Вы читаете фрагмент, купить полную версию на - litres.ru. Купить и за 49.00 руб.

Глава первая
Друзья и враги

– Познакомьтесь, ребята! – веселым жизнерадостным голосом объявила завуч. – Это ваш новый товарищ и одноклассник Женя Бондаренко. Прошу любить и жаловать!

У Жени челюсть так и отвисла. Надо же! Такой крутой путаницы с ней еще никогда не случалось. Кто-то очень здорово напутал. То ли в приемной, когда принимали документы, то ли новый классный руководитель, то ли сама завуч. Сейчас уже не разберешь. Да и какая разница? За последние тринадцать лет жизни, ее довольно часто принимали за мальчика. Почему? Наверно из-за мужского имени, из-за короткой стрижки, а тут еще вдруг к мужскому населению пришла мода на длинные волосы, ну еще конечно из-за спортивной фигуры, а также привычки таскать летом шорты, а в холода джинсы, и наверно еще из-за слишком независимого прямого взгляда. Постоянно приходится ставить людей на место. Нельзя же быть такими невнимательными! Женя уже хотела по привычке и в этот раз возразить и громко объявить, что она девочка, а не мальчик. Конечно, все сразу начнут смеяться, бросать всякие дурацкие шуточки. Ну и что? Подумаешь! Сколько раз такое бывало. Посмеются, позубоскалят и забудут. Она уже открыла рот, чтобы исправить ошибку, но в этот самый момент завуч все тем же жизнерадостным голосом весело, словно клоун на детском празднике спросила:

– Вы ведь не будете обижать новенького, мальчишки?

Какими же иногда тупыми бывают взрослые! Ляпнуть такое! Да это равносильно тому, как если бы она сказала: «Фас!» или «Ату его!».

Восьмиклассники посмотрели на завуча с недоумением. Что за идиотский вопрос? Но они тут же перевели взгляды с нее на Женю, потому что у нее с губ в первую очередь неожиданно для нее самой вдруг вырвалось:

– Пусть только попробуют!

«Ну вот, доигралась!» – подумалось ей. Это был настоящий вызов. Опасный вызов. И хотя Женя произнесла эту фразу довольно тихо, ее услышали все мальчишки, и сразу их взгляды из любопытных стали колючими и недобрыми. Зато девчонки посмотрели на нее с нескрываемым любопытством. Они не привыкли к тому, чтобы новенькие так себя вели. Завуч же запнулась и даже убрала руку с ее плеча. Женя сразу пожалела о сказанном, потому что явственно почувствовала запах будущих неприятностей. Вот когда нужно все быстро исправить. Объяснить завучу, а главное, классу, в чем тут ошибка, и все. Конфликт исчерпан. Все только посмеются. И вливание в новый коллектив пройдет безболезненно. Всего каких-нибудь несколько секунд, и все улажено.

Но тут в голове стрельнула мысль: «А почему бы и нет?». Ее столько раз в жизни принимали за мальчишку. Так не пришла ли пора немного побыть в шкуре парня? Ведь это будет весело. Приключение!

Сама судьба пришла на помощь и все решила за нее. Судьба в виде усталой учительницы математики. Она посмотрела на Женю поверх очков и вздохнула:

– Вот и познакомились. Свободное место на первом ряду у окна. Садись, Женя Бондаренко, и мы продолжаем урок.

– Да-да, конечно! – словно опомнилась завуч. – Извините, Елена Степановна, что отняли у вас столько времени.

И она поспешила скрыться.

Все!

Больше уже ничего исправить нельзя, и Женя в полной напряженной тишине пошла к своему месту на первом ряду. За партой, где ей предстояло приземлиться, восседал темноволосый паренек с синими глазами. Он встретил ее удивленным взглядом, но молча пропустил к окну. Женя плюхнулась на сиденье стула и стала торопливо вытаскивать из рюкзака учебник и тетрадь. Она ни на кого не смотрела, но чувствовала, что весь класс не сводит с нее глаз.

– Все, хватит отвлекаться! – громко объявила математичка. – Время – деньги. Лиханов и Сидорова, к доске. Задачи номер двадцать четыре и двадцать восемь.

Можно перевести дух. Чувствовалось, что математичка обладает здесь большой властью. Дисциплина была моментально установлена, и урок продолжался. Женя, высунув от усердия язык, стала переписывать с доски задачу номер двадцать четыре.

