Вы читаете фрагмент, полная версия доступна на сайте партнера - litres.ru. Купить книгу за 490.00 руб.

Глава 20[74]

Патриотическое движение в 1990–2002 гг.

14 марта 1990 г. была отменена ст. 6 советской Конституции, что означало легализацию многопартийности в СССР. Немедленно начался бурный процесс возникновения политических партий или легализации уже существоваших в качестве «неформальных объединений». В течение нескольких месяцев весны 1990 г. родилось несколько патриотических партий, некоторые из которых сыграли в дальнейшем значительную политическую роль. Так, 7–8 апреля 1990 г. было создано Российское Христианско-Демократическое Движение (РХДД) во главе с В. Аксючицем, в те же дни родились Партия Возрождения России (ПВР), Союз Возрождения Отечества (СВО), в мае появился Русский Собор, Православно-Монархическое Согласие (ПМС) во главе с Н. Ширяевым, партия кадетов М. Астафьева, в июне учрежден Союз Венедов (В. Безверхий). В июне была учреждена компартия РСФСР, в которой сильные позиции имели национал-большевики. Не случайно на Учредительном съезде Российской компартии с резкой критикой Горбачева выступил генерал А. Макашов, за что был немедленно отправлен в отставку. На Съезде народных депутатов России патриотически настроенные депутаты создали фракцию «Россия», лидером которой стал С. Бабурин. На союзном съезде усилились позиции депутатской группы «Союз» Алксниса, к которой примкнуло до 500 депутатов. Осенью 1990 г. возникли Русское Национальное Единство (РНЕ) во главе с А. П. Баркашовым, Республиканская Народная партия (впоследствии – Национально-Республиканская) во главе с Н. Лысенко, Российский Общенациональный Союз (РОНС) под руководством И. В. Артемова. Между тем кризис в стране нарастал, прибалтийские республики объявили о своей независимости, по всему СССР шли межэтнические конфликты, причем союзный центр своей политикой только подливал масла в огонь. Впрочем, в осенние дни 1990 г. родилась в огне Приднестровская республика – первое национально-русское государство после большевистской революции. Тем не менее нельзя не признать, что в целом русское патриотическое движение по своему влиянию и организованности уступало национал-сепаратистам в союзных республиках СССР, демократам в России, а национальное крыло в коммунистическом движении в силу оргструктуры компартии не могло возглавить его. Кризис СССР в начале 1991 г. принял острые формы, когда сторонники сохранения единого государства попытались свергнуть националистическое правительство Литовской ССР. Хотя первоначально просоветские силы имели успех и взяли власть в республике (причем сразу два литовских премьера, Прунскенс и Шименас, а также все правительство трусливо бежали), очередное предательство союзного центра во главе с Горбачевым привело к поражению. В патриотическом движении усилились разногласия. Некоторые патриоты считали, что само по себе отстранение от власти КПСС приведет к восстановлению исторической России. По этой причине ряд патриотических лидеров и организаций стали союзниками демократов и даже сепаратистов прибалтийских республик. Другие, по-своему логично считая, что СССР есть форма Российского государства, заняли позицию поддержки союзного правительства. Но в условиях, когда во главе СССР и его правящей партии находился Горбачев, такая позиция объективно была также недальновидной. Продолжали возникать новые патриотические партии. 20–21 января 1991 г. на учредительном съезде в Ленинграде был создан Славянский Собор. В состав его учредителей входили: трезвенническое движение (Ф. Г. Углов), Русское Национальное Единство (А. П. Баркашов), Славянская партия (Ф. Москаленко), Российская Народная Академия (Ю. Гусев), Ленинградское русское патриотическое движение «Отечество» (Ю. Беляев), Вологодская группа «Вятичи» (В. Попов), Союз Христианского Возрождения (В. Осипов), Славянский Союз (Киев), Белая Россия (Белоруссия), Союз Венедов (В. Безверхий) и др. Был учрежден Международный Славянский Собор.

