Вы читаете фрагмент, купить полную версию на - litres.ru. Купить и за 99.90 руб.

Самое гнетущее чувство вины

Какое чувство вины самое тяжкое? Это – религиозное чувство вины, то есть грех, порождаемое религиозным страхом. Тяжесть есть подавляемая печаль. Сколько слез пролито из-за совершенных грехов, знает один Бог. Мы грешны уже потому, что нас родила женщина. И упаси Бог родиться женщиной! Даже в наше время в некоторых менее развитых странах это считается столь великим грехом, что новорожденную девочку без зазрения совести могут спровадить обратно к Богу.

Что такое грех? Вы можете мне объяснить?

Если не можете, значит, вы – грешный человек, который не имеет права пошевелить мозгами, чтобы самому додуматься до сути. Грешный человек чувствует, думает, говорит и поступает так, как приказывают свыше. Кто приказывает? Естественно, тот, кто над ним стоит. Для ребенка это родители, воспитатели, учителя, общество. Для человека религиозного – церковный служитель на амвоне. А для атеиста – тот, кто на данный момент стоит у кормила власти.

Грешному человеку позволительна лишь собачья преданность. Собака отражает сущность хозяина. Если хозяин носит маску дружелюбия, а сам мечтает перегрызть горло ненавистному соседу, то его собака нападет на соседа и вопьется клыками в ногу. Достаются ли собаке слова похвалы? Нет, на глазах у соседа она получает хорошую взбучку, чтобы тот знал, что хозяин хороший, только с собакой ему не повезло. Глупый сосед, который не думает своей головой, будет одурачен этим спектаклем. Умный всегда и во всем делает жертвой глупого. Собака есть собака, но, если у человека комплекс греха, этот человек хуже собаки. Ощущение греха усиливается страхом вины перед хозяином.

Объясните мне, пожалуйста, почему Дева Мария осталась девственницей? Разве она не жила половой жизнью, не принимала в свое лоно мужское семя, не родила ребенка?

В Библии сказано, что Дева Мария зачала от святого духа. Вы верите в это? Если нет, то почему? Если верите, попробуйте своими словами объяснить, как это происходило практически. Если вы не задумывались над этим, то пора задуматься.

Что означают эти библейские слова? Не обижайтесь на меня, если я удивляюсь тому, что человек не вникает в суть вещей, которые провозглашаются истиной, но логика которых никак с истиной не согласуется. Почему человек не продумывает до мелочей любую житейскую проблему? Умей мы читать Библию, то поняли бы, что в ней говорится о духовной жизни и о ее отражении на земном уровне.

Библейское слово, как и любое другое, является телом, а смысл слова – его душой. Ни одно слово не произносится и не пишется без смысла подобно тому, как не бывает тела без бытийного смысла. За всяким смыслом скрывается идея, из-за которой этот смысл вообще выражается. Кто не понимает этого, тот не понимает и Библии, даже если знает Библию наизусть.

Земной мужчина в духовном смысле – это дух, а земная женщина в духовном плане – это душа. Когда происходит их единение в любви, возникает тело.

Нельзя путать две разные вещи: когда у человека нет чувства вины и когда он не испытывает чувства вины, поскольку заглушил его. Если у человека нет чувства вины, душа у него чистая, как у Девы Марии. Для чистой души жизнь священна, и все, что жизнь ей дает, тоже священно. Жизнь дала Деве Марии мужчину, и Дева Мария приняла мужчину как свой святой дух, чтобы познать его в течение всей жизни. Ради первоначального практического познания она легла с ним в постель и зачала от него ребенка, душа которого чиста, как и его мать.

Все мы поступаем так, однако у нас иное отношение, и оттого мы страдаем. Едва жизнь дает нам представителя противоположного пола, как мы сразу начинаем его измерять, взвешивать, оценивать, испытывать всевозможными способами, чтобы удостовериться в том, что мы не оказались в проигрыше. Мы полагаем, что хорошо знаем человека, если нам известны его физические параметры, а дальнейшее его познание совсем ни к чему. Занимаемся тем, что вытягиваем из человека все, что можно вытянуть, а если больше нечего, оказываемся еще и недовольными. Можно оправдываться, говоря: «Я так не думал», но это совсем плохо. Звание человека предполагает, что сперва следует думать, а уж затем делать.