– Ну, ты и баран! – вдруг тихо прозвучало над ее ухом.

Женя резко повернулась. Она поняла, что это сказал синеглазый сосед по парте.

– Сам такой, – со злостью прошептала она в ответ и добавила. – Придурок.

– За придурка ответишь, – спокойно заметил сосед. Он некоторое время помолчал, а потом опять зашептал: – Здесь на этом месте до тебя Юран сидел. Такой правильный пацан! Не то, что некоторые. Тебе с ним никогда не сравниться. Такой правильный пацан! Эх, Юран, где ты теперь? Знал бы какую вонючку вместо тебя мне подсадили. Такой пацан!

– А мне плевать на твоего правильного пацана, – окончательно разозлилась Женя. – Теперь здесь буду сидеть я!

– А это мы еще посмотрим, – зло прошептал синеглазый и поставил свой кроссовок на Женин.

Точечным ударом носком другой ноги Женя врезала ему по ноге прямо над ступней. Агрессор тут же убрал ногу и зашипел от боли.

– В следующий раз дам в глаз, – пообещала Женя. – Будет еще больней.

– Это мы еще посмотрим, – прошептал сосед. – Урод!

– Обезьяна!

– Кретин!

Они обменялись еще парой совсем уж неприличных эпитетов, затем поймали на себе строгий взгляд учительницы и замолчали. Больше до конца урока между ними никакого общения не было. Затем, когда прозвенел звонок, и Елена Степановна вышла из кабинета, соседа как ветром сдуло с места. Он тут же убрался в другой конец класса и стал там о чем-то шептаться с другими мальчишками. Так прошло пять минут. Женю пока никто не беспокоил. Затем, когда она уже стала надеяться, что ее пока не тронут, ребята стайкой сорвались с места и направились в ее сторону.

Женя не успела глазом моргнуть, как ее окружила толпа одноклассников. И теплым дружелюбием лица новых товарищей не светились. Сосед мстительно ухмыльнулся и посмотрел на нее торжествующе. Женя почувствовала, что вот сейчас она должна поставить все точки над «и» и во всем признаться. Пока не поздно. Только как это сделать? Небрежно бросить что-нибудь вроде: «Что, с девчонкой собрались драться?» Все конечно удивятся, а потом надо будет сказать: «Ваша завуч полная дура! Читать внимательно не может. В документах написано: «Евгени-Я Бондаренко».

Женя с неприязнью посмотрела на соседа и подумала, что именно сейчас он и начнет выделываться. Но вперед вылез совсем другой мальчишка, ниже ростом, рыжий и коротко стриженый.

– А кто это у нас такой крутой? – сразу спросил он и устремил колючие зеленые глаза на Женю. – Ты, что ли?

– Что ли! – с вызовом ответила Женя.

– Ах, так мы еще и смелые! – ухмыльнулся рыжий и обменялся взглядом с дружками, как бы ища у них поддержки и в то же время хорохорясь перед ними. – Ну-ну! – затем он вдруг сделал озабоченное лицо и потянул руку к Жениному воротнику. – А это что у нас? Что за соринка?

Так можно прикалываться над малышней. Схватить ее за нос рыжему не удалось. Женя на лету перехватила его запястье, чуть развернула его и слегка надавила. Приемчик простой, для профи, конечно, но очень действенный. Изумленные мальчишки увидели, как их рыжий предводитель взвыл от боли и согнулся пополам, прижав лицо к парте.

– Пусти, гад! – запыхтел он.

Женя отпустила. Рыжий поднялся, держа другой рукой пострадавшее запястье, и взгляд у него был уже совсем другой. Опасливый.

– Ты чего это? – спросил он с обидой в голосе.

– Чего грабли тянешь? – ответила вопросом на вопрос девочка, прищурила глаза и оглядела остальных. Найдется ли среди них смельчак, который после увиденного захочет с ней связываться? Смельчака не нашлось. Напряжение нарастало. Отступать и сдавать позиции ребятам очень не хотелось, но и нападать первым никто не решался. Тут прозвенел спасительный звонок на урок. Все с облегчением бросились к своим партам. Отправился на свое место и рыжий.

– Ладно, мы с тобой после уроков еще разберемся, – проворчал он, потирая пострадавшую руку.