«Красные» патриоты и сторонники сохранения СССР 27 февраля 1991 г. вместе с компартией РСФСР провели конференцию «За Великую Россию, за единый Союз!», на которой был создан Координационный Совет Патриотического Движения (КСПД), виднейшую роль в котором играл известный публицист Э. Володин. Однако и на этот раз не удалось патриотам объединиться. Ряд организаций покинули съезд Славянского Собора, отказались участвовать в КСПД и в мае 1991 г. провели свой съезд, создав Славянскую думу во главе с Баркашовым. Помимо славянского движения продолжали возникать новые патриотические партии. 18 мая 1991 г. была создана Русская партия (В. Корчагин), ставшая заметной силой в ряде российских регионов. В коммунистическом движении стало больше патриотов, для которых сохранение единого государства было более важным, чем следование марксистским догмам. 17 марта 1991 г. состоялся Всесоюзный референдум по вопросу сохранения единого союзного государства, на котором большинство населения СССР высказалось за сохранение общего государства. Противники исторической России, видя, что время работает против них, поторопились сыграть на опережение, введя должность президента РСФСР специально под «раскручиваемого» в СМИ Ельцина. Антирусские силы учли присущую Ельцину злобу, патологическую жажду власти при полной подконтрольности его деятельности. Выборы были назначены на 12 июня 1991 г., причем на избирательную кампанию было отведено рекордно мало времени – всего 15 дней. Расчет антирусских сил, к сожалению оправдавшийся, заключался в том, что патриоты не смогут за столь короткий срок объединиться и выдвинуть единого кандидата. На выборах 12 июня 1991 г. многие патриоты голосовали за Ельцина, будучи введенными в заблуждение демагогическими заявлениями Ельцина о «суверенитете» России и борьбе с привилегиями партноменклатуры. Многие патриоты поддержали Н. Рыжкова, А. Макашова. Однако большинство рядовых патриотически настроенных граждан отдали голос впервые мелькнувшему на политическом небосклоне В. Жириновскому, заявившему, что он будет защищать русских.

Эти слова в то время мало кто мог говорить с экрана государственного ТВ. В результате Жириновский получил 6211 тыс голосов (7,8 %). В целом победа Ельцина была поражением патриотов, наглядно показавшим их расколотость и неорганизованность. Но борьба продолжалась. 23 июля 1991 г. в газете «Советская Россия», а также в «Дне» было помещено «Слово народу». В пламенном обращении содержался призыв к нации свернуть с гибельного пути. Характерно, что в «Слове…» отсутствовали коммунистическая риторика и ссылки на партийные решения. Подписали «Слово народу» секретарь ЦК КП РСФСР Г. А. Зюганов, председатель КСПД Э. Володин, бывший командующий советскими войсками в Афганистане генерал Б. В. Громов, знаменосец Парада Победы генерал В. Варенников, писатели А. Проханов (редактор «Дня»), Ю. Бондарев, В. Распутин, скульптор В. Клыков, президент Ассоциации государственных предприятий и объединений А. Тизяков, лидер Крестьянского союза В. Стародубцев, один из лидеров депутатской группы «Союз» Ю. Блохин. Призыв «Слова…» остался неуслышанным. Однако патриоты не опустили руки. 3 августа 1991 г. в «Советской России» было объявлено о создании инициативной группы Народно-патриотического движения. Планировалось в конце августа сформировать оргкомитет Движения и в начале осени провести Учредительный съезд. Как видим, речь шла о создании партии, способной объединить «красных» и «белых» патриотов, заменив окончательно деградировавшую КПСС. Видя растущую мощь русского движения, геополитические противники России ускорили процесс ликвидации СССР, убрав сыгравшего свою роль Горбачева и устроив 19–20 августа государственный переворот. К власти в России пришла клика предателей во главе с Ельциным. 8 декабря 1991 г. СССР был объявлен «распущенным», а Россия сведена к границам РФ.

