Вы читаете фрагмент, полная версия доступна на сайте партнера - litres.ru. Купить за 490.00 руб.

Глава 18

Общество «Память». – От национал-большевизма к православно-монархическому сознанию

Патриотическая общественная организация русского народа «Память» возникла в конце 70-х – начале 80-х на базе группы активистов Московского городского отделения ВООПИК (прежде всего молодежного творческого объединения – руководитель Э. Н. Дьяконов) и общества книголюбов Министерства авиационной промышленности (руководитель Г. И. Фрыгин).

Именно из этих активистов сложилась группа энтузиастов, назвавших себя «Витязями», составившая ядро будущего объединения «Память». До этого они в течение нескольких лет встречались на субботниках по восстановлению памятников истории и культуры под эгидой ВООПИК. Главной целью группы «Витязи» было достойно отпраздновать 600-летие Куликовской битвы. Идею названия «Витязи» подал скульптор Б. Строганов. Актив группы составили ответственный секретарь МГО ВООПИК Э. Н. Дьяконов (фактический руководитель «Витязей»), сотрудник архитектурной секции МГО ВООПИК Г. Сальников, слушатель Высшей партшколы ЦК КПСС С. К. Смирнов, слесарь завода «Союз» К. Н. Андреев, заместитель директора конструкторского бюро АСУ А. Г. Гладков, постовой милиционер гостиницы «Россия» В. В. Скрыпник и др. Впоследствии именно эти люди составили первый Совет «Памяти». Кроме регулярных субботников по восстановлению памятников члены группы совершали совместные походы и поездки по историческим местам и к православным святыням. Среди членов группы распространялись книги русских философов, историков и мыслителей, самиздатовская литература, журнал «Вече», «Протоколы сионских мудрецов», антисионистская литература.

Члены группы участвовали также в работе молодежного творческого объединения при МГО ВООПИК, заседавшего на ул. Разина под колокольней Знаменского монастыря. Обсуждение стихов и прозы русских писателей на этих заседаниях часто перерастало в доклады и споры о судьбе России. Духовными наставниками объединения были Н. Рубцов, С. Куняев, Ю. Кузнецов, Д. Жуков, О. Волков. На заседаниях выступали ученые, архитекторы, писатели, художники (И. Кобзев, О. Михайлов, О. И. Журин, В. А. Виноградов и др.).

«Витязи» принимали активное участие и в работе Общества книголюбов, которое совместно с МГО ВООПИК устраивало встречи с патриотически ориентированными деятелями русской культуры. Встречи эти чаще всего проходили в Музее им. Николая Островского (в т. н. «салоне Зинаиды Волконской»), а также в ДК Метростроя, ДК им. Чкалова, ДК им. Горбунова, ведомственных домах культуры Минавиапрома (сотрудником которого был Г. И. Фрыгин).

16 апреля 1980 г. в Центральном лектории Политехнического музея произошло важнейшее патриотическое событие – состоялся торжественный вечер, посвященный 600-летию Куликовской битвы. Зал был переполнен. Люди стояли в проходах. В зале присутствовали практически все, кто впоследствии вошел в Совет и актив объединения «Память». Выступали художники И. С. Глазунов, И. О. Комов, писатели В. Чивилихин, Д. Жуков, Ю. Селезнев, поэты Ю. Кузнецов и А. Марков, космонавт В. Севастьянов, музыканты Ю. Дунаев и В. Кобзев. Все они составляли цвет русского патриотического движения того времени. Вечер прошел в духе восторженного единения русских людей (один из участников его, Ф. Я. Шипунов, рассказывал впоследствии, что, вернувшись с этого вечера, произнес знаменательную фразу: «Вот так бы и нам, как наши предки сбросили татарское иго, нам бы сбросить иго иудейско-масонское»).

Вторая половина 1980-го и 1981 г. проходят под знаком брожения и собирания сил. Вечера и встречи, проводимые бывшими «Витязями», активистами ВООПИК и Общества книголюбов, становятся все острее и напряженнее. На них ставятся все более серьезные вопросы. Примерно в 1981 г. власти запрещают встречи под колокольней Знаменского монастыря. Однако движение было уже невозможно остановить. Создавалось совершенно новое по качеству патриотическое объединение. Критическая масса была, по-видимому, достигнута 17 июня 1982 г. на вечере, посвященном 170-летию Бородинской битвы. Несмотря на то что он состоялся в небольшом зале, его эффект для будущего актива «Памяти» был не меньшим, чем эффект от вечера, посвященного Куликовской битве. В июне – октябре 1983 г. происходит целая серия вечеров, на которых выступали Д. Жуков, В. Крупин, С. Куняев, В. Сорокин.