Жене очень хотелось прибавить что-нибудь обидное, но она промолчала. Хотя сейчас это уже было неважно. Ясно было, что репутацию она себе окончательно загубила, и друзей в этом классе у нее уже не будет.

Опять вошла математичка, потому что следующим уроком тоже была алгебра. Класс встал.

– Садитесь, – махнула рукой Елена Степановна. – Продолжаем решать задачи. Желающие выйти к доске есть?

Конечно же желающих не было. Восьмиклассники замерли, склонив головы над учебниками. Только одна Женя продолжала смотреть на учительницу. До чего же жизнь тяжелая штука. Навалилось все и со всех сторон. Мысли в голове так перепутались, что она просто не успела правильно себя повести. Когда же математичка встретилась с ее взглядом, было уже поздно.

– Ага, новенький хочет! – обрадовалась она. – Очень хорошо. Сейчас посмотрим, как у тебя дела с математикой. Выходи, Бондаренко.

Это было совсем некстати. В первый же день, на первом уроке – загреметь к доске. Что за невезение!

Женя нехотя поднялась и, взяв в руки учебник, поплелась к доске.

– Быстрее, – поторопила ее Елена Степановна. – Не тяни время.

Женя прошагала под перекрестными взглядами всего класса, встретила на себе торжествующий взгляд рыжего, подошла к доске и взяла в руки мел.

– Двадцать девятая задача, – сказала учительница. – А тридцатую пойдет решать Иванкин. Все, время пошло. Начали.

Рыжий вздрогнул, сразу помрачнел и нехотя поднялся с места. Ага, значит он Иванкин и есть. Он приплелся к доске, встал в ее противоположном конце и тупо уставился в учебник. Женя тоже глянула в книгу и облегченно вздохнула. Задача была пустяковая, и через полминуты она со стуком поставила мелом точку. Поймала на себе ненавидящий взгляд Иванкина.

– Готово! – объявила Женя.

– Ни фига себе! – прошептал чей-то восхищенный девчоночий голос.

Женя поймала на себе чей-то восхищенный взгляд, затем уставилась на учительницу. Та поверх очков смотрела на ее решение.

– Очень хорошо, – удовлетворенно заметила она. – Отлично. Теперь реши задачу тридцать один.

И эту задачу Женя решила без особого труда. Весь класс смотрел на нее. Кто с интересом и любопытством, это все больше девочки, кто со злостью и недоброжелательностью. Среди последних были в основном мальчишки. Они еще больше нахмурились, когда Елена Степановна сказала:

– Наконец-то в вашем классе появился мальчик, способный к математике. Берите с него пример. Особенно ты, Иванкин. Садись, Бондаренко. Пять.

Женя вернулась на свое место. Бумажный шарик тюкнулся в ее затылок. Женя помимо воли обернулась, но увидела только склоненные к тетрадям головы. Урок продолжался.

– Смазливый блондинчик! – прошептал сосед.

– Слащавый брюнет! – не осталась в долгу Женя.

Синеглазый словно поперхнулся:

– Вовсе я не слащавый! Чего ты такое несешь? Совсем что ли с катушек скатился?

Женя промолчала.

– Спорим, – через некоторое время снова прошептал сосед, – что этих примеров тебе не решить.

И он ткнул карандашом в Женин учебник. Это было очень неожиданно. Женя не знала, как воспринимать такое предложение, как повод для примирения, или как очередной подвох. И все же поинтересовалась:

– На что? На бутылку колы?

– Ха, что мы первоклассники что ли, чтобы на колу спорить? Ты еще на мороженное поспорь.

– А что, – удивилась Женя. – На мороженое я бы с удовольствием.

– Нет, давай спорить на желание.

– Это как?

– Кто проспорит, выполняет любое желание выигравшего. Любое! Ну что, будешь спорить или сдрейфил?

– Буду, – Женя протянула руку. – Только я не могу спорить с человеком, чьего имени я не знаю. Как тебя зовут?

Синеглазый слегка смутился, затем тихо прошептал:

– Федор. И не вздумай меня еще раз слащавым брюнетом назвать. Федор я.

– Это что, погоняло такое? – ахнула Женя.

– Да нет, – вздохнул Федор. – Родители так назвали.

– Дядя Федя съел медведя, – Женя не смогла удержаться, чтобы не хихикнуть.

– В глаз захотел? – голос соседа сразу стал угрожающим.