Патриотические силы были дезориентированы августовскими событиями и никак не проявили себя в те роковые дни. Тем не менее они быстро пришли в себя и вступили в жесткую борьбу с антинациональным режимом. При этом патриотические партии были малочисленными, и в условиях господства в СМИ сионистов рассчитывать на быстрый рост их численности не приходилось. Возникали новые партии, приобретающие определенное влияние. Так, 26 октября 1991 г. на основе депутатской группы «Россия» Съезда народных депутатов РФ был создан Российский Общенародный Союз (РОС) под руководством С. Н. Бабурина, ставшего заметной фигурой в патриотическом движении. Стали появляться региональные патриотические организации. Так, в Петербурге в ноябре 1991 г. было создано Освободительное движение «Наши». В те же дни возникли сразу две коммунистические партии, в своей идеологии сочетавшие ортодоксальный марксизм с советским патриотизмом, – Всесоюзная коммунистическая партия большевиков (ВКП(б)) Н. Андреевой и Российская коммунистическая рабочая партия (РКП(б)), в которой видную роль играл В. Анпилов. Под его руководством были проведены массовые митинги и манифестации, в которых участвовали и не разделяющие советско-коммунистические взгляды патриоты. Все это сделало РКРП и непосредственно возглавляемое Анпиловым движение «Трудовая Россия» заметной силой в начале 90-х. В конце 1991 г. возник Союз Офицеров, на какое-то время завоевавший авторитет в армии. 17 января 1992 г. прошло Всеармейское офицерское собрание, на котором режим Ельцина подвергся критике за развал армии, но военная дисциплина все же привела к тому, что все критические выступления офицеров остались бунтом на коленях. Армия не смогла занять определенную политическую позицию и не проявила себя как политическая сила. В таких условиях политическая борьба осталась уделом политических партий. И все же мелкие партии и организации не могли мобилизовать массы. В этих условиях началось формирование блоков и коалиций, ставящих целью свержение режима Ельцина. 8–9 февраля 1992 г. в Москве состоялся Конгресс гражданских и патриотических сил России, на котором преобладали т. н. демпатриоты, т. е. бывшие деятели демократического движения конца 1980-х, перешедшие на патриотические позиции. Ведущую роль на Конгрессе играли РХДД и РОС, были также представители НРПР. На конгрессе было создано Российское Народное Собрание (РоНС), в которое вступили также Всероссийская партия монархического центра и ряд других партий. В Центральный Совет РоНС вошло около 70 чел, а в президиум Собрания – 25 членов. Были избраны 3 сопредседателя – М. Астафьев, Н. Павлов, В. Клыков, председателем стал В. Аксючиц (в июне его заменил И. Константинов).

Одновременно начали образовываться коалиции с преобладанием «белых» патриотов. 15 февраля 1992 г. в Н. Новгороде на съезде «белых» родился Русский Национальный Собор (РНС). В состав РНС вошли: Русская партия, РНЕ, НАШИ, НРПР и др. Неделю спустя свой съезд провели «красные» патриоты. В Москве состоялся съезд возникшего в мае 1991 г. на базе депутатской группы «Коммунисты России» Всероссийского патриотического движения «Отчизна» (ВПДО). В числе 245 делегатов было 70 народных депутатов. В руководство «Отчизны» вошли А. Макашов, В. Анпилов, С. Терехов, председателем стал генерал-лейтенант Б. Тарасов. Таким образом, в феврале 1992 г. существовало 3 коалиции патриотов разных направлений: РоНС, РНС, ВПДО. Единство патриотов становилось жгучей потребностью. Между тем демонстрация оппозиции 23 февраля 1992 г. в Москве была разогнана ОМОНом по распоряжению мэра Г. Попова, причем десятки людей были жестоко избиты, а ветеран Великой Отечественной войны Песков скончался. Это событие подхлестнуло создание «красно-белого» союза. 1 марта 1992 г. возникла Объединенная Оппозиция (ОО). Декларация ОО «Справедливость. Народность. Государственность. Патриотизм» была опубликована в «Советской России» 10 дней спустя. Подписи под Декларацией поставили РНС, РоНС, РКРП, ВПДО, «Союз казаков» и ряд других организаций. 17 марта 1992 г., в годовщину Всесоюзного референдума, национальная оппозиция провела Всенародное Вече. В Москве состоялись 100-тысячная демонстрация и митинг, на котором выступил генерал Макашов, а в подмосковном Воронове собрались депутаты Съезда народных депутатов СССР. Правда, восстановить Съезд из-за отсутствия кворума, а также нежелания многих патриотов возрождать советскую систему не удалось.