Организуя первые вечера, субботники и походы по историческим местам, будущее Патриотическое объединение «Память» не имело названия. Собственно рождение названия «Память» произошло в ноябре 1982 г. после вечера-размышления по книге В. А. Чивилихина «Память». Как сообщает первый председатель Совета «Памяти» Г. И. Фрыгин, «стали думать о названии» и он предложил назвать объединение «Память». Это всем понравилось. Более того, на этом же собрании приняли решение просить Чивилихина возглавить общество «Память». Однако в связи с болезнью и смертью писателя это решение не было выполнено.

Первоначально «Память» именовалась любительским объединением. До марта 1982 г. его главной площадкой был Музей им. Н. Островского («салон Зинаиды Волконской»). Здесь «Память» провела не менее 15 вечеров. Однако на встрече с доктором исторических наук Н. Н. Яковлевым наблюдателям из райкома партии не понравилась его резкая критика агента влияния США, директора Института США и Канады Г. Арбатова. Критика эта была восторженно поддержана слушателями. Заседания в этом музее на некоторое время прекратились.

Зато у «Памяти» появилось еще несколько площадок – ДК Метростроя, ДК им. Чкалова и ДК им. Горбунова, а также ряд других культурных учреждений. С осени 1983 г. «Память» начинает именоваться Патриотическим историко-литературным объединением.

В 1983 г. в актив объединения «Память», кроме перечисленных выше, вошли эколог, кандидат геолого-минералогических наук Ф. Я. Шипунов, актриса О. Ф. Гобзева, преподаватель режиссуры массовых представлений Н. А. Детков, заведующая политическо-массовым отделом ДК Горбунова В. И. Мотова, преподаватель английского языка Е. С. Бехтерева. В 1983 г. Совет «Памяти» добился официальной регистрации объединения в отделе культуры райкома партии при Дворце культуры им. Горбунова (ставшем известным под названием «Горбушка»), принадлежащем заводу им. Хруничева. Официальная регистрация давала возможность проводить вечера «Памяти» в одном из самых известных Дворцов культуры, в зале на 1,5 тыс мест. Но даже такого большого зала порой не хватало, чтобы вместить всех желающих.

Вечера, субботники, походы «Памяти» приобретают широкий размах. Интересы патриотического объединения охватывают все сферы жизни русского народа, о чем свидетельствует таблица:

Вечера и другие мероприятия, проводимые в первой половине 80-х гг. Историко-культурным патриотическим объединением «Память»

Вечера «Памяти» будили в сознании многих русских людей теплые, благодарные чувства к жизни и деяниям своих героических предков. «Память» становится одним из важнейших центров пробуждения и развития русского национального сознания. После вечеров «Памяти» русские люди собирались за чаем в своих квартирах, обменивались впечатлениями и редкой литературой. Как ранее в клубе «Родина» и в «Русском клубе», среди членов «Памяти» ходили редкие издания отцов и подвижников Церкви, книги по русской философии, антисионизму, «Протоколы сионских мудрецов». Среди членов «Памяти» зреет понимание еврейского и масонского вопроса в России, многие негодуют по поводу еврейского засилья в СССР. Все больше и больше членов «Памяти» задаются вопросом: как противостоять врагам России, и прежде всего сионизму?

Магнитофонные записи вечеров «Памяти» попадали в самые отдаленные уголки России: записывали их прямо в зрительном зале и затем передавали своим знакомым по всей стране. (Объединение не имело права иметь денежные средства, а их сбор был запрещен, поэтому вся деятельность «Памяти», которая требовала огромных затрат сил, времени и личных средств, проводилась совершенно бескорыстно как организаторами мероприятий, так и их участниками.) Таким образом, патриотическое движение набирало силу, вселяя в народ веру в свою правоту, в возможность перемен, придавало ему ощущение единения нации, собственной причастности и ответственности за происходящее, а порой и мужество, необходимое для отстаивания своих идеалов.