– Извини, – поспешила исправить ситуацию Женя. – Это в первый и последний раз. Клянусь. И слащавым брюнетом тебя тоже звать не буду. Но и ты меня блондинчиком тоже не зови.

Федор остался доволен:

– Ладно. Так будем спорить или нет?

Они поспорили. И через пять минут Женя протянула Федору решенные примеры. Тот внимательно их изучил, сверил с ответами в конце учебника, почему-то очень обрадовался и тут же поднял руку.

– Что, Федоров? – спросила учительница.

– Елена Степановна, можно я пойду, примеры сорокового номера решу.

– Сороковой еще рано, – удивленно покачала головой математичка, – но если ты так хочешь, иди.

Федор пошел к доске и через пять минут вернулся с пятеркой.

– С тебя желание, – напомнила ему Женя.

– Без проблем, – махнул рукой Федор, любуясь пятеркой в дневнике.

– У тебя хорошая зрительная память, – похвалила его Женя.

– Это точно. Как фотоаппарат. Если что увижу, уже никогда не забуду. У меня по гуманитарным одни пятерки. Я любой учебник наизусть могу рассказать. Хочешь, Евгения Онегина наизусть?

– Круто, – позавидовала Женя.

– Бондаренко! Федоров! – строго сказала математичка. – Еще одно слово и оба пойдете в коридор.

Ребята замолчали. Но через пару минут Федор опять зашептал:

– Зря ты с Коляном связался. Он тебе не простит. Кстати, ты что, каратист?

Женя покачала головой:

– Нет, просто знаю пару приемчиков.

– Фигово! – участливо вздохнул Федор.

– Почему? Уж с Коляном я справлюсь.

– С Коляном может и справишься, а вот с его братом вряд ли.

– А что есть еще и брат? – помрачнела Женька.

– Да. В десятом классе. Авторитетный пацан. Колька его обязательно позовет.

Ну да, этого и следовало ожидать. С чего бы тогда противный Иванкин гнал волну? За таким всегда стоит какая-нибудь сила. Либо старший брат, либо отец мент, либо старшие дружки-приятели. Ситуация знакомая. Женя оглянулась на Иванкина, тот, уже успевший бесславно вернуться на свое место с натянутой тройкой, не задумываясь, показал ей кулак. На каждом пальце кулака была нарисована гелиевой ручкой жирная буква. Все вместе они сложились в слово «ТЕБЕ». Когда Иванкин понял, что Женя прочитала это слово, он показал ей второй кулак, теперь на пальцах было начертано: «ХАНА».

Женя только фыркнула в ответ и чуть было не показала язык, но вовремя вспомнила, что мальчишки в восьмом классе уже так не поступают.

Прозвенел звонок и последний урок закончился. Коляна Иванкина словно ветром сдуло с места. «Побежал за своим братцем», – без страха, но с легким беспокойством подумала Женя. Она неторопливо собрала рюкзак, закинула его за спину и уже хотела выйти из кабинета, который практически уже опустел, но тут перед ней возникло кудрявое существо с большими распахнутыми глазами и красным бантом в волосах и в блестящей розовой куртке:

– Привет, я Маргарита.

– Привет, – пробормотала Женя. Она слегка растерялась, потому что не ожидала подобной встречи, и от растерянности добавила несколько грубовато: – Чего тебе?

– Да ничего, – как ни в чем ни бывало, ответила Маргарита. Женин тон ее нисколько не удивил. Все мальчишки грубияны. Ничего в этом особенного нет. – Ты здорово решил задачи. Оригинально. Смело. Что, в математической школе прежде учился?

Женя не знала, как себя вести. Она вдруг испугалась, что сейчас себя чем-нибудь выдаст, все откроется, и эта девчонка догадается об обмане и всем растреплет. Вот уж некстати.

– Мне надо идти, – пробормотала она, и попыталась обойти одноклассницу.

Тут ей не повезло. Она зацепилась своим рюкзаком за рюкзак Маргариты, от неожиданности совсем по девчачьи ойкнула и дернулась. Что-то громко затрещало, и рюкзак одноклассницы оторвался от лямок, перевернулся и раскрылся и из него на пол посыпались учебники и тетради, косметичка. Последней выпала кукла.

Женя поспешила нагнуться, чтобы подобрать весь этот ужас. Маргарита сделала то же самое. Они нагнулись одновременно и больно стукнулись лбами.