Между тем кризис в стране обострялся. Активизировались патриотические организации. 12 июня 1992 г. в Москве в Колонном зале Дома союзов состоялся I съезд РНС. Дата была выбрана не случайно – это была первая годовщина прихода к власти Ельцина. На съезде присутствовало 1250 депутатов из 117 городов всех советских республик. Сопредседателями Думы РНС были избраны писатель В. Распутин, Г. Зюганов и А. Стерлигов. Одновременно в эти же часы у Останкино начался митинг «трудороссов», требовавших предоставить оппозиции один час (!) эфирного времени. Митинг перерос в создание возле «империи лжи», как справедливо именовали патриоты останкинское «тель-авидение», палаточного городка. 22 июня 1992 г. в 4 часа утра этот городок был разогнан ОМОНом, причем десятки людей получили ранения и лишь по счастливой случайности не было погибших. Через неделю после столкновения у Останкино был создан Политсовет ОО в составе Г. Зюганова, Э. Володина, А. Проханова, Н. Павлова, В. Алксниса, М. Астафьева и др. 17 сентября 1992 г. было подписано «Соглашение левой и правой оппозиции» о единстве действий. Попыткой создания единой «красно-белой» партии стало создание Фронта Национального Спасения (ФНС), родившегося 24 октября 1992 г. Учредительный конгресс ФНС принял ряд документов и заявлений. Конгресс провозгласил окончание Гражданской войны и примирение «красных» и «белых». Об этом должна была говорить и украшавшая зал символика в виде переплетенных полотнищ красного советского и черно-золото-белого имперского флагов. К концу 1992 г. национальная оппозиция значительно укрепила свои ряды и стала важнейшим фактором внутренней и даже международной политики (так, патриотам удалось сорвать передачу Курильских островов Японии и оказать серьезное влияние на ход югославского кризиса). На сторону оппозиции перешла немалая часть депутатов Съезда народных депутатов. Стремившийся разогнать Съезд и стать полновластным диктатором Ельцин предпринял несколько попыток переворота. Когда в декабре 1992 г. на VII съезде народных депутатов Ельцин был лишен чрезвычайных полномочий, то он покинул Съезд, призвав своих сторонников следовать за ним. Расчет делался на то, что Съезд покинет большинство депутатов, а это сделает Съезд нелегитимным органом власти. Но большинство депутатов осталось на месте, и Съезд продолжил работу.

Преобладавшее в парламенте депутатское «болото» не дало возможности сместить Ельцина. VII съезд кончился компромиссом – в отставку был отправлен кабинет «реформ» во главе с Гайдаром, но ключевые фигуры правительства остались. 20 марта 1993 г. была предпринята еще одна попытка переворота. Выступив по ТВ, Ельцин объявил о роспуске Съезда и введении особого порядка управления страной. Но и на этот раз все закончилось компромиссом. Хотя Съезд не подчинился указу президента, но попытка сместить Ельцина не удалась (для импичмента не хватило 72 голосов). Вскоре, 25 апреля 1993 г., состоялся референдум о доверии президенту, его политике и о возможности перевыборов ветвей власти. Референдум ничего не решил, поскольку ни по одному из вопросов не было собрано большинства голосов. Между тем появилась новая организованная, хотя и склонная к соглашательству с властями сила – 24 марта 1993 г. была легализована запрещенная в августе 1991 г. КПРФ. Парадоксальным образом это привело к кризису ФНС и ряда других патриотических организаций, т. к. коммунисты использовали их структуры как прикрытие для создания своей партии. Это не могло не вызвать нового обострения конфликтов между «красными» и «белыми». Правда, ожесточенная борьба с режимом продолжалась. Первомайская демонстрация 1993 г. в Москве закончилась уличными столкновениями, в которых погиб один омоновец и около 500 чел были ранены. Еще более свою силу и организованность оппозиция показала на митингах и шествиях 9 мая.

Демонстрации, прошедшие почти во всех городах страны, были самыми крупными за всю историю государства. В них приняли участие несколько миллионов человек, в том числе сотни тысяч в Москве и Петербурге. К осени 1993 г. в стране сложилась предгрозовая обстановка. На 20 сентября 1993 г. планировалось проведение Конгресса народов СССР, на 25-е – съезд Движения в поддержку парламентаризма, в этот же день РНС планировал созвать Съезд Русского Народа, который должен был избрать подлинно национальное правительство. Но режим Ельцина нанес упреждающий удар, совершив 22 сентября 1993 г. государственный переворот, который привел к кровопролитию 3–4 октября.