Недавно я беседовала с верующей женщиной сурового нрава, у которой на все имелось возражение. На любой жизненный случай у нее находилась цитата из Библии, однако, несмотря на это, детей у нее не было. Она заявила: «В Библии сказано, что Дева Мария забеременела еще до того, как лечь в постель с мужчиной». Я уточнила: «Разве сказано в Библии, что она забеременела физически!» Женщина пришла в замешательство. Об этом сказано не было. Для нее беременность в духовном смысле была неслыханным делом. Ей было неведомо чувство праматери, ибо этому не научили ее ни мать, ни бабушка, ни прабабушка. Дева же Мария научилась этому от своих прародительниц, которые относились к жизни естественным образом, не выдумывая несуществующего греха. Они были не столь умны, чтобы выдумывать идиотские глупости. У них имелся здравый смысл. Они умели жить и свое умение передавали потомкам.

Пример из жизни

Историю Девы Марии я рассказала одной из пациенток в начале января. Женщина схватилась за голову и застонала: «Ох, знать бы мне про это на месяц раньше!»

Тогда, перед Рождеством, она читала своей шестилетней дочери детскую Библию. Видимо, в переложении для детей этот жизненно важный аспект оказался настолько сглаженным и туманным, что девочка осталась неудовлетворенной. Пытливое дитя, чистая душа, относится к жизни честно и хочет, чтобы ей отвечали тем же. Родители, не помнящие своего детства и стыдящиеся его, забывают про это. Будучи в большинстве своем весьма забывчивыми, взрослые придумывают для детских ушей самые разные байки, чтобы скрыть постыдную правду. Невозможно представить себе, чтобы взрослые не помнили про то, насколько они сами страдали в аналогичной ситуации. Несмотря на это, в воспитании детей они повторяют ошибки своих родителей.

Итак, женщина растолковала все дочери очень умными словами, но не тут-то было. Пришлось объяснять снова и снова, все более подробно, испытывая при этом возрастающее чувство стыда, а дочь все продолжала задавать вопросы. В конце концов девочка снисходительно произнесла: «Дай я сама тебе расскажу». Что поделаешь, раз мать такая глупая.

Теперь же, после моих слов, женщина испытала потрясение, так как рассказ ее маленькой дочери практически совпал с моим. В вопросах матери звучало удивление: «Боже правый, откуда она все это знает? Разве возможно знать об этом без подсказки!» Еще как можно. Любая житейская мудрость исходит из нас самих. Нужно лишь понять, что она означает.

Все житейское проистекает из первоисточника, который расположен в виде нематериальной точечки в центре сердца нашего физического тела. Кто не перестает быть самим собой, тот верит в себя и извлекает из далекого прошлого то, что ему требуется в данный момент. Для него это знание не является ни хорошим, ни плохим. Оно просто такое, какое есть.

Такими знаниями обладают все люди, но высказывают их лишь те, кто имеет право раскрыть уста. То есть те, кого с рождения считают человеком. Этой девочке повезло – ее родители с самого начала видели в ней человека.

Дай Бог, чтобы и в дальнейшем оставалось так!

Секс и проблемы секса затрагивают каждого человека и являются для него столь же важными, сколь важна для него его собственная жизнь. Ведь зарождается она в процессе секса, основанного на любви. Кто не интересуется сексом открыто, тот интересуется им втихомолку. Кого не интересует его собственный секс, того интересует чужой. Просто каждый учится по-своему. Отрицательное отношение к сексу и причисление его к грехам означает отрицательное отношение и уничтожение первичной жизненной энергии. С подобным складом мыслей нам не быть здоровыми.

Детей нужно зачинать в любви,

им нужно дать вырасти из любви,

при них нужно говорить о любви.