– Ой, извини меня пожалуйста! – с искренним раскаянием воскликнула Женя. – Это моя вина. Я сейчас все соберу.

Она стала поспешно собирать тетради и учебники в стопку. Маргарита смотрела на нее удивленно, но еще больше она удивилась, когда Женя взяла ее рюкзак и стала все туда вкладывать.

– Глупо все так получилось, – хихикнула Маргарита и подняла косметичку. Она все еще потирала ушибленный лоб. – У меня на рюкзаке все время замок ломается и молния расходится. Один раз я рассыпала все вещи прямо на остановке. Представляешь, какая вокруг паника началась!

Женя бережно подняла куклу Барби и протянула ее Маргарите.

– Красивая у тебя кукла, – искренне сказала она.

– Правда? – обрадовалась Маргарита. Никогда еще ни один мальчишка не обращался так с ее куклой. Она ожидала, что сейчас ее поднимут на смех. Ни одному человеку в классе она не рассказывала, что у нее в сумке любимая кукла. – Это Анжела.

Женя улыбнулась.

– Только ты, пожалуйста, никому не говори, что у меня кукла в рюкзаке. Ладно?

– Могила, – согласилась Женя. Она судорожно раздумывала, что же должен делать в данной ситуации мальчик. – Давай я тебе рюкзак попробую починить.

– А ты можешь? – обрадовалась Маргарита.

– Попытка не пытка.

Женя не только занималась спортом, она еще любила возиться со всякими железяками, поэтому достала из кармана связку ключей, в которой кроме ключей была еще и маленькая отвертка. Через пять минут замок был починен.

– Все, – Женя с неподдельной гордостью вернула девочке рюкзак. Теперь уж Маргарита точно ее не разоблачит. Вряд ли еще какая-нибудь девочка способна на такое. Тут Женя вспомнила, что играет роль мальчика, и что у выхода ее скорее всего ожидает Иванкин со своим братом десятиклассником, и эта встреча вряд ли обещает что-то приятное. Настроение сразу пошло вниз. Женя поднялась с колен и вздохнула:

– Ну, мне пора.

– Я с тобой, – тут же сказала Маргарита. – Покажу тебе, где выход. Ты же новенький. Наверняка не все тут знаешь.

Они вышли из класса и остановились. Женя слегка волнуясь, спросила:

– А в вашей школе только один выход?

– Один, – ответила Маргарита. – Остальные только запасные. Но они всегда на замке. Их только во время учебной эвакуации открывают. Глупо, правда?

– Точно, – улыбнулась Женя, в прежней школе которой была такая же ситуация.

– Ты Коляна боишься? – с сочувствием спросила Маргарита. – Правильно. Сам-то он ничего, но Васька его брат сволочь еще та. Амбал и дебил в одном флаконе. Местный авторитет. Зря ты с ними связался. Хотя мне понравилось, как ты Кольку к парте приложил. Хочешь, я тебя через спортзал проведу? Ты там выйдешь с другой стороны и через спортплощадку попадешь на улицу.

– Давай через спортзал, – обрадовалась Женя.

– Следуй за мной.

И Маргарита повела ее к спортзалу. Сделав несколько шагов по коридору и свернув за угол, они встретили Федора.

– Федоров? – удивилась Маргарита, и ее лицо сделалось недовольным. – Тебе чего?

– Я Женька жду, – слегка смутившись, ответил Федор и опустил глаза.

– Тебя Колян послал? – сузив глаза, и с угрозой спросила Женя.

– Нет, я сам, – пожал плечами Федор. – Колян с братаном уже у входа тебя ожидают и все друзья с ним.

– А ты выходит ему не друг? – усмехнулась Маргарита.

– Я просто не хочу, чтобы тебя в первый же день того, – Федор не договорил. – К тому же за примеры хочу отблагодарить.

– Какой ты благородный северный олень! – засмеялась Маргарита. – Вот уж не ожидала от тебя Федоров! Ладно, пошли с нами.

И они втроем побежали к спортзалу. Каково же было их разочарование, когда они обнаружили, что спортзал заперт.

– Упс, – сказала Женя.

– Упс, – согласились с ней Маргарита и Федор.

– Залет.

– Что будешь делать? – спросил Федор и посмотрел на Женю с сочувствием.

Женя пожала плечами и с надеждой посмотрела на Маргариту.

– Можно еще через столовую попробовать, – предложила та. – Проскочить через поваров.