Вскоре после событий «черного октября» Кремль распустил Советы всех уровней и объявил о проведении 12 декабря 1993 г. выборов в новый парламент с весьма незначительными полномочиями – Государственную думу вместе с референдумом по новой конституции (хотя именно на основании этой еще не утвержденной конституции и проводились думские выборы). Команда Ельцина решила повторить опыт выборов лета 1991 г., провести массированную кампанию в предельно сжатые сроки при полном господстве в СМИ. На роль «партии власти» Кремлем планировался блок экс-премьера Гайдара «Выбор России» (патриоты назвали его «выбросом»). Чтобы в Думу не попали региональные патриотические партии, Кремль ввел жесткие правила допуска партий к выборам – сбор 100 тыс подписей по всей стране за 2 недели! Многие патриотические партии бойкотировали выборы. В таких условиях только КПРФ и ЛДПР могли выступать как реальная оппозиционная сила на выборах. При этом КПРФ еще была занята восстановлением своих структур после легализации, а такие деятели коммуно-патриотического направления, как Макашов, были в тюрьме с 4 октября 1993 г. Фактически только ЛДПР Жириновского могла выступать в качестве оппозиционной силы. Кремль собирался с помощью ЛДПР выставить патриотов в карикатурном виде, поэтому неудивительны финансовые и пропагандистские возможности партии Жириновского. Но окружение Ельцина недооценило способностей Жириновского и дискредитацию демократов. 12 декабря 1993 г. большинство (23 %) получила ЛДПР, хотя большинство избирателей голосовали не за Жириновского, а против Ельцина. С учетом голосов, полученных КПРФ, Аграрной партией и избранными по одномандатным округам патриотами, оппозиция получила 66,86 % голосов. Зато провалились партии демократов. Но победа оппозиции на выборах мало что дала. Во-первых, в условиях всевластия президента парламентское большинство не имеет значения. Во-вторых, преобладающая в Думе 1993–1995 гг. ЛДПР оказалась ложной оппозицией, во всем поддерживавшей Кремль. Единственной заслугой «жириновцев» в Думе стала амнистия участникам обороны Дома Советов 3–4 октября. Патриотическое движение в 1994 г. переживало определенный кризис, вызванный изменением условий борьбы. Многие организации пережили расколы или вовсе исчезли. На роль партии № 1 выдвинулась КПРФ благодаря своей дисциплине и присвоению лозунгов национал-патриотов. Начавшаяся в декабре 1994 г. первая чеченская война привела к тому, что многие патриотические партии поддержали Кремль в наведении порядка в Чечне. (Поддержали войну РНЕ, РОС, КРО, Национальный правый центр; против – РКРП, Конгресс народов СССР, РНС, ЛДПР.) На региональных выборах губернаторами становились деятели КПРФ при поддержке патриотов. В результате КПРФ оказалась, по словам Зюганова, «встроена в систему». На парламентских выборах 1995 г. патриоты выступали более подготовленными. Появились новые организации. 2 апреля 1995 г. образовалось Социал-патриотическое движение «Держава» (СПДД). Первоначально в СПДД входили деятели «белых» патриотических организаций – В. Алкснис, М. Астафьев, Н. Павлов. Лидером СПДД стал «герой» октябрьских событий А. Руцкой. Однако вскоре он рассорился с большинством основателей СПДД, и уже к лету движение покинули почти все заметные лидеры, в том числе 4 из 5 замов Руцкого, 8 членов руководства. Как объединение некоммунистической оппозиции СПДД не состоялось. В мае 1995 г. появился блок «красных» патриотов «Власть – народу» во главе с бывшим премьером СССР С. Рыжковым. Другой патриотической партией, претендующей на представительство в Думе, стал Конгресс Русских Общин (КРО). Созданный еще в 1993 г., КРО объявил о необходимости воссоединения русской нации. В ряды КРО к этому времени вошли генерал А. Лебедь и бывший секретарь Совета безопасности Ю. Скоков. Впрочем, КРО не смог преодолеть 5 %-ный барьер и не был представлен в Государственной думе. В целом на выборах 17 декабря 1995 г. победителем оказалась КПРФ, получившая 22,3 % голосов. Но если к этому итогу прибавить еще 21,74 % голосов, полученных ЛДПР (7 737 431 голосов, или 11,87 %), КРО (2 980 137 голосов, или 4,31 %), СПДД (1 781 233, или 2,57 %), «Власть – народу» (1 112 873 голосов, или 1,61 %) и др. патриотическими партиями, то большинство получили патриоты. Демократы потерпели полное поражение. Правительство Черномырдина предпочло создать партию «Наш дом – Россия» с консервативной идеологией, но не поддерживать демократов. Зато «гайдаровцы» из «Выбора России» потерпели поражение и не попали в Госдуму. Таким образом, в Думе 1995–1999 гг. преобладали патриоты. Впрочем, они мало что могли сделать, учитывая незначительные полномочия Думы и соглашательство фракций ЛДПР и КПРФ. Коммунистический лидер Зюганов, как и Жириновский, оказались интегрированными в «систему». Показателем этого стали президентские выборы июня—июля 1996 г. По официальным данным, Зюганов проиграл во 2-м туре Ельцину, получив 40 % голосов против 53 %, отданных Ельцину. Но 22 ноября 1999 г. бывший начальник охраны Ельцина генерал Коржаков, выступая в телепередаче «Совершенно секретно», признал, что Ельцин не выиграл выборы. По словам Коржакова, зам. председателя Центризбиркома Иваненко уничтожил бюллетени, объявив Ельцина победителем. Зюганов знал об этом, но признал себя побежденным, поздравив Ельцина с победой. После выборов 7 августа 1996 г. возник Народно-патриотический союз (НПСР). Однако НПСР не стал объединением всех патриотов, т. к. сводился к поддержке лидеров КПРФ на выборах.