Если между родителями царит любовь, то нужно объяснять детям, почему не у всех людей так, чтобы дети, покидая родительский дом, не уподоблялись выпавшим из гнезда птенцам. Если между родителями с любовью не все гладко, нужно объяснить ребенку, почему это происходит, чтобы тот учился на родительских ошибках. Иначе он станет эти ошибки повторять и усугублять.

Если с любовными отношениями все в порядке, не будет и ложного стыда при рассказе о том, как зачинаются и рождаются дети. Чистая детская душа не воспринимает естественные вещи как плохие или безобразные. У ребенка не возникает извращенных интересов либо желания похвалиться перед другими своими знаниями, поскольку он совершенно четко знает, что является внутрисемейной святыней, а что нет. Крайне необходимо говорить о любви в детских садах, чтобы дети, чьи родители не справляются со своей ролью, смогли выговориться о наболевшем. Невысказанные слова и несделанные дела оседают в душе грузом, о котором уже стесняются говорить в школьном возрасте. Страх меня не любят таким, какой я есть скрывает все, что данный ребенок считает постыдным.

Грех – это стресс, который автоматически обязывает человека свой грех искупить. Тем самым чувство долга и разного рода обязанности являются следствием греха. В те времена, когда человечество еще не накопило чувства вины и не взрастило его до плотности греха, не было и обязанностей. Потому люди и жили по-человечески. Они умели самостоятельно нести ответственность за собственную жизнь.

Человек, он же Духовное Создание, он же Любовь, рождается, чтобы жить.

Точнее говоря, жизнь есть Любовь. Человек рождается для любви.

А еще точнее: Любовь приходит, чтобы любить, чтобы отдать то, что у нее есть.

Из-за вымышленного греха человек делает то же самое, но уже из обязанности.

Но любовь из обязанности не есть Любовь.

Это секс.

Секс из обязанности – это уже не секс.

Это работа.

Рабская работа.

Работа шлюхи.

НАМ ВСЕМ СЛЕДУЕТ ОСВОБОДИТЬСЯ ОТ СИДЯЩЕЙ В НАС ШЛЮХИ.

Нужно в самом себе исправить ошибку, совершенную религией. Религия – это земное изобретение, первоначально возникшее для того, чтобы превратить человеческое стадо в человечество. Поскольку объединение и разъединение являются двумя гранями единого целого и друг без друга не существуют, то становится ясным, что при объединении происходит разъединение и наоборот. Идея прекрасная, но ее реализация скверная, как и многое на земле. Кто сумел принять идею единения, позволяющую делать все уравновешенно, тот обрел истинное счастье. Кто же сделал выбор в пользу религии и за нее цепляется, является и по сей день человеком с раздвоенным сознанием, если использовать термин из области психологии.

Принять что-либо и перенять – это две совершенно разные вещи.

Религия с ее церквями была нужна, да и сейчас еще в большой мере нужна людям, как ограда вокруг детского сада, чтобы дети не разбегались и с ними не произошло

беды. Религия сплотила людей в коллектив. Когда человечество достигло школьного возраста, оно перестало нуждаться в ограде. Люди стали нуждаться в наставнике, который стоял бы посреди детской толпы и притягивал к себе тех, кто тянется к знаниям. Такой наставник явился – встал посреди детской толпы и принялся учить их любить ближнего, как самого себя. Он наставлял: возлюби себя, тогда сумеешь возлюбить и ближнего.

Для религии это было чревато опасностью, так как она уже вкусила сладких плодов манипуляции глупцами. Теперь явился некто и стал учить тому, как обратить глупость в здравомыслие. Умная религия для приманки поставила рядом с Учителем блеск золота, и мы попались на крючок. Позволили распять Учителя на кресте и ощутили себя грешниками. А из чувства самозащиты клеймим в грехах других. Поскольку мы оказались не в состоянии извлечь из произошедшего серьезных уроков, то взращивали свой комплекс греха, покуда тот не перерос нас самих. Иными словами, мы превратили грех в черту характера.Иисус наперед простил нам нашу глупость, мы же до сих пор сами себе свой грех не простили.

