Вы читаете фрагмент, купить полную версию на - litres.ru. Купить и за 119.00 руб.

Глава IV
Двойное одиночество

Емеле вдруг показалось, что исчезли все звуки и над парком повисла тяжелая, звенящая тишина. Не чирикали птицы, не шумели деревья, и Галка кричала что-то беззвучно – Емеля видел, как открывается и закрывается ее рот, но звуков не слышал. Галка показывала куда-то в сторону, звала, и наконец сквозь звон в ушах Емеля различил слова:

– Там… кто-то лает! И дверца машины хлопнула!

Действительно, он услышал сдавленный скулеж. Негромко закрылась дверца, потом завелся мотор, и шум машины стал удаляться.

Поздно! Бегом машину не догнать. А если тот, кто сидит за рулем, спешит смыться побыстрее, какая уж тут погоня? К тому же Емелю словно кто заколдовал – он не мог шевельнуть ни рукой, ни ногой.

– Что с тобой? – кричала Галка. – Да очнись же ты! Приди в себя!

Но Емеля ничего не мог с собой поделать – у него хватало сил лишь понимать, что уже поздно. Поздно догонять похитителя Тяпы, поздно приходить в себя. Случилось нечто страшное, о чем раньше они с Галкой не думали. Даже не допускали подобных мыслей. Поэтому так поразило Емелю случившееся. А случилось все быстро, неожиданно и… непоправимо.

Пока Емеля стоял как громом пораженный, Галка действовала. Она осматривала ошейник, полянку, стараясь найти человеческие следы. Тяпу, судя по всему, унесли на руках.

– Ты зря ошейник схватила, – машинально пробормотал Емеля. – На нем отпечатки пальцев.

– Какие там отпечатки! – отмахнулась Галка. – Кто их снимать будет? Ты умеешь? Нам бы след увидеть на земле. Чтобы понять, кто это сделал.

– Кошатник этот и сделал, – уверенно, со злостью сказал Емеля. – При помощи своего помойного кота.

– Да этот мальчишка в другую сторону побежал! Он просто помогал кому-то, – так же уверенно возразила Галка.

Емеля с удивлением посмотрел на нее. Это же надо – так сохранять спокойствие после случившегося! Он чуть голову не потерял, а Галка еще может рассуждать. Стыдно быть слабее девчонки!

– Так, – сказал он как можно спокойнее, – эмоции нам сейчас только помешают. Может быть, надо вообще забыть, что это Тяпа. Просто, просто… – Он чуть не всхлипнул. – Обычная собака.

Емеля отвернулся, поморгал, чтобы Галка не видела выступивших слез. Тяжело все-таки взять себя в руки.

– Обследуем каждую травинку, – сказал он. – Хоть мы и не умеем отпечатки снимать, но не может быть, чтобы никаких следов эти похитители не оставили.

Но, кроме примятой травы, никаких следов не было. Ни одного отпечатка подошвы, ни разбросанных по тропинке визитных карточек. Это Галка так сказала:

– Конечно, будут они свои визитные карточки оставлять!

В парковой решетке не хватало одного прута.

– Вот в этот пролом он и пролез, – сказал Емеля. – Значит, специально все было устроено. Возле этой дырки. Здесь кто-то ждал Тяпу, мальчишка должен был ее в эти заросли котом заманить… Да, операция разработана что надо! А мы-то как Тяпу не удержали?

– О чем ты говоришь, Емеля? Разве можно все предусмотреть в жизни? Если кто-нибудь хочет пакость сделать, то обязательно сделает. Предотвратить преступление очень сложно.

– Так что же, всегда ждать, пока оно случится, а потом уже его расследовать? Надо, чтобы люди были все хорошие, тогда и пакостей в мире не будет, – сказал Емеля.

– Хороших людей много не бывает, – сказала Галка. – Так моя мама говорит. Знаешь, Емель, по-моему, она права.

– Ничего, – сквозь зубы пробормотал Емеля, – вот сейчас вычислим этих… нехороших – поможем обществу!

– Как милиционер какой-нибудь, говоришь, – хмыкнула Галка.

– А что? Придется побыть милиционерами. Пока Тяпу не разыщем, как раз и будем сыщиками. Это будет наша временная профессия. А может, – встрепенулся Емеля, – и в самом деле в милицию обратиться?

– Собаку искать? – вздохнула Галка. – У нас в классе у одной девчонки собака пропала. Знаешь, что ей в милиции посоветовали? Объявление на подъездах повесить.