Они отправились к столовой, но и та была закрыта.

– Ну, это уже полный упс! – возмутилась Маргарита. – Что сегодня происходит?

– Закон подлости, – пожала плечами Женя.

– Что будем делать? – с грустью и какой-то виноватостью спросил Федор.

– Придется идти к центральному выходу.

Маргарита в ужасе раскрыла глаза:

– Но ведь там же Иванкин и его брат!

– Ну и что? – Женя решительно закинула рюкзак за спину. – Ну уйдем мы от него? Что дальше? Завтра ведь опять в школу? И что? Опять бегать и искать другой выход? И так каждый день? Это что за жизнь такая? Нет уж, все надо решить сегодня!

– Ты просто еще не видел Ваську Иванкина, – вздохнул Федор. – Это я во всем виноват!

Маргарита и Женя удивленно уставились на него.

– Получается, что я на тебя пацанов натравил, – объяснил тот. – Очень разозлился, когда ты мне по ноге въехал…

– Но ты первый! – начала было Женя.

– Сейчас какая разница? – резонно заметила Маргарита. – Кто первый, кто второй!

– В общем, так! – заявил Федор. – Я тебя подставил, поэтому пойду с тобой. Попробуем договориться.

– Ага! – усмехнулась Маргарита. – Вот вам обоим Васька и накостыляет.

– Двоим не так-то легко накостылять, – заметила Женя. Она с интересом смотрела на Федора. Вот уж не ожидала от него благородства. И вовсе он теперь не казался ей таким противным и слащавым, как прежде. – Ты хочешь сказать, что если будет драка, то ты будешь на моей стороне?

Федор некоторое время молчал. Женя и Маргарита с любопытством ждали, что он скажет. Они прекрасно понимали, что ему сейчас очень не просто принять решение. Встать на сторону Жени, это значит пойти против всего класса, против Иванкина и его брата. Стоит ли делать это ради совершенно незнакомого новенького пацана?

– Да я буду драться на твоей стороне! – уверенно сказала Федор.

Помимо воли Женя протянула ему руку. Они с чувством обменялись рукопожатием.

– Не ожидала я от тебя такого, Федоров! – воскликнула Маргарита. Она тоже смотрела на одноклассника с восхищением. – Я тебя сегодня просто заново для себя открыла. Ты прямо герой! Растешь в моих глазах!

– Правда?

Федор смутился и подумал, что никогда в жизни его так не хвалили сверстники. Это было неожиданно приятно. И особенно приятным было то, что им открыто восхищается самая красивая девочка в классе, с которой он раньше даже не мог перекинуться и парой фраз. Стеснялся. Федор посмотрел на Женю с благодарностью. Это все благодаря ему. Правда огорчало немного то, что Маргарите он, кажется, нравится. Вон как она на него смотрит.

– Да ладно, – махнул он рукой, отгоняя неприятные мысли, – может еще обойдется.

Не обошлось. За разговором они прошли коридор и оказались у выхода. Здесь уже почти никого не было. Только самые запоздалые ученики покидали школу. Женя и ее новые приятели вышли. И сразу увидели толпу мальчишек, которая ожидала их неподалеку от школьных ворот. Это были ребята из восьмого класса, но среди них выделялся высоким ростом и крупным телосложением старшеклассник. Это и был знаменитый десятиклассник Василий Иванкин. И он действительно представлял собой внушительное зрелище. На вид ему смело можно было дать двадцать лет. А то и больше. Он тоже был рыжий и коротко стриженый.

Когда новоиспеченная троица друзей вышла из дверей школы, то у восьмиклассников лица вытянулись от удивления. У всех, кроме Василия Иванкина. Ему было абсолютно все равно, что по Маргарите сохли почти все ребята, в том числе и его младший брат. Он ведь не знал, что девочка никому не отвечала взаимностью и презрительно ухмылялась, когда кто-нибудь пытался с ней подружиться.

– Который из них? – грозным голосом спросил он Коляна.

– Вон тот, с черным рюкзаком, – в ожидании мести, кивнул рыжий.

– Да, – согласился Вася, – в натуре у него рожа наглая. Слишком понтовый, что-то.

– Давай, накидаем ему по полной, – предложил Колян. – И завтра тоже. И послезавтра. Превратим его жизнь в полный отстой.