Среди наиболее значительных мероприятий «Памяти», которые повлияли на принятие государственных решений, была постоянная работа по отмене постановления ЦК КПСС о переброске северных рек на юг для орошения земель казахстанских и др. засушливых земель в связи с якобы понижающимся уровнем Каспия. Осуществление этого проекта грозило затоплением и полным уничтожением Русского Севера. Ученые: докт. мат. н. С. Я. Лемешев, канд. геол. – мин. н. эколог Ф. Я. Шипунов, канд. геол. – мин. н. С. Н. Чернышев, специалист по подземным сооружениям докт. т. н. Е. М. Пашкин, канд. геол. – мин. н. С. Ю. Жуков, докт. геол. – мин. н. Е. Подольский, доктор искусствоведения Брюсова выступали на вечерах «Памяти», при участии организаторов объединения написали в Президиум ЦК десятки писем, обращений и статей, опровергавших научную обоснованность проекта, требуя немедленной его отмены. В результате осуществление проекта было отложено, а после провала докторской диссертации его вдохновителя («Память» устроила своеобразную демонстрацию протеста, названную сторонниками проекта «десантом», явившись на заседание научного совета в полном составе) проект был окончательно отменен.

«Память» активно способствовала проведению антиалкогольной кампании. На вечере «Трезвые мысли в трезвом кругу» выступили академик Углов, академик, Герой Социалистического Труда Елизаров, доктор социологии Г. Н. Литвинова, ученый из Новосибирска канд. т. н. Жданов. Приводились ужасающие цифры потерь генофонда русского народа, экономического ущерба, причиненного хозяйству страны в результате злоупотребления алкоголем. Зачитывались полные горя и страданий письма, поступившие в «Память», с мольбами о помощи и требованиями к властям принять меры для перехода к трезвому образу жизни. 17 мая 1985 г. ЦК КПСС принял постановление «О мерах по преодолению пьянства и алкоголизма». В нем большое значение придавалось организации досуга молодежи, развитию спорта и туризма, предусматривалось дополнительное финансирование для этих целей. Однако в нем была и строка, предписывающая «к 1988 г. полностью прекратить выпуск плодово-ягодных вин», а в отношении производства водки и ликеро-водочных изделий «предусмотреть ежегодное сокращение». В результате то ли осознанно, то ли нет вводимые правительством меры доводились до абсурда и приняли столь уродливые формы, что по указанию местных ретивых партийных руководителей на огромных территориях были уничтожены тысячи гектаров виноградников, причем не пожалели и лучшие, подлинно уникальные сорта. И хотя антиалкогольная программа, проводимая сверху, полностью провалилась, повсеместно стали организовываться добровольные общественные клубы трезвости, которые сыграли свою значительную роль в масштабах страны, а в «Память» продолжали поступать письма с благодарностью от людей, сумевших преодолеть страшный недуг благодаря мероприятиям антиалкогольной программы.

Вечер «Москва… как много в этом звуке…» был наполнен красотой и любовью к столице. Но помимо художественной нагрузки вечер имел и огромное общественно-политическое значение. На нем критиковались московское партийное руководство, его финансовые злоупотребления, плачевное состояние исторических памятников. Новый секретарь Московского комитета КПСС в свой доклад об улучшении состояния столицы внес все пункты, представленные в письме на имя М. С. Горбачева художниками и архитекторами столицы при участии активистов «Памяти» (А. Артемьевым, А. Бочковой, Е. Бехтеревой, О. И. Журиным, Г. Я. Мокеевым, Ю. В. Бондаревым, акад. Лихачевым, Ф. Шипуновым, Е. Пашкиным) и включающие экологические, демографические и др. рекомендации.

Все мероприятия «Памяти» проходили под пристальным вниманием властей. Аудиторию вечеров составляли самые разнообразные слои общества – от рабочих и конструкторов завода им. Хруничева до сотрудников аппарата ЦК, правоохранительных органов, генералитета, духовенства, представителей всех профессий и всех рангов, коммунистов и беспартийных. Проведение каждого мероприятия было связано не только со всевозможными техническими сложностями, но, самое главное, оно каждый раз находилось под угрозой запрета. А что означала отмена мероприятия, если его участники приезжали в столицу за свой счет иногда за тысячу километров! Или, например, из деревни под Устюгом, откуда по весне из-за разлива только на вертолете можно было добраться до Вологды, а потом уже в Москву… Так добирался на вечер «Русская гармонь» лучший гармонист Русского Севера Н. В. Угрюмов, а именно этот вечер отменяли несколько раз, требуя убрать из названия слово «Русская». И это все потому, что гармонь для России была не просто национальным музыкальным инструментом, а символом единения, а значит, и мощным оружием, которого так боялись враги русского народа (что, впрочем, подметил еще замечательный русский поэт А. Твардовский). Фоном всех вечеров «Памяти», какой бы общественный накал они ни несли, всегда были подлинно художественные выступления фольклорных ансамблей, известных артистов (М. Ножкин, О. Гобзева, певица Т. Синицына). Деятельность Патриотического историко-литературного объединения «Память» вспоминается многими его участниками как самый яркий период их жизни, когда, благодаря небывалому подъему патриотических чувств в народе, его единению и поддержке, можно было не только открыто высказывать свое отношение к происходящему, но и с очевидностью влиять на принятие важных для всего народа решений.