В конце 1990-х складывалось впечатление, что национал-патриоты превратились в секты, а организованное движение исчезло совсем. Однако в действительности происходило возрождение национального сознания русских людей. Патриотические настроения овладели «молчаливым большинством», т. е. теми гражданами, которые не ходят на митинги, мало интересуются политикой, политическую активность проявляют только голосуя на выборах. «Молчаливое большинство» никогда не разделяло западнических либеральных ценностей, но было дезориентировано массированным промыванием мозгов со стороны СМИ и не видело в патриотических партиях и лидерах реальной альтернативы существующему порядку. За десятилетие русские люди успели разочароваться во многих лидерах и организациях. Горбачев, Ельцин, Жириновский, Лебедь – все они вызывали первоначально большие надежды, пользовались искренней симпатией у значительной части нации, но затем следовало горькое разочарование. Немудрено, что у россиян стало складываться предубеждение против профессиональных политиков. Поэтому происходящие в России глубинные процессы трудно оценивать методами политологии или социологии. Ни правящая «элита», ни оппозиция одинаково не могли теперь увлечь за собой массы, а новым лидерам и организациям в условиях тотального господства сионистов в электронных СМИ трудно было выдвинуться в общероссийском масштабе. Именно поэтому «народ безмолвствовал», и результаты выборов всех уровней (даже не фальсифицированных), а также социологические опросы не могли дать реальную картину изменений в сознании русских людей. Но совершенно доказанным можно считать возрастание патриотических настроений, не связанных с симпатией к конкретным партиям. Во второй половине 90-х социологи заговорили о «консервативной культурной революции» в России. Невероятно возрос интерес к отечественной истории, традициям, обычаям. Этим интересом поспешили воспользоваться ловкие коммерсанты, выпуская в продажу товары с патриотическими лозунгами (сигареты с девизом «Великая Россия», немыслимым еще в 1991 г.) или рекламу импортного продукта питания (как «сделанного по старинным русским рецептам»), свидетельствующую о пробуждении национального сознания не меньше, чем спрос на книги по истории или фольклору. Чтобы не потерять аудиторию, даже по ТВ, остающемуся под властью сионистов, показывают старые советские фильмы и «Старые песни о главном». Зато столь веско звучавшие в конце 80-х слова «демократ», «рынок», «цивилизованные страны» приобрели уничижительный смысл и в обыденной речи, и в русском политическом сознании.

К рубежу тысячелетия стало ясно, что, проиграв политически в 1991–2000 гг., русский национал-патриотизм в значительной степени выиграл идеологически. Мировоззрение национал-патриотов и их своеобразная субкультура проникли во все поры общества и стали задавать тон в идеологических и культурных процессах, проходящих в России. Между тем завоевание культурной гегемонии в новом тысячелетии означает установление со временем и власти политической. Таким образом, в новое тысячелетие Россия вступила в условиях триумфа идеологического национал-патриотизма при упадке национал-патриотизма политического. В этом триумфе мало заслуг лидеров патриотических партий и организаций, но велика притягательная сила исторической России, ее царей, героев и подвижников.


Глава написана совместно с С. В. Лебедевым.