Логический земной ум является привилегией мужчин. Религиозный мужской пол использовал свой ум в первую очередь для подавления женского пола, не сознавая того, что принижением в женщине человека уничтожается ее способность любить. Мужская энергия без женской энергии обречена на гибель. Религиозный склад мышления истребляет тем самым самого себя и свое проявление на физическом уровне – человеческий мозг, превращая его в шизофренический. Цепляясь за былое и культивируя чувство превосходства, человек не в состоянии ни возвыситься сам, ни возвысить ближнего, что означает его гибель. Унижение продолжается.

Названная грешной и оттого униженная женщина хоть и считается дешевым товаром, получить который не составляет труда, однако и мужчина, владеющий данным товаром, тоже ничего не стоит, и мужчина это чувствует. Тем самым, принижая женщину, мужчина унижает себя. Впоследствии он может женщину озолотить, но чувство собственного достоинства золотом не купишь. Человек, отождествляющий себя со своим богатством, ощущает, что его жизнь ничего не стоит. Так чувство «я ничего не стою» превращается в чувство «жизнь ничего не стоит». Далее возникает чувство, а за ним и убеждение, будто то, что ничего не стоит, можно уничтожить безо всяких угрызений совести.

Жизнь такова, каково отношение к ней человека. Грех – это то, что мы считаем грехом. Если человек отрицает грех и запрещает себе совершать греховные поступки, от этого его комплекс греха не уменьшается ни на йоту, а, наоборот, только возрастает, ибо бегство от греха и нежелание признать себя грешным лишь усугубляет греховность. А если человек принимается доказывать, что он безгрешен, он лишь ухудшает положение.

Запугивание грехом призвано отвратить человека от греха, то есть от плотского вожделения, то есть от секса. И к чему же ему полагается устремиться? Казалось бы, к духовному. Но энергия греха не позволяет человеку ни ощутить незримое, ни пообщаться с ним, ибо общение с Богом является привилегией религии. Иными словами, церковь присвоила себе право прожить за простых смертных их духовную жизнь. Поскольку это невозможно, то церковь во все времена обманывала людей неисполнимыми обещаниями. Происходит ли это осознанно, то есть со злым умыслом? Вряд ли, поскольку даже высокообразованные теологи – это люди, которые по своей человеческой сути проходят тот же путь развития, что и другие люди. Их вина или грех состоит в том, что они используют свои приватные знания в сфере тайных наук не для просвещения народа, а для его унижения. Будучи сами вследствие этого грешными, они уличают в грехах народ, ибо в ближнем человек всегда видит только себя. Так обстоит со всеми властителями.

Религия делает виноватым человека, который ЗНАЕТ, из-за чего страдает.

Атеизм делает непогрешимым человека, который НЕ ЗНАЕТ, из-за чего страдает.

И тот и другой несчастен. Комплекс греха, унаследованный из предыдущих жизней, может быть столь большим, что даже самые современные по духу, передовые во всем люди предпочитают жить в одиночестве, подсознательно боясь этот комплекс усилить. Их шутливые отговорки об искуплении грехов выражают сущность их жизни в большей степени, нежели они сами себе представляют. Некогда бывшие монахинями и монахами сегодня являются старыми девами и старыми холостяками, однако бегством в одиночество проблему не решить. Это значит, что их грех, который они стараются искупить умерщвлением плоти, будет перенесен в следующую жизнь, потому что физическими страданиями духовных проблем не решишь.

Подобное искупление грехов – самообман. Потому у них и болезней ничуть не меньше. А рак случается даже чаще. За свою многолетнюю практику гинеколога мне приходилось часто слышать от женщин слова сожаления по поводу умерщвления ими плоти – ведь перед лицом смерти врачу каются во всем. Многие из этих женщин, испытавших страх смерти, живы и счастливы по сей день. Они выполнили свое обещание, а именно: если выживут, то найдут себе мужчину. Перестанут быть придирчивыми и не станут подыскивать кого получше, покрасивее, поумнее, побогаче, помужественней и так далее.