В конце 1984 г. из-за болезни Г. И. Фрыгина председателем Совета объединения «Память» становится преподаватель английского языка Е. С. Бехтерева. Ее пребывание на этом посту было недолгим. Стремительный водоворот событий, в который была ввергнута Россия, требовал от «Памяти» новых более решительных действий.

В середине 80-х деятельность «Памяти» выходит на качественно новый этап развития, который был связан с именем Д. Д. Васильева. Деятельность этого человека сыграла большую роль в дальнейшей истории «Памяти».

Сам он впервые приходит в «Память» в 1984 г. В частности, выставка фоторабот Д. Васильева «Образы России» демонстрировалась в фойе ДК им. Горбунова 30 ноября 1984 г. во время вечера, посвященного Ф. Тютчеву «…В Россию можно только верить!».

В то время Васильев объявлял себя беспартийным большевиком, а содержание его речей носило преимущественно национал-большевистский характер.

Настоящая известность приходит к Васильеву 4 октября 1985 г., после вечера «Памяти» в ДК им. Горбунова «Москва… как много в этом звуке…». Выступавшие на вечере Васильев, Е. М. Пашкин, В. А. Виноградов, О. И. Журин и другие русские патриоты поведали присутствующим имена виновников разрушения исторической Москвы – от Л. М. Кагановича до современных еврейских чиновников Главного архитектурно-строительного управления Москвы. Информация произвела потрясающее впечатление на аудиторию. Слухи об этом вечере пошли по всей Москве.

Местью сионистов за прозвучавшие откровения стало нападение 25 октября 1985 г. на председателя правления «Памяти» Бехтереву. Ее подобрали на улице жестоко избитую, с пробитой головой, после чего она стала инвалидом (сионистская пропаганда пыталась объяснить это преступление инцидентом на почве ревности).

В конце 1985 г. председателем Совета «Памяти» был избран К. Андреев, а Д. Васильев стал секретарем и фактическим руководителем объединения. После этого часть старых руководителей «Памяти» выходит из организации и образует новые объединения – сначала «Поиск», затем «Русь» (Э. Н. Дьяконов и др.).

8 декабря 1985 г. на вечере «Борьба двух миров» Васильев выступил с политической речью. Обвинив сионистов в террористическом акте против Е. Бехтеревой, он прочитал со сцены и прокомментировал выдержки из «Протоколов сионских мудрецов» и под аплодисменты собравшихся призвал всех «остерегаться антисемитизма и сплотиться вокруг Коммунистической партии Советского Союза, ее ленинского Центрального Комитета во главе с Генеральным секретарем Михаилом Сергеевичем Горбачевым».

Под руководством Васильева и Андреева «Память» приобретает черты политической организации. Талантливый оратор, Д. Васильев ездит со своими выступлениями по стране. В 1986 г., помимо «Борьбы двух миров», распространяется магнитофонная запись вечеров «Памяти»: «Энергию мнений – в энергию действий» (16 марта 1986 г. – ДК ОКСа), «Москва… как много в этом звуке…» (21 мая 1986 г. – ДК «Динамо») и др.

На вечере в ДК «Динамо» 21 мая 1986 г. Д. Васильев прочитал со сцены «Обращение Патриотического объединения “Память” к Русскому народу, ко всем народам нашей великой Державы» – первый программный манифест «Памяти».

27 декабря 1986 г. «Память» выступала в ДК «Октябрь» в Риге, где Д. Васильев зачитал еще один манифест – «Новогоднее обращение патриотического объединения “Память”».

Известность «Памяти» выходит далеко за пределы Москвы. Еще в 1985 г. патриотическое крыло трезвеннического движения в новосибирском Академгородке создало Добровольное общество «Трезвость» (ДОТ). В начале 1986 г. ДОТ преобразуется в Историко-патриотическое объединение «Память» (И. Николаев, И. Богащенко, Ю. Мерзляков, В. Жданов, Б. Гаврилко, A. Казанцев и др.).