– Ну и что, нашли?

– Сама нашлась. А в милиции, кроме этого совета, сказали, что собаки не их дело, им бы с людьми разобраться.

– Значит, для собак свою милицию надо создавать? Собачью? Ну ладно, во всяком случае, я прав: сами будем разыскивать.

– А родители? – вспомнила Галка. – Моя мама с ума сойдет!

– Тогда не надо ей ничего говорить. Давай скажем, что Тяпа пока у меня поживет.

– Как? – удивилась Галка. – А вдруг бы они нам помогли?

– Каким образом? – развел руками Емеля. – В ту же милицию и обратились бы. С тем же результатом. Замкнутый круг! Бегать по улицам они не будут, этим мы и без них займемся. Так что давай уж пожалеем их нервы. Найдем, обязательно найдем Тяпу!

– Ой! – вдруг сморщилась, готовясь заплакать, Галка. – А вдруг ее поймали эти, которые бродячих собак отлавливают?..

– Ты что?! – сказал Емеля. – Бродячие собаки целыми стаями у гаражей бегают. Там мало собак, что ли? Что они, специально приехали сюда, разработали целую операцию, чтобы одну собачку схватить? Нет, Галка, успокойся. Тяпу украли с какой-то целью…

– А с какой? – с надеждой шепнула Галка.

– Найдем – разберемся. Хватит время терять! Ты хитрая, хочешь, чтобы я тебе все выложил путем рассуждений? А я, наоборот, от тебя какого-то результата жду. Это же ты у нас действовать любишь. Давай, Галка, след! – с вымученной улыбкой попытался пошутить Емеля. Он и сам нагнулся и стал обследовать решетку. – А если серьезно, то применим дедуктивный метод. То есть рассуждалки. Дыра, к сожалению, большая. Тут и худой пролезет, и толстый, и высокий. Так что никакой подсказки в этой дыре нет. Никаких лоскутков одежды, оторванных пуговиц…

Галка слушала внимательно, переводя взгляд с решетки на траву и обратно. То есть сопровождала взглядом Емелины рассуждения.

– А здесь уж совсем дело плохо, – продолжал он. – Дальше идет асфальтовая площадка. На ней-то уж точно никаких следов обнаружить не удастся. Я-то надеялся хоть следы протекторов увидеть. Если отпечатков пальцев мы не сняли, то уж отпечатки колес вполне могли бы запомнить. Вот тебе и рассуждения! Интересно, за что бы мог уцепиться в данной ситуации Шерлок Холмс?

– Это только в книжках какую-нибудь специальную подсказку делают. Чтоб интересней было. А у нас ничего нет. Только Тяпин ошейник.

И Галка вздохнула.

Емеля внимательно смотрел себе под ноги. И вдруг он чуть не подпрыгнул!

– Машина – хорошая вещь! – воскликнул он. – Если она не оставляет след от колес, то оставляет… другие следы!

Галка с удивлением посмотрела на него. Емеля нагнулся, потрогал какое-то пятно на асфальте и поднес пальцы к носу.

– Машинное масло, – сказал он. – Почему-то красное…

– А какое оно должно быть? – спросила Галка.

– Во всяком случае, у нас во дворе из старых машин подтекает обычное темное масло. Красное я вижу впервые.

– Можно подумать, ты в машинах разбираешься, – хмыкнула Галка.

– Не обязательно самому во всем разбираться. Я у своего соседа проконсультируюсь. Он целыми днями в своей машине копается. Главное, что у нас зацепка есть! Это не хуже, чем отпечатки пальцев.

– А по следу мы эту машину не найдем? – с надеждой в голосе спросила Галка. – Она же ехала, а масло капало. И мы, как Мальчик– с-пальчик по крошкам, найдем куда.

– Вот именно, – вздохнул Емеля. – Как Мальчик-с-пальчик. У него птицы крошки склевали. И мы эти масляные капельки тоже никак не увидим. На скорости они совсем неразличимы. Видишь, машина долго стояла на одном месте, и то всего лишь маленькое пятнышко осталось. С монетку, не больше. А на дороге одна капля от другой на расстоянии трех километров будет.

Он еще походил кругами по площадке и вернулся к масляному пятну.

– Кажется, больше ничего, – сказал он. – Ну что ж, будем работать с тем, что есть. Вообще-то никакой гарантии, что это масло накапало именно из машины наших похитителей.