Если человек живет половой жизнью по любви, это и есть любовь. В итоге обретается счастье.

Если же человек живет половой жизнью из страха, последствия бывают ужасными.А если из злобы, последствия бывают озлобляющими.Повседневная злоба, которую не принято называть злобой, являет собой желание что-то доказать. Если человек живетэтим, следствием является грех и соответствующие ему болезни.

В КОНЕЧНОМ СЧЕТЕ ВАЖНЕЕ ВСЕГО ВСЕ-ТАКИ ВЫСВОБОДИТЬ СТРЕСС.

БЕЗ ЭТОГО МЫ МОЖЕМ СОВЕРШАТЬ ГРЕХ ЛИБО НЕ СОВЕРШАТЬ,

НО РЕЗУЛЬТАТОМ ВСЕ РАВНО БУДЕТ ГРЕХ.

ОПРЕДЕЛЯЮЩИМ ЯВЛЯЕТСЯ ЧУВСТВО.

ЕСЛИ ЧУВСТВО ГОВОРИТ, ЧТО ЭТО ГРЕХ, ТО ЭТО ГРЕХ. ПОСКОЛЬКУ ГРЕХ ДЕЛО ВЕСЬМА ПОСТЫДНОЕ И ОТ СТЫДА МОЖНО УМЕРЕТЬ,

ТО ЖИЗНЬ ПОКАЗЫВАЕТ, ЧТО ЛЕГЧЕ ЗАГЛУШИТЬ СТЫД СТЫДЛИВОСТЬЮ, НЕЖЕЛИ ЕГО ВЫСВОБОДИТЬ. ПО-ДРУГОМУ ЧЕЛОВЕК ПОКА ЕЩЕ НЕ УМЕЕТ.

К СОЖАЛЕНИЮ, ПУТЬ НАИМЕНЬШЕГО СОПРОТИВЛЕНИЯ ОЗНАЧАЕТ ДУХОВНОЕ САМОУНИЧТОЖЕНИЕ.

Грех является причиной всех проблем, связанных с половой жизнью и половыми органами:

 умерщвление полового влечения и его извращение;

• половая дисфункция;

 болезнь половых органов;

 проблемы с продолжением рода.

Человек, который серьезно желает избавиться от своего греха, может из-за болезни лишиться половых органов, но не комплекса греха. Грех нужно высвободить осознанно. В противном случае, если мы постараемся искупить свой грех каким бы то ни было способом, то станем чувство вины подавлять и превратим его в бесчувственность. Следствием этого явятся все более серьезные сексуальные нарушения. Если возникает чувство, что в половой жизни нет никакой надобности, то появляется опасность лишиться не только половой функции, но и половых органов.

Если женщина и мужчина пытаются компенсировать свое чувство большой вины тем, что стараются еще лучше относиться друг к другу и делать лишь добро, то с годами они приходят к тому, что в совместной жизни живут как брат и сестра. Неиспользованная сексуальная энергия копится и застаивается. Вместо того чтобы разомкнуть уста и обсудить проблемы совместно – пусть даже скандалом или дракой, – люди положительные только сильнее сжимают уста, и тем хуже болезнь, которой они в итоге заболевают. Дурной болезнью обычно называют заразные половые болезни, но они далеко не самые плохие.

Когда имеется проблема, опаснее всего играть в молчанку и сохранять хорошую мину. Замалчивание проблемы, ее непризнание, сексуальный эгоизм – это одно и то же. Происходит игнорирование естественных потребностей – как своих, так и партнера.