Новосибирское ИПО «Память» объявило о своем существовании 16 февраля 1986 г. на праздновании 800-летия «Слова о полку Игореве». 13 марта 1986 ИПО «Память» было официально зарегистрировано как любительское объединение по интересам при Доме культуры «Академия» (на основании Положения 1985 г. о любительских объединениях).

В 1986 г. на вечерах «Памяти» подвергается критике проект переброски стока северных рек на юг, в результате чего должна была произойти гибель тысяч русских деревень и памятников культуры. На вечере «Красота Русского Севера» в ДК им. Горбунова, на вечере в Центральном доме художника русские патриоты разоблачали виновников чудовищного проекта «переброски рек».

В 1986–1987 гг. «Память» приняла активное участие в обсуждении проекта монумента Победы на Поклонной горе, выступая против официального проекта памятника и за проект «номер 206», автором которого был B. М. Клыков.

В 1986 г. сложилось отделение «Памяти» в Ленинграде (художники Н. Ширяев и Н. Жербин, майор внутренних войск В. Ежов, Н. Лысенко, В. Антонов, Ю. Риверов, Р. Гамадеев и др.).

Тогда же в Свердловске образовалось историко-культурное объединение «Отечество» (Ю. Липатников, Б. и М. Пинаевы, И. Чариков).

В начале 1987 г. образуется отделение московской «Памяти» в Риге. В 1987 г. в Челябинске по инициативе местного поэта Г. Суздалева возникает патриотическое объединение «Родина», в Магнитогорске – «Встречное движение» во главе с Валерием Тимофеевым, в Тюмени – «Отечество» (А. Репетов и А. Зверев), в Тобольске – еще одно «Отечество», в Иркутске – патриотическое объединение «Верность» (А. Турик и А. Панов).

6 мая 1987 г. в день св. Георгия Победоносца «Память» вместе с членами ВООПИК и других патриотических организаций провела патриотическую демонстрацию на Манежной площади. Участники демонстрации добились встречи с первым секретарем МГК КПСС Б. Ельциным. Около 500 чел прошли от Манежной площади к Моссовету, где в Мраморном зале встретились с Ельциным. На встрече выступил Д. Васильев, В. Емельянов, В. Шуйский. Выступления их носили национал-большевистский характер.

После демонстрации на Манежной площади против «Памяти» начались жестокие репрессии. Ее членов увольняли с работы, исключали из КПСС и комсомола. Отобрали у «Памяти» и предоставленное ранее помещение.

В середине 1987 г. «Память» достигла кульминационной точки своего развития. Васильев и члены Совета «Памяти» выпускают ряд документов, в которых декларировались права русского народа на создание массовой патриотической организации. Тысячи русских патриотов с радостью чувствовали себя членами «Памяти», готовыми к реальным делам в защиту интересов русского народа. В какой-то момент популярность «Памяти» была так высока, что, казалось, она объединила всех русских патриотов. От деклараций нужно было переходить к делам, которых ждали все разделявшие идеологию «Памяти». Однако ни Васильев, ни Совет «Памяти» не оказались готовы к обыденной повседневной работе по созданию массовой патриотической организации с центральными и региональными структурами. Требовалось проведение массовых всероссийских мероприятий. Вместо всего этого лидеры «Памяти» ограничивались декларациями. Наиболее активных членов «Памяти» такая бездеятельность разочаровывала. Им хотелось настоящей работы. Не успев по-настоящему утвердиться, «Память» начала разделяться. Тем более этому способствовали внедренные в ряды «Памяти» провокаторы из антирусских организаций и КГБ СССР.

Летом 1987 г. от «Памяти» отделился В. Н. Емельянов, который создал свою организацию «Всемирный антисионистский и антимасонский фронт “Память”» – «Память-2».

20 сентября 1987 г. – накануне годовщины Куликовской битвы и дня Рождества Пресвятой Богородицы – группа членов «Памяти» предприняла попытку установить в с. Городок (Радонеж) памятник Сергию Радонежскому работы скульптора В. Клыкова. Васильев был категорически против этой акции и в ней не участвовал. Организаторами похода на Радонеж были О. Облоухов, И. Сычев и В. Клыков, участвовали В. Осипов, Т. Пономарева, юрист и демограф Г. Литвинова, искусствовед В. Брюсова, писатели Д. Жуков, А. Онегов (Агальцев), О. Платонов, кинорежиссер Н. Бурляев, отставной полковник танковых войск Е. Левшов. Всего в акции приняло участие около 500 чел Им пришлось пробиваться через множество кордонов КГБ и милиции, стоявших между ст. Абрамцево Ярославской железной дороги и с. Городок. Участники похода дошли до Городка, но установке памятника воспрепятствовали власти. Тем не менее этот поход стал одной из героических страниц становления русского патриотического движения. Неучастие в нем Васильева сильно пошатнуло его репутацию среди членов «Памяти».