– Это можно, – согласился Вася. – Но сначала поговорить надо. Пацан смелый. Это неспроста. Вдруг у него крыша есть. Обидим парня, а потом с нами могут тоже разобраться. Зови его сюда.

Иванкин младший слегка расстроился. Он никак не ожидал, что на пути к мести может возникнуть преграда.

– Быстрее! – толкнул его старший брат. Ребята уже вышли из ворот и шли мимо них к остановке маршруток. – Чего тормозишь?

– Эй, – закричал Колян, – новенький! Иди сюда!

Женя даже не оглянулась.

– Что будем делать? – прошептал Федор.

– Идем своей дорогой, – прошептала в ответ Женя. – Кто себя уважает, тот никогда не идет на такой зов.

– Мне страшно, – пискнула Маргарита.

– Тебя-то все равно не тронут, – заметил Федор. – Отойди в сторону и все дела.

– Ну, уж нет! Я буду драться вместе с вами. Заодно и проверим, чему меня в секции научили.

– Ты ходишь в секцию? – ахнул Федор.

– Бондаренко! – опять закричал Колян и сорвался с места. Он обогнал ребят, которые намеренно шли медленно, и преградил им дорогу. – Ты что, глухой?

– Сам такой! – огрызнулась Женя.

– Да, Иванкин, – вмешалась Маргарита, – ты чего ко всем пристаешь? Иди своей дорогой. Мы тебя не трогаем. И ты нас не трогай.

– Попробуйте, меня тронуть, – довольно улыбнулся Колян. Затем он обратился к Федору: – А ты чего тут делаешь, дядя Федор?

Федор только проглотил ком в горле, но промолчал. Вся прежняя смелость и решимость куда-то стремительно улетучивались. А тут еще его назвали этим дурацким прозвищем, которое прилипло к нему с первого класса, и которое он терпеть не мог.

– Ты где должен быть, дядя? – продолжал удивляться Колян. – Ты с нами должен быть. С пацанами. А чего тут делаешь?

– Тебе сегодня мало досталось? – грозно спросила его Женя и сделала шаг вперед. На самом деле ей нелегко давалось казаться грозной. Коленки предательски дрожали, но кажется этого никто не заметил.

Колян вздрогнул и слегка отступил и сразу вспомнил, для чего он тут.

– Ты, крутой чел, – обратился он к Жене. – С тобой тут поговорить хотят.

– Кто со мной хочет поговорить?

– Сейчас узнаешь. Вон наши ребята стоят. Иди к ним и все узнаешь. Что, плохо понял? Не понятно объясняю?

Женя сделала над собой большое усилие, чтобы облить Иванкина презрительным взглядом.

– Если кто-то хочет со мной поговорить, – произнесла она высокомерным тоном, – то пусть сам ко мне подходит, а я не шестерка и не собака, чтобы на свист бегать. Понял?

– Понял, – Иванкин растерялся.

– Чего встал? – прикрикнула на него Женя. – Иди к своему брату и так ему передай.

Колян Иванкин повернулся и послушно отправился, куда ему сказали.

– Ну, чего там? – спросил его Вася.

– Этот, как его, Бондаренко, сказал, что если ты хочешь с ним поговорить, сам к нему иди, – как-то виновато и пряча взгляд, отчитался Иванкин младший.

– В натуре, авторитетный пацан! – воскликнул десятиклассник. – Ты, братан, не на того наехал! Я с таким связываться не буду. Если он мне Ивану такое сказал, значит у него крутая крыша. И ты впредь смотри, на кого бочку катить и кому баки подбивать. Привык за моей спиной делишки свои гнилые обделывать. А я потом отвечай? Ну уж нет. Не на того напал.

Василий Иванкин дал младшему брату подзатыльник и отправился своей дорогу совсем в другую сторону от той, где стояли Женя и ее новые приятели. Увидев, что произошло, они рты открыли от удивления.

– Он уходит, – Федор облегченно вздохнул и даже по-детски шмыгнул носом. – Уходит. Не верю своим глазам!

– Уходит, – Женя почувствовала, как ее колени задрожали еще сильней. Она пошатнулась и чуть не упала. Маргарита поддержала ее.

– Я не понимаю, что происходит, – сказала она, – но кажется, драки не будет. Наши враги решили отказаться от генерального сражения и отвели войска на прежние позиции.

Они стояли и смотрели, как от Иванкина один за другим отходили разочарованные одноклассники.