Если вас томит нереализованная сексуальность, а человек рядом с вами совершенно равнодушен, высвободите свою скрытую апатию и комплекс греха. Не ждите пассивно, насилуя свою душу и изображая из себя добродетельного супруга, покуда близкий человек переменится. Высвободите свои стрессы, а также супруга. Постепенно вы увидите, что вслед за вами начнет меняться и супруг. Если вы не хотите этого делать из упрямства, знайте, что вам мешает эгоизм, и его тоже нужно высвободить. Работа эта не из легких, если вы думаете, что делаете это во имя сохранения семьи. Если же вы осознаете, что все то, что человек делает, он делает в первую очередь для себя, станет гораздо легче.

В ситуации, когда люди уже не испытывают друг к другу никаких чувств, проще всего бывает разойтись. Вы уже знаете, что означает бесчувственность. Вам известно, что для бесчувственности, то есть апатии, характерно изменение существующего положения вещей, разрушение, уничтожение. Прежде чем дело доходит до разрушения семьи, человек годами пытается найти замену партнеру, чувствуя, что тот становится бесчувственным, как каменная стена. Чаще всего с таким состоянием партнера сталкиваются женщины, которые стараются сделать мужа эмоциональнее. Из страха потерять мужа разочарованная женщина начинает сознательно и добровольно умерщвлять свои чувства в надежде на то, что, если она станет такой же, как муж, он будет доволен. Последствия бывают еще страшнее. Ненависть к тому, кого она хотела осчастливить, вызывает состояние тревоги. А от страха, что кто-то догадается о его враждебности и ненависти, хороший человек способен буквально впасть в панику. Вот вам и психическое расстройство.

Напомню, что человека можно было бы переделать, лишь изменив его мироощущение, то есть принципы.

В реальности это невозможно. Человека можно убить, но его не заставишь думать иначе. Только он сам может начать мыслить по-другому. Тем не менее желание переделать ближнего неистребимо, и оно ищет способы, как это сделать. Оказывается, что если не получается по-плохому, то получится по-хорошему, однако хорошее обманчиво. Пуская в ход это оружие, человек не замечает, что ближний отвечает ему тем же. В итоге все сопричастные оказываются в плену лжи, и единственный выход для них – разбежаться в разные стороны. И лишь позже они понимают, что от собственных проблем не убежишь. Проблема будет повторяться, покуда человек не сообразит отнестись к своим стрессам по-человечески.

Кто знает, что он грешен, тот обрекает себя на страдания. Иного выхода он и не ищет, поскольку знает, что долженстрадать. Это внушалось людям в течение тысячелетий, и люди с этим свыклись. Поскольку привычка есть зависимость, то от этой зависимости совершаемый грех лишь усугубляется. Поэтому человек относится к себе все хуже и хуже и стыдится самого себя, покуда хватает чувств, которых стыдится. Став же бесчувственным, он перестает реагировать на чье бы то ни было мнение. Его уже не уколешь. Он будет сам наносить уколы ближним. Примирение с грехом – это апатия, отсутствие человеческого участия.

Кто не знает, как ему обходиться с грехом, цепляет на грех другой ярлык, полагая, что теперь дела обстоят иначе. Люди, приобщившиеся к духовному, оправдывают и обосновывают все понятием кармы. В том числе и собственные недуги, поскольку так они легче переносятся. Такое же психологическое действие оказывает знание, что болезнь – это искупление греха. В течение долгого времени я никак не могла понять, как это верующие, терзаемые смертельным недугом, могут утверждать, что они счастливы. Теперь же я понимаю: они счастливы потому, что вместо безумной душевной муки испытывают смертельную физическую боль. Душевные муки, порожденные чувством вины, по страшнее прочих бед еще и потому, что от них не умирают. Они дают человеку время осмыслить свои ошибки и исправить их, пусть даже это время полно мучений.

Как грех, так и карма являются величинами переменными, но изменить их может только сам человек. Мнение, будто ребенок карается за грехи родителей, верно лишь отчасти. А именно: своей греховностью мы притягиваем к себе детей с аналогичными грехами. Ребенок действительно страдает, однако своими страданиями не может усвоить за нас духовный урок нашей жизни. Если мы переживаем страдания своего ребенка и приходим через это к постижению законов жизни, значит, он страдал не зря. Своими страданиями ребенок нас вразумил, и мы усвоили урок. Таким же образом и ребенок может извлечь урок из родительских страданий и меньше страдать впоследствии.

