – я пройдусь за ним пешком. Вдруг он все же срисовал нас. Это же надо, так лопухнуться! Приготовься, я по рации тебе дам отправочку.

Осокин вышел из машины и быстрым шагом отправился за объектом. Когда он зашел за поворот, то увидел, как их подопечный спокойно продолжает движение в сторону улицы Корсунова. Вел он себя пока спокойно, не оборачивался, не предпринимал никаких проверочных действий. Вот видно, что поднес к уху мобильный телефон и стал с кем-то разговаривать. Естественно, слов Сергей разобрать не мог, слишком большое расстояние между ними. Выйдя на улицу Корсунова, Стас повернул налево, в сторону конечной автобусной остановки одиннадцатого маршрута. Сыщик сразу же по рации сообщил об этом Глухову. Когда объект подходил к остановке, к ней уже подъезжал троллейбус, Стас почти бегом припустил в его сторону. Детектив решил не повторять маневров объекта, а по рации сказал Глухову, чтобы тот подъезжал к остановке. Все получилось прекрасно. Троллейбус со Стасом уже проехал поворот на Заречную улицу, когда оттуда выехал Саня. Сергей сразу же сел к нему на заднее сиденье под прикрытие тонировки, и сыщики отправились вслед за троллейбусом. Держались на приличном расстоянии, чтобы, не дай бог, не лопухнуться еще раз и вторично не засветить машину. На следующей остановке из троллейбуса никто не вышел, а вот на перекрестке улиц Корсунова и Кочетова они увидели издалека, что Стас покинул общественный транспорт и пытается перейти улицу Корсунова в сторону бензоколонки ГСМ «ПТК». Саша прижался к правой обочине, благо здесь стояло много машин и привязка была отличная. Из салона они наблюдали, как Стас перешел улицу и направился в сторону общежитий. Пора двигать за ним, иначе можно его потерять. Сергей вышел из машины и, пользуясь тем, что движение в данный момент было небольшим, быстро перебежал на другую сторону улицы. Объект находился достаточно далеко, и детективу пришлось практически бегом догонять его. Сергей обратил внимание, что Стас совершенно не проверяется. Ни разу за все время даже не оглянулся на то, что происходит у него за спиной. О чем это могло говорить? Прежде всего, что чувствует он себя достаточно уверенно и совершенно не предполагает, что за ним может быть организована слежка. А с другой стороны, нельзя исключать и вариант, что он достаточно опытный в таких делах человек и просто не дает оснований сыщикам подозревать о том, что он срисовал наблюдение. Что же, дальнейшее развитие событий покажет реальное положение дел.

Осокин находился на расстоянии около пятидесяти метров от объекта, когда тот повернул в сторону общежития, дом 36 корпус 1 по улице Корсунова, и прошел в единственный подъезд дома. Сергей очень быстро подтянулся и вошел туда вслед за ним. В фойе уже никого не было. Сыщик услышал, что заработал двигатель лифта, кабина которого поехала вверх. Детективу ничего не оставалось, как устремиться вверх по лестнице, параллельной лифту, стараясь не пропустить его остановку. Дыхание почти останавливалось от такого бега вверх, лифт поднимался с довольно высокой скоростью. Сергей был на пятом этаже, когда услышал, что где-то в районе шестого или седьмого этажа лифт остановился. Сыщик из последних сил ускорил свое движение, чтобы не пропустить адрес посещения или жительства Стаса. Но как велико было его удивление, когда на седьмом этаже он увидел пустую открытую кабинку лифта, а рядом открывавшую ключом дверь комнаты девушку, которая, вероятно, и приехала на этом самом лифте вверх.

– Здравствуйте, – поздоровался с ней Сергей, – а куда мой друг подевался, он ведь вместе с вами, кажется, в лифт сел?

– Если вы имеете в виду парня, который зашел в фойе после меня, то он не садился в лифт, он вышел из общежития через запасной выход там же, в фойе. – Девушка была сама доброжелательность и с удовольствием разговаривала с Сергеем. – Могу еще чем-нибудь вам помочь?

– Спасибо, уже, наверное, нет. А вы случайно не знаете этого парня? – сыщик решил пойти в открытую с девушкой. Было явно видно, что она не имеет никакого отношения к происходящим событиям. – Раньше видели его в общежитии?

Девушка с удивлением рассматривала Сергея:

– Да нет, никогда не видела. Я здесь почти семь лет живу, знаю практически всех. Этого парня первый раз вижу. Как и вас, кстати. Вы же говорили, что он ваш друг!

– Да нет, не друг вовсе он мне. Обманул, гад, меня. Сказал, что живет здесь, должен за такси рассчитаться, обещал деньги принести. А я почувствовал, что врет что-то. Не показалось, значит. Теперь его и с огнем не найдешь. Что поделать. Впредь умнее буду. Спасибо вам, девушка, всего хорошего!

– Да не за что. Не расстраивайтесь, главное, вы живы, здоровы, а денег еще заработаете.

– Вы правы, главное, что я жив и здоров. До свидания!

Сергей понял, что их с Саней переиграли, как мальчишек, было обидно до задницы. Так практически на пустом месте опростоволоситься! Где теперь искать этого Стаса и его молодого помощника Рёму? От чего плясать?

Он вышел из общежития и подошел к машине Сани, который находился там же, на Корсунова, только ближе к зданию, из которого так грамотно испарился Стас.

– Поздравляю, Саша, и тебя, и себя! – Осокин говорил голосом, полным сарказма. – Мы только что просрали объекта, и самое хреновое, что, вероятно, он понял, что мы его вели. Иначе зачем такие предосторожности?

Детектив рассказал подробности всего произошедшего Глухову. Саша выслушал старшего товарища. Тут же высказал свое мнение:

– Нет, Серега, думаю, ты не прав. Не мог он быть уверен, что мы его вели. На машины, конечно, он обратил внимание, когда вышел прямо на нас на Заречной. Но мало ли какие машины и зачем здесь стоят? Вот потом он повел себя очень грамотно. Мы тоже правильно все организовали. Он нигде не мог нас засечь. Он просто профессионально проверился и, я считаю, убедился, что никакого хвоста за ним нет. Так что ничего страшного в происшедшем нет. Плохо только, что мы теперь не знаем, где и кого нам искать. Вот это действительно хреново!

– Пожалуй, соглашусь с тобой. А где теперь его искать, я могу предположить. Скорее всего, рядом с Мариной. Он, а вернее, они будут искать ее. Это как пить дать. Другого выхода у них нет. Или же гаситься где-нибудь. Но, похоже, прав Вадим, не те это люди, чтобы прятаться. Марине действительно угрожает опасность. Надо все хорошо обмозговать. Давай пообедаем, а в три часика соберемся вместе с Мишкой и решим, как нам действовать дальше. А я сейчас еще к Марине в больницу съезжу, поговорю с ней, проинструктирую еще разок. У этих козлов ведь есть ее номер телефона. По всей вероятности, они предпримут попытку как-нибудь использовать его.

Саша подвез Сергея на Заречную улицу, где тот оставил свой «форд», после чего они расстались. Глухов пошел домой обедать, а Осокин поехал к своей подопечной Маринке Фадеевой, которая, как он предполагал, с нетерпением ждет возвращения из командировки мужа. И которая уже должна проникнуться той опасностью, которая нежданно и негаданно замаячила перед ней со вчерашнего дня. Да не просто замаячила, а предстала во всей красе!