Стихийно в недрах старой «Памяти» возникает еще одна новая патриотическая организация под таким же названием. Руководителем «Памяти-3» становится художник И. С. Сычев.

9 ноября 1987 г. группа во главе с И. С. Сычевым – Е. Левшов, А. Блоцкий, И. Маковкина (всего около 100 чел) возложила венки к памятнику Минину и Пожарскому. В интервью, которое Сычев дал журналистам, он вновь отмежевался от Васильева, назвав его самозванцем.

Власти решили зарегистрировать под названием «Память» организацию Сычева.

На 26 января 1988 г. дирекция ДК ЗИЛ назначила встречу рабочих завода с активом «Памяти». Предполагалось, что встреча завершится рекомендацией собрания зарегистрировать «Память», – во всяком случае, на это надеялись организаторы «Памяти» Сычева, пытаясь скрыть собрание от Васильева. Васильев, однако, узнал об этой встрече. «Память» Васильева явилась на собрание в полном составе (около 100 чел), в черных рубашках с изображением золотого колокола на груди и потребовала зачтения последнего воззвания «Памяти», а также «Протоколов сионских мудрецов». Невзирая на протесты администрации, Васильев исполнил задуманное, чем вызвал скандал в зале и сорвал положительное решение о регистрации «Памяти» Сычева.

В начале 1988 г. Сычев предпринял новые попытки поддержать положительный образ «Памяти-3» как патриотического движения. На одном из собраний «Памяти» Сычева в Центральном доме литераторов в Совет «Памяти» по предложению Т. Пономаревой была заочно избрана редколлегия журнала «Наш современник» в полном составе.

Примерно тогда же «Московская правда» провела «круглый стол» с «Памятью-3», от имени которой выступили Т. Пономарева, Г. Литвинова, И. Сычев, Г. Фрыгин, С. Жданов и др. Параллельно Пономарева создает творческое объединение «Русский Центр», получившее официальную регистрацию при Союзе писателей СССР. Председателем РЦ становится Т. Пономарева, а одним из заместителей Г. Фрыгин.

1 марта 1988 г. ленинградская «Память», настаивая на своей регистрации, начинает политическую голодовку. 9 марта в ее поддержку рассылает свое заявление московское руководство ПО «Память». Кроме регистрации «в ныне существующем положении как в Москве, так и в Ленинграде» ПО «Память» потребовало также «предоставить возможность выступить в средствах массовой информации с изложением позиций и планов объединения», «восстановить в партии, комсомоле и на работе всех исключенных и уволенных» (за сочувствие к «Памяти»), «создать Комиссию Центрального Комитета КПСС для разбора клеветнической кампании против Патриотического объединения “Память” и наказания виновных в дискредитации творчества масс в Перестройке и Демократии».

Секретарь Ленинградского обкома по идеологии А. Дегтярев (впоследствии он был заместителем заведующего идеологическим отделом ЦК КПСС) принял голодающих, в результате чего голодовка была прекращена. Условием регистрации А. Дегтярев поставил отказ от наименования «Память» и выразил также пожелание, чтобы ленинградцы отмежевались от Д. Васильева. Требования обкома были отвергнуты.

31 мая 1988 г. на собрании актива ПО «Память» в Донском монастыре Васильев объявил о преобразовании объединения в Национально-патриотический фронт (НПФ) «Память». В Центральный Совет фронта были введены представители ленинградской «Памяти» Н. Ширяев и Ю. Риверов. С этого момента идеология «Памяти» отходит от национал-большевизма и развивается в сторону Православия и монархии.

Летом 1988 г. наибольшую активность «Память» развила в Ленинграде. Особый резонанс получили ее митинги в Румянцевском саду, которые проходили регулярно по четвергам с 9 июня по 4 августа 1988 г., начинались в 18.00 и заканчивались в 20.00. 7 митингов прошли как разрешенные публичные собрания, 8-й (11 августа) был запрещен. Разрешение на проведение публичных собраний было получено не ленинградским отделением «Памяти» (так и не зарегистрированным), а несколькими его активистами как частными лицами. Официальной темой собраний было объявлено обсуждение материалов XIX партийной конференции КПСС.