Жизнь – серьезная штука, но смертельно серьезной она является для тех, кто отличался особой богобоязненностью в предыдущих жизнях. Однако, каким бы великим ни был страх, ему неподвластны законы природы. Природа посылает женщине мужчину, а мужчине женщину. Чувство определяет жизнь. Чувство «я не совершил греха» и знание «я совершил грех» позволяют человеку жить дальше. Правда, ему приходится скрывать свои деяния от других, однако в душе он может даже быть счастлив. Зато чувство «я совершил грех» и знание «я не совершил греха» и рождают ненависть к собственным слабостям и к противоположному полу, который эти слабости использует. Так начинаются болезни.

Я уже не спрашиваю, какой вид ненависти сильнее остальных. Догматическая или религиозная ненависть имеет еще одно красивое название – священная война. Об этих войнах рассказывает история, зато наши болезни повествуют о том, как мы ведем священную войну против самих себя. Борясь с самими собой во имя чистоты души, мы всегда оказываемся побежденными по той простой причине, что священная война против самого себя является самопожертвованием.

Самопожертвование – это суровое наказание самого себя за греховность и убежденность в правильности этих мер. Чем примитивнее уровень развития человека, тем более универсальным способом искупления греха для него является принесение в жертву как себя, так и окружающих. О принесении в жертву девственницы нам хорошо известно из истории. На жертвенный алтарь возлагается все, о чем только можно помыслить: богатство, животные, люди – родители, дети, мы сами. При этом жертве всегда приходится расплачиваться за чужие грехи. Современное развитое общество, ставшее более совершенным за многие реинкарнации, уже не столь глупо. Однако кое в чем мы продолжаем оставаться глупыми, раз считаем, что обязаны страдать за других. Конечный итог тот же.

Особенности самопожертвования определяют особенности болезней. У женщины, о которой можно сказать, что она – сама невинность, часто бывает дисфункция половых органов. Почему? Потому что женщина в предыдущих жизнях считала себя ужасной грешницей, из-за чего теперь принуждает себя быть ангелом. Она сдерживает себя, не отступая ни на шаг от норм морали, и потому может поклясться положа руку на сердце: я ни разу не совершила греха ни по отношению к себе, ни по отношению к другим. В одном анекдоте на такое утверждение собеседник грозит пальцем и говорит: не будь столь уверенной. Никто из нас точно не знает, какой грех мы совершили в предыдущих жизнях. Ясно одно: высвободить его мы не сумели. Не помогает и знание, что греха не существует, ибо вымышленный грех – все же грех, который укореняется в человеке и делает там свое дело, покуда человек его не высвободит.

Подытожим сказанное (см. с. 49).

На протяжении тысячелетий секс считался грехом, что привело к отрицанию греха в наши дни. Желание отрицать грех может быть столь отчаянным, что человек готов скорее умереть, чем признаться вслух в своих греховных потребностях. Особенно плохо обстоит дело с безмерно послушными женщинами, терзаемыми страхами и относящимися к телу как к скверне. Если у подобной женщины пропадает менструация, она сможет даже обрадоваться, не понимая, что ее ненормальная чистота является симптомом некоего серьезного недуга. Она довольна тем, что сумела подавить свои греховные потребности.

В своем стремлении обрести святость мужчины просто так не сдаются, если речь заходит об умерщвлении плотских желаний, ибо для мужчины важнейшей задачей является обеспечение рождения потомства, сохранение на Земле жизни. Их душа не становится чистой, пока они этого не сделают, даже если их вера настаивает на обратном. По той же причине мужчины, отрицающие грех, путают сердце и половые органы и делают свое дело, покуда хватает сил. Они не берут на себя ответственность за совершенные ошибки, поскольку их гордыня и эго не ведают ответственности. Если окружающие станут взывать к их совести, в них лишь усиливается дух сопротивления.

У женщин протест против греха приводит к гиперсексуальности, то есть безнравственности, при которой их не урезонить ни нравоучениями, ни угрозой адского пламени. Человек бессилен перед своими стрессами. Подавление плотских желаний приносит результаты до тех пор, пока у человека хватает на это сил. Никто из нас не знает, когда именно переполнится сосуд, в котором копятся стрессы. Для кого-то этот миг уже миновал. Для кого-то наступил. А для кого-то еще предстоит.

Человек постигает себя через тело на протяжении всей своей жизни. Чем целесообразнее используется им время, тем совершеннее результат. Опыт родителей позволяет познать себя быстрее и с меньшими страданиями. К такому человеку относятся с уважением и признанием. Кого признают, тот обретает известность. Признание со стороны семьи, общества, человечества помогает создать общее поле, которое является мощной движущей силой. Грешный человек боится признания, даже если его желает.

Религиозный грешник покидает свою деревню, где он у всех на виду, и уходит в монастырь,чтобы обрести покой.

Светский грешник покидает свою деревню, где его преследует молва, и уходит в город с той же целью – обрести покой.

Как вы можете догадаться, покоя не обретает ни тот ни другой, так как покой обрести невозможно. Кто не дает себе покоя сам, тому не дают покоя окружающие. От себя не убежишь.

Со временем понятие греха как искаженное религиозное представление о взаимоотношении полов распространилось буквально на все. Ведь все сущее имеет два полюса – два вида энергии: мужскую и женскую. Современного атеиста можно обвинять в чем угодно: и в том, что он совершил, и в том, чего он не совершал. Чтобы спастись от религии и сохранить свою жизнь в облике человека, атеизм стал попросту отрицать религиозный грех. Несмотря на это, в каждом человеке присутствует как религиозность, так и атеизм.

Самый сильный страх – это страх религиозный, который страхом не называют.

Пугает само знание.

Самое сильное чувство вины – это религиозное чувство вины, которое именуется грехом.

Грех вызывает стыд и страдания, которые умерщвляют чувства.

Самая сильная ненависть – это религиозная ненависть, имя которой – священная война.

Священная война, которую человек ведет против самого себя из-за своей греховности, есть самопожертвование.

САМОПОЖЕРТВОВАНИЕ ЯВЛЯЕТСЯ ПЕРВИЧНЫМ СТРЕССОМ, ВЫЗЫВАЮЩИМ НАРУШЕНИЕ ОБМЕНА ВЕЩЕСТВ.

Не будь нарушения обмена веществ, не было бы и болезней.

Иначе говоря, не было бы догм, не было бы и несчастий.

Поскольку догмы возникают от страхов, мы опять вернулись к исходной позиции.

Это значит, что если вы высвободите свои страхи, то снимете и все остальные стрессы.

Религиозность в человеке знает, что он грешен.

Светскость в человеке знает, что он безгрешен.

Конфликт между этими двумя началами усиливается, если человек пребывает в одиночестве. Чувство одиночества вселяет страх и делает человека враждебным ко всему. Находясь в людской гуще, такой человек пребывает в постоянном состоянии готовности к атаке, так как никому не доверяет. Страх перед людьми превращается в ненависть, отчего у человека возникает ощущение, что и окружающие относятся к нему с ненавистью. Чувство отверженности превращается в уверенность. Любая обыденная речь об этике и морали вызывает у него неприятие, и он спасается бегством туда, где предлагается нечто особенное и неслыханное. Речь идет о разного рода сектах, где человеку внушают: «Среди нас ты станешь лучше, чем они».

Морализаторство со стороны людей аморальных ведет к тому, что отрицание греха перерастает в открытый протест в форме вызывающего сексуального поведения. Чем больше число лицемерных ханжей, тяготящихся собственной добропорядочностью, тем больше число и тех, кто с вызывающим бесстыдством предлагает свои сексуальные услуги. Это значит, что ложная мораль истребляет мораль. Обоюдная непримиримая ненависть к оппоненту усиливает комплекс греха у обеих сторон.