Основными темами выступлений на митингах в Румянцевском саду были: нерушимость Союза ССР как наследника Российской империи, необходимость русской власти в России и возрождения Православия как русской религии, критика сионистов, демократов и «Народных фронтов» в республиках. На митингах распространялась печатная продукция, имевшая антисионистский характер. Особое внимание привлекала листовка «Кризисное состояние триединой русской нации».

Организаторами и наиболее частыми ораторами были Н. Жербин, Ю. Риверов, Р. Гимадеев, Н. Лысенко, Н. Ширяев, В. Антонов, Ю. Воронов, Ф. Морохов, Д. Демидов. На митинге 14 июля 1988 г. выступил Д. Васильев.

На митинги собиралось обычно 200–500 участников. На первых собраниях подавляющее большинство составляли сочувствующие, на последних уже в значительном количестве присутствовали еврейские оппоненты, которые сумели добиться запрещения этих митингов. 10 августа 1988 г. организаторам собрания было вручено официальное уведомление о запрете на дальнейшее проведение митингов – под предлогом закрытия сквера «на ремонт». 11 августа 1988 г. «Память» все-таки попыталась провести митинг, но попытка была пресечена милицией. Митингующие переместились во двор Академии художеств, где в скомканном виде митинг был все-таки проведен (было произнесено несколько речей, собраны подписи в защиту «Памяти»).

Чтобы противостоять попыткам враждебных России сил расколоть патриотическое движение, которое в то время отождествлялось с «Памятью», сибирские и уральские патриоты провели две конференции (25 июня и 8 октября 1988 г., обе в Челябинске), результатом которых стало образование «Союза патриотических организаций Урала и Сибири» (СПОУС), в который вошли челябинская «Родина», магнитогорское «Встречное движение», новосибирская «Память», свердловское «Отечество», тюменское «Отечество», иркутская «Верность» (в 1989 г. к ним присоединился и алапаевский «Ратобор»). Однако враждебные патриотическому движению силы не прекращали работу по стравливанию руководства «Памяти».

В августе—сентябре 1988 г. происходит конфликт между московским руководством НПФ «Память» и частью Ленинградского отделения. Организаторы митингов в Румянцевском саду Ю. Риверов, Н. Лысенко, В. Антонов, В. Грибанов публично отмежевываются от Васильева. Васильев выпускает против них (а также против своих московских соратников и екатеринбургского «Отечества» Ю. Липатникова) послание под названием «Очищение». Чтобы отличаться от васильевской «Памяти», одна из групп ленинградцев принимает название «Русский национально-патриотический фронт “Память”» (Н. Лысенко, В. Грибанов), другая – «Русский национально-православный центр» (В. Антонов).

Ленинградский совет НПФ «Память» во главе с Н. Ширяевым остается верным Васильеву, но внутри него тоже образовалась группа (Н. Жербин, Д. Демидов), отрицательно настроенная по отношению к московскому руководству и призывавшая к «объединению всех патриотов» – но без Васильева. К началу 1989 Н. Жербин фактически отделился от ширяевского Ленинградского совета НПФ «Память», претендуя на лидерство и предложив проект создания «Всероссийского национально-патриотического фронта» (ВНПФ). Группа Н. Ширяева осталась в рамках васильевской организации, но не порвала окончательно связей с группами Н. Лысенко, Н. Жербина и В. Антонова.

В октябре 1988 г. КГБ организует интригу, в результате которой 25 активистов «Памяти» подписывают «Постановление актива НПФ “Память”». Васильев обвиняется в «бессовестном использовании личных средств и личных услуг членов “Памяти” в личных целях и для личного блага», а также в некоторых других прегрешениях. В результате рядом с «Памятью» Васильева образуется еще одна группа, присвоившая себе название «Память», – группа Н. Филимонова, Н. Антонова, А. Побезинского, А. Казаева, А. Кулакова, С. Воротынцева и др. Группа эта, получившая неофициальное название «Память-4», 12 января 1989 г. выпустила «Манифест НПФ “Память”», а 19 января – обращение «Братья и сестры» с призывом возобновить богослужения в Успенском соборе Кремля. 21 мая 1989 г. в открытом письме министру внутренних дел СССР «Память-4» сообщила об «угрозах со стороны сионистов» членам НПФ «Память» и пообещала «в случае продолжения террористических попыток сионистов… приступить к формированию дружин защиты гражданской безопасности». 21 сентября того же года выпустила Обращение по национальному вопросу.

Далее центром деятельности «Памяти-4» становится кооператив «Исток», размещавшийся в Московском отделении ВООПИК, затеявший неудачную тяжбу с церковной общиной еврейского театра «Ленком» за храм Рождества Богородицы в Путанках.

Не проявляла должной активности «Память-3» Сычева. Ее акции ограничивались немногочисленными мероприятиями по возложению венков и организации поминовения. Так, 5 марта 1988 г. «Память-3» возлагает венок к могиле Сталина у Кремлевской стены, а 9 ноября того же года проводит немногочисленный митинг у памятника Минину и Пожарскому на Красной площади. Все это не может удовлетворить наиболее активных членов «Памяти-3». Часть из них во главе с К. Смирновым-Осташвили и А. Батоговым отделяются и чуть позже организуют Союз за национально-пропорциональное представительство «Памяти» – «Память-5».

Продолжался раскол и в «Памяти-1» Васильева. В августе 1990 г. ушел от Васильева его самый активный заместитель А. П. Баркашов, впоследствии основавший организацию «Русское Национальное Единство». Дальнейшее развитие «Памяти» шло вне столбовой дороги русского патриотического движения. Наиболее мощные и влиятельные организации создавались и развивались вне «Памяти». Деятельность же «Памяти» ограничивалась многочисленными собраниями и выпуском писем и газет, в которых содержалось немало правильных слов, но не было практических дел в борьбе за отстаивание интересов русского народа.

Чтобы напомнить о себе, Васильев регулярно организует скандалы, которые дискредитировали русское патриотическое движение. Так, в феврале 1992 г. Васильев с группой своих сторонников без приглашения явился на Конгресс гражданских и патриотических сил, где, после того как ему не дали слова вне общей очереди, устроил с помощью мегафона двухчасовой скандал.

На выборах в Государственную думу в 1996 г. НПФ «Память» выдвинул в качестве своего кандидата А. Г. Гладкова. Были сформулированы 18 тезисов «Памяти» в случае прихода ее представителя к власти:

1. Провозглашение триединства «Бога, Царя, Нации» и руководство в своей деятельности Божественными Законами развития природы, человека и общества как естественной и крепкой основы государственного строительства, экономического процветания и устойчивого правопорядка.

2. Следует отказаться от таких понятий, как «классы» и «классовая борьба», и утвердить как принцип, исторически присущий России, деление общества на открытые сословные группы, объединенные в Земский собор.

3. Следует соблюдать приоритет славянской нации как коренного населения России.

4. Необходимо бороться за восстановление традиционного единства земель России, Украины и Белоруссии.

5. Развитие России должно осуществляться не на прозападнических и космополитических принципах, а на основе многотысячелетнего опыта нации, христианской государственности.

6. Для управления государством партии не нужны.

7. Земля должна принадлежать тем, кто ее обрабатывает. Аграрные реформы следует проводить по принципам реформ П. А. Столыпина.

8. Следует ужесточить наказание за должностные преступления и коррупцию в высших эшелонах власти.

9. Необходимо срочно прекратить разбазаривание природных и энергетических ресурсов – национального достояния граждан России, дабы предотвратить превращение страны в сырьевой придаток западного космополитизма.

10. Экономические эксперименты прозападного толка не могут иметь успех на огромных просторах России. НПФ «Память» предлагает национальную безналоговую экономическую программу, основанную на гармоничном развитии личной, коллективной и общенациональной собственностей.

11. Следует строго запретить на территории России деятельность коммунистических, сионистских и масонских организаций и классифицировать их деятельность как античеловеческую.

12. Необходимо ужесточить наказание за массовую пропаганду сексуальных и прочих извращений, деморализацию молодежи.

13. Следует не на словах, а на деле проводить политику поощрения многодетных семей.

14. Мы обязаны обеспечить безбедное проживание в России людей, которым мы обязаны своей жизнью, – ветеранам, пенсионерам.

15. Необходимо упорядочить пребывание и деятельность на территории России представителей южных республик бывшего СССР.

16. Следует обеспечить защиту русских в бывших республиках СССР.

17. Следует упорядочить политику удаления из высшего руководства лиц, национальность которых имеет государственность за пределами России.

18. Следует удалить из высшего руководства чиновников, запятнавших свою честь прямой деятельностью в коммунистическом